Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +3 погода в Петербурге
Доллар 77.73
Евро 85.74
Юань 1.1

Война и блокада, о которых мы не знали

 Фото из архива Анны Андреевой Фото из архива Анны Андреевой Анне Андреевне Андреевой 88 лет. Когда Германия напала на СССР, ей было 14. Всю войну она провела в блокадном Ленинграде, три года делая патроны для «Катюши» и помогая хоронить умерших от голода и холода соседей

Первая встреча с немцами

Великую Отечественную войну Анна Андреевна встретила в Псковской области, куда 18 июня 1941 года ее с братом и сестрой отправили отдыхать к родственникам.

- Родные разобрали нас, детей, по разным деревням, - рассказывает Анна Андреевна. - В деревню, где остался мой младший брат (ему тогда было 7 лет), 28 июня пришли немцы. Они приехали на мотоциклах, постреляли человек 100 военных, но население не тронули и уехали. И именно в тот день я пришла за своим братом, чтобы забрать его в деревню Малеево, где остановилась у тети.

Великую Отечественную войну Анна Андреевна встретила в Псковской области, куда 18 июня 1941 года ее с братом и сестрой отправили отдыхать к родственникам.

Анна Андреевна решила остаться в Шипово. После того как немцы ушли из нее, местные жители строили укрытия, чтобы на случай, если они вернутся, можно было от них спрятаться.

- Прошло немногим больше месяца, и немцы снова пришли в эту деревню. В этот день моя двоюродная сестра стригла сына на берегу реки Локни, а я находилась рядом. Мы услышали, что немцы едут, и бросились в убежище в прибрежном песчаном холме, которое до этого укрепили досками и камнями. Туда все, кто был в то время на реке и в стоящих рядом домах, спрятались, - вспоминает Анна Андреевна.

Сколько часов 19 человек провели в этом убежище, Анна Андреевна точно не знает. Говорит, была стрельба, а потом возле входа в укрытие показались немцы.

- В сентябре 41-го я должна была идти в восьмой класс и к тому времени уже три года изучала немецкий, так что могла более-менее изъясняться на нем. Я попросилась выйти к немцам, чтобы объяснить, что мы мирные жители. Меня пропустили. Я сказала, что здесь находятся местные жители и их гости и что я с братом из Ленинграда. Солдаты приказали нам выходить и ползти по ручью назад, чтобы в нас не стреляли. Мы так и сделали, было очень страшно, - говорит жещина.

Они спаслись, а спустя некоторое время узнали, что немцы многих деревенских перестреляли, а молодых девушек, которые были на пару лет старше Анны Андреевны, ночью заставили себя всячески развлекать.

Бегство в блокадный Ленинград

- Я настроилась уходить в Ленинград, - рассказывает Анна Андреевна. - Узнала, что в деревню за сыном и дочкой пришла одна женщина, попросилась с ними в город, а еще к нам присоединился один парень. Так, впятером, мы и отправились в Ленинград.

Дорога была долгой и трудной. Сначала они дошли до Великих Лук, там были немцы. Железнодорожный мост был взорван, а им нужно было перейти через широкую, глубокую и быструю реку Ловать.

- Поскольку с нами были маленькие дети, мы не могли переплыть Ловать. И тогда нам помогли немцы. Они знали, где неглубоко, и провели нас по мели. Мы вышли недалеко от станции. Сели в поезд, в Бологое пересели на другой, а там вдоль всей железной дороги немцы летали. Помню, как полыхал спичечный завод, мимо которого мы проезжали, помню, как все вокруг взрывалось и рушилось, а потом наш поезд попал в воронку на железнодорожном полотне, образованную снарядом. Мы выжили, но было очень много раненых и убитых, - говорит Анна Андреевна.

Они прошли 2 километра до железной дороги Москва - Ленинград, там снова сели на поезд, который шел до Ленинграда без остановок.

- Получилось, что до дома из Псковской области я добиралась неделю и оказалась в Ленинграде 28 августа 41-го. И с тех пор меня мучает вопрос, ответа на который я до сих пор не нашла. Куда делись десятки, а то и сотни людей вместе с коровами, овцами, козами, свиньями, которых я видела направляющимися в Ленинград, когда ехала домой на том поезде? Насколько я понимаю, эти люди шли в город из деревень, занятых немцами. Думали спастись тут, но финны уже перекрыли Ленинград со стороны реки Сестры, а через несколько дней блокадное кольцо плотно сомкнулось. Отмечали ли где-то этих беглецов со скотиной? Что с ними стало потом? Почему об этом нигде не говорят?

15-летняя фрезеровщица, строгальщица и долбежница

Когда Анна Андреевна пришла в школу, детям сказали, что в их здании будет располагаться госпиталь, а всех желающих переводят в ремесленное училище № 35. Кроме того, юношам, которым на тот момент было полных 14 лет, предложили пойти в армию. Из класса Анны Андреевны на фронт ушли 12 мальчиков, вернулись двое.

- За полгода я обучилась профессиям фрезеровщика, строгальщика и долбежника, получив 4-й разряд, и до 44-го года числилась на заводе «Электроаппарат», а работала на трех станках на Балтийском и сталепрокатном заводах, - рассказывает Анна Андреевна.

Она делала патроны для «Катюши». Порой - сутками. Но за это ее кормили сытным обедом и платили по тем временам большие деньги - 300 рублей в месяц, а мама Анны Андреевны в блокадные годы зарабатывала 43 рубля.

- Буханка блокадного хлеба на Андреевском рынке стоила 200-250 рублей. Четыре раза я его покупала в период беспросветного голода. А продавали его чаще всего белорусы. Они свою порцию в 150 граммов не съедали, а несли на продажу, вырученные деньги зашивали в матрац в общежитии, а мы, ленинградцы, их жалели, - вспоминает блокадница.

Не умереть от голодной смерти ее семье помог и клей, 2 килограмма которого они нашли в шкафу для обуви. Его разводили горячей водой и ели вместо супа.

- Летом спасали грядки, которые мы сделали во дворе. Все соседи участвовали в этом огородничестве - и никто друг друга не обижал, делили все поровну. Правда, были и те, кого голод сводил с ума, - говорит Анна Андреевна.

Она помнит страшную историю: в поленнице, расположенной во дворе ее дома, в 1948 году нашли бочки с человечиной. Тогда выяснилось, что пропавшие в блокаду мужчина и две девочки были убиты дворниками и съедены их семьями…

В день умирали по 14-16 тысяч ленинградцев

Три года тяжелой работы в грязных холодных цехах утомили юную девушку. Помимо этого она с 16 лет подрабатывала паспортисткой в домоуправлении, которое заведовало домами на 17-й и Камской линиях с 2 тысячами жильцов.

- В доме № 70 на 17-й линии жила семья Косыгиных. Почти сразу, как началась блокада, родные будущего председателя Совета министров СССР покинули Ленинград, но они, как и многие другие, не выписывались и поэтому считались жителями блокадного Ленинграда со всеми привилегиями, - говорит Анна Андреевна.

Она рассказывает, что во дворе дома, где находилось домоуправление, была прачечная, куда свозили трупы ленинградцев, погибших в блокаду от голода и холода.

- Умирали очень многие. Особенно в первую блокадную зиму. По 14-16 тысяч человек каждый день в январе - феврале. Трупы людей, проживавших на территории нашего домохозяйства, привозили в эту прачечную. А оттуда их везли ранним утром на Смоленское кладбище, то на машинах, то на саночках, - вспоминает женщина. - Зимой еще было не столь тяжело - тела легкие, как дрова. А в теплое время года их раздувало водянкой, намучались…

Умирали очень многие. Особенно в первую блокадную зиму. По 14-16 тысяч человек каждый день в январе - феврале.

По воспоминаниям Анны Андреевны, на Смоленском кладбище работали такие же молоденькие девушки, как она, и им приходилось хоронить эти тысячи трупов. Они готовили могилы для братских захоронений.

- Первую могилу они копали, а вторую уже взрывали, я в этом участвовала. Эта могила была 6 метров глубиной и 18 метров длиной. На 4 метра сбрасывались трупы друг на друга, потом делался подрыв, чтобы землей тела покрылись, а дальше все докапывалось и делался бугорок. Таких блокадных могил на Смоленском 6, - рассказывает Анна Андреевна.

В 1944 году Анна Андреевна решила уйти с завода и устроиться на работу на улице. На тот момент она училась в девятом классе школы рабочей молодежи на 13-й линии Васильевского острова. Окончив его, Анна Андреевна узнала о наборе в Ленинградский техникум зеленого строительства на улице Воинова и поступила туда. Она проработала в сфере благоустройства и озеленения 41 год.

Анна Андреевна похоронила маму, когда той было на 98 лет, 55-летнего мужа, с которым случился сердечный приступ после проигрыша футбольной сборной России бразильцам, и двух сыновей. Старший сгорел на даче в 47 лет, а младший, Игорь Андреев, который сначала был актером в Театре на Таганке, а потом переквалифицировался в программиста и работал в банке в Нью-Йорке, умер от онкологии в 2009 году. А причиной его смертельного заболевания стало радиоактивное облучение во время теракта в башнях-близнецах. Банк, в котором работал сын Анны Андреевны, находился в районе, пострадавшем от радиации.

У Анны Андреевны 18 медалей - «За оборону Ленинграда» и за трудовые подвиги.

На фото: Анна Андреевна (справа) с сестрой Александрой после Победы; Анна Андреевна (справа) с подругой Тосей, февраль 1946 года.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Екатерина, мама двоих детей, 35 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика