Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +2 погода в Петербурге
Доллар 74.36
Евро 90.41
Юань 1.15

У самой границы войны и Победы

 Фото: Максим Донников Фото: Максим Донников В марте 2010 года Выборгу присвоили звание «Город воинской славы». «Мужество», «стойкость», «массовый героизм» - все эти эпитеты, что сопровождают указ президента, несомненно, про Выборг. Со времен Петра город захватывают, отвоевывают, мужественно обороняют, сюда возвращаются, чтобы отстроить разрушенное, не жалея на это сил и средств. Память о героях былых времен запечатлена в названиях улиц, выбита на камне стел и мемориалов. Она глядит с фотографий под музейным стеклом, возрождается в оцифрованном мире документальными фильмами и архивами. И еще она живет в людях, которые ушли на фронт в 16 лет. Ушли, чтобы победить. А если повезет - и вернуться

История и историки

«Районный информационный центр» города Выборга расположен на углу рыночной площади. Неподалеку от диковинной Круглой башни. Я поднимаюсь по винтовой лестнице на третий этаж. Мне обязательно нужно попасть сюда: в РИЦ плотно занимаются историей Выборга. И если у кого и спрашивать о подвигах и воинской славе - так это у сотрудников учреждения. Меня встречает директор РИЦа Анатолий Смольянинов. Энергичный мужчина, кроме всего прочего, является депутатом, а еще - он редактор веб-портала «Город Выборг». Кстати, если забить в поисковике «Выборг - город воинской славы», вы попадете именно на этот сайт. Выборг - один из немногих городов, удостоившихся высокого звания, который имеет соответствующий тематический портал.

«Город неоднократно обращался с заявление о присвоении звания, - рассказывает Анатолий Смольянинов. - Он ведь отмечен не только Великой Отечественной войной. История его воинской славы начинается с 1700-х годов, когда Петр Первый прорубил окно в Европу. И окном этим был Выборг».

На столе передо мной лежит «Краткая историческая справка» с немного канцелярским пояснением: «документально подтвержденное описание событий, послуживших основанием для внесения предложения и ходатайства о присвоении городу Выборгу почетного звания «Город воинской славы». В краткой справке - почти два десятка страниц.

«Взятие Выборга было ближайшей целью Петра I, ибо только с занятием Выборга можно было укрепить безопасность Петербурга и развернуть наступление на Финляндском плацдарме».

«Северная война дала России выход к Балтийскому морю­ от Риги до Выборга  и позволила встать в ряд мировых держав».

«Выборгский залив, вдающийся в берег материка в северо-восточной части Финского залива, неоднократно был местом ожесточенных баталий государств-соседей по Балтийскому морю. Здесь 22 июня 1790 года произошло одно из крупнейших в мировой истории морских сражений - между флотами России и Швеции, в котором участвовало более 500 кораблей».

«В октябре 1939 года по инициативе Советского правительства были начаты переговоры с Финляндией о заключении пакта о взаимопомощи. Однако правительство Финляндии отклонило это предложение. Оно отвергло и другое предложение: сдать Советскому Союзу сроком на 30 лет остров Ханко и обменять часть Карельского перешейка на вдвое большую территорию Советской Карелии». В конце 1939 года начались военные действия. Это была Советско-Финская война или, как ее еще называют, - Зимняя. Тогда-то и появились на Карельском перешейке мощные укрепления и оборонительные рубежи - «линия Маннергейма». Карл Маннергейм тогда был главнокомандующим финскими вооруженными силами. Линия Маннергейма состояла из трех основных и двух промежуточных полос, на которых насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов с 296 долговременными сооружениями. Позже, во время Великой Отечественной, линию восстановят и укрепят. А в феврале 1940 года заграждения врага удалось прорвать. В марте советские войска вошли в Выборг, СССР и Финляндия подписали мирный договор, который финны вскоре нарушат.

Город, который вернули в 1944-м

Мы с директором РИЦа смотрим в монитор компьютера. Анатолий Николаевич показывает, где проходили границы города, линия Маннергейма, и какая часть Выборга была разрушена. На последнем этапе его ручка, которую он использует как указку, захватывает подозрительно большую площадь. Но историк знает: Выборг к концу Великой Отечественной был очень сильно разрушен.

Карельский перешеек стал местом ожесточенных боев после того, как Финляндия 26 июня 1941 года вступила в войну, нарушив условия мирного договора. После тяжелых сражений 29 августа части Красной Армии оставили Выборг и начали отступление по Средне-Выборгскому и Приморскому шоссе. Враг занял город почти на три года. Противник усилил линию Маннергейма и подготовил город к круговой обороне. Эшелонированную систему укреплений стали называть «Карельским валом».

Однако в 1944 году было принято решение о наступательной операции. Врага надо было вытеснять. Тогда, в 1940-м, линию Маннергейма прорвали за 3,5 месяца. Теперь у бойцов Советской армии времени было куда меньше.

Главная задача возлагалась на 21-ю армию, прибывшую на Ленинградский фронт из Ставки Верховного Главнокомандования. Всего к началу наступления войск Ленинградского фронта на Карельском перешейке было сосредоточено до 260 тысяч человек, около 7,5 тысяч орудий и минометов, почти 630 танков и самоходно-артиллерийских установок и до тысячи самолетов. Врага превосходили втрое: и по численности сухопутных войск, и по количеству боевой техники.

Утром 9 июня 1944 года раздались эшелонированные удары 370 самолетов авиации дальнего действия и Ленинградского фронта по позициям финских пехотных дивизий. Следом двинула артиллерия: 10 часов без перерыва палили по вражеским дотам, дзотам и командным пунктам. 10 июня оборонительные сооружения первой линии были проломлены. Прорыв линии обороны обеспечил 30-й Гвардейский стрелковый корпус генерал-лейтенанта Симоняка - «гвардейский корпус прорыва».

Успехи войск Ленинградского фронта не остались без внимания Верховного Главнокомандующего. 11 июня Сталин направил командирам Ленинградского фронта директиву Ставки, в которой приказал «продолжать наступление, энергично преследуя отходящего противника, с задачей 18-20.6 овладеть районом Выборг».

«В тот же день Москва салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий, а ряду соединений и частей приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование Ленинградских», - цитирует историческую справку Смольянинов.

Прорвали и вторую полосу укреплений. И третью. И в город вошли, как распорядился Иосиф Виссарионович, 20 июня. Утром первые подразделения 108-го стрелкового корпуса ворвались на южную окраину Выборга, а уже вечером город был полностью в руках советских войск.

После Выборгской операции наступление продолжилось. От врага нужно было освободить острова Выборгского залива. С 1 по 11 июля 1944 года боролись за них советские солдаты. И отвоевали, выйдя к довоенной границе с Финляндией.

«За проявленные мужество и героизм в боях на Карельском перешейке в ходе Выборгской наступательной операции 77 офицеров и солдат получили высокое звание Героя Советского Союза. 33 части и соединения, принимавшие участие в освобождении Выборга и Карельского перешейка, получили почетное наименование «Выборгских», - гласит заключительная страница справки.

Но имена героев - не только на бумаге. Один из микрорайонов города назван в честь героя войны Харитонова. Улицы Выборга носят имена других храбрых бойцов - Ардышева, Васильева, Николаева, Давыдова, Симоняка, Сухова, Шестакова… По инициативе ветеранов одна из площадей получила название «Площадь Выборгских полков».

Я понимаю, что командировка в один день - слишком мало, чтобы узнать обо всех героях Выборга, которых перечисляет мне глава РИЦа. Единственное, чем я себя успокаиваю: каждая из этих историй - жива и бережно сохранена. И я еще обязательно вернусь дослушать ее. И дорассказать. Я смотрю на Смольянинова. Он смотрит на часы. Есть-есть еще истории. Но мне их расскажут уже другие жители города. Те, которые вернулись с этой войны.

«Я первым узнал, что война кончилась»

«Проходите, проходите! Мы вас уже ждем! Что, из самого Ленинграда?». На столе тут же появляются чай, пирожки и конфеты. Мы приехали в гости к Андрею Денисовичу Порубову - ветерану Великой Отечественной войны. Удивительно, как эти люди, столько повидавшие на своем веку, остаются щедрыми и радушными, скромными и очень трогательными. Я замечаю, что мундир с несколькими рядами наград приготовленный висит на спинке стула. «Надевать?», - тихо спрашивает Андрей Денисович, будто смущаясь чего-то. Мы с фотографом почти кричим - конечно, надевать! Надевать обязательно! В глазах ветерана загорается улыбка. Щелкает затвор фотоаппарата.

Андрея Порубова призвали на фронт в 1943 году. 16-летним мальчишкой.

- Попал я в запасной полк. Пехотный стрелковый полк. Там проходил службу до отправки на фронт. В июне это было. Нас посадили в товарные вагоны и повезли на Второй Белорусский фронт. Защищать Родину. Там часть разбили в боях, и вот ее снова формировали, пополняли. Нами. Утром привезли, один раз покормили, а вечером - на передний край. Дали винтовки, патроны, гранаты и повели.

- А вы стрелять-то умели к этому времени?

- Так нас учили! Стрельбище было в запасном полку. Нас учили с винтовкой обращаться, с ручным и станковым пулеметом. Тактике учили тоже: как окапываться, как передвигаться.

- А как не боятся не учили?

Андрей Денисович начинает улыбаться и разводит руками:

- Как придется… Наверное, так. А на переднем крае давали копоти! Командиры у нас - кадровые, на фронте не были. А мы - пацаны 16-летние. А дело было в Смоленской области. Местность очень болотистая там. И вот мы выходим: впереди - засеянное поле, а под ногами - болото. Всем приказали окопаться. Мы стали окапываться на полметра - а там уже вода. А потом говорят: «Ждите зеленую ракету». Это перед тем, как идти в наступление, давали артподготовку. «Катюши» постреляли, и мы пошли: командир взвода - впереди, а мы - за ним. Как немцы открыли по нам огонь! Со всех орудий: минометы снизу, самолеты сверху. Не помню, сколько прошел, но меня ранило в ногу. А со мной рядом был командир отделения. Говорит: «Что, сынок?». Я отвечаю, что не могу стать. Он размотал обмотку и меня перевязал. А обмотки эти… Полтора метра каждая. Выше колена обматывать нельзя, у нас за это наряды давали, когда готовили. «Иди теперь в тыл», - говорит мне. А где он, тыл? Везде стреляют. «Иди, - говорит, - куда хочешь!».

Ну я и пошел. С винтовкой. Винтовки нам приказали не бросать. Бросишь - в медсанбат не примут. Я прошел по болоту, смотрю - идет обоз, везут раненых. Спросили, куда мне. Я объяснил. «Идти можешь?» - «Могу». И пошел за обозом. Дошел до медсанбата, а там попал в госпиталь в Москву.

Андрей Денисович зажмуривается и задумывается. А я боюсь спугнуть мысль, которую он ловит. И не задаю вопросов. Наконец он открывает глаза.

- Выписали меня в запасной полк. А оттуда я попал в роту связи. Учился на радиста, изучал азбуку Морзе. Целый день сидел, ключом выбивал. А после окончания этой школы меня направили на Прибалтийский фронт. В артиллерийский противотанковый. Пятьсот. Шестьдесят. Девять. Мы обслуживали НП - наблюдательный пункт командира полка. Туда входили разведчики, радисты и связисты. И до окончания войны я так в этом полку и находился. Но нам не разрешали на Москву переходить.

- Что значит «не разрешали переходить»?

- Строго было. Нельзя подслушивать, что там у главных происходит. Только батареи проверять: как там личный состав, как обеспечен снарядами. Проверяли через каждые два часа.

Андрей Денисович снова задумывается. А потом интригует нас.

- Сейчас расскажу, как война закончилась. Проверил я, значит, батареи. Все живы-здоровы. А разведчики спят, командиры спят, радисты… Все спят. Я взял тихонечко переключил настройки, наушники надел. И слушаю. А там: война кончилась.

Ветеран широко открывает глаза, разводит руками и смотрит на нас, воссоздавая эмоции полувековой давности:

- Че делать?

Мы смеемся. А Андрей Денисович продолжает:

- Если скажу - мне (проводит ребром ладони по горлу)… дадут. Это сейчас солдаты ничего не боятся, а у нас все очень строго было. Разбудил командира отделения. Он пожилой у нас был. «Старший сержант, вставай». - «Чего тебе надо?» - «Вставай, война кончилась». - «Да что ты! Я сейчас тебе дам, поди-ка!». А я ему - наушники. Он потом уже поднял командира взвода, разведчиков. Все обрадовались.

- И вам не попало?

- Нет. Все радовались.

- То есть победу вы встречали в Прибалтике?

- Война кончилась в Берлине, а мы еще целую неделю тут воевали. Литовцы вообще очень воинственные. Выедет наша агитбригада и начнет: «Война кончилась, сдавайтесь!». А они как откроют огонь! В итоге решили наши всю технику подтянуть к переднему краю и идти на штурм. Наши стреляют, они стреляют. Земля ходуном ходила. Дым - не продохнуть. Хорошо - воронка была. Мы прямо в воду легли, потому и выжили. А литовцы через несколько часов белый флаг выбросили. Война прекратилась, мы поднялись и пошли в Ригу. Зашли в город. Нет ни одного жителя, магазины открыты.

- Что-то было в магазинах?

- Все там было! Офицеры наши нагрузили их машины. Солдатам еды досталось.

- А что было потом? После Победы?

- Мы должны были ехать в Японию. Ждали-ждали, а в течение месяца и там война кончилась. А потом нас отправили в Выборг. Народу тут было мало. Весь город горел. Все было разбито. Техника валялась, люди валялись - немцы и наши. Нас тогда по выходным отправляли по разбитым зданиям собирать людей, чтобы хоронить.

- А вы продолжили служить?

- Да, до 1951 года служил. А потом мне предложили во внутренние войска уйти. И я попал в МВД. До 1969 года служил командиром взвода. А потом ушел на судостроительный завод старшим кладовщиком. В 1993 году было сокращение, и вот я на отдыхе нахожусь с того времени.

- Вы видели город тогда и сейчас. Он менялся на ваших глазах…

- Да. Тот и этот Выборг - не сравнить. Тогда еще трамваи, правда, ходили. А потом перестали. Автобусы пустили. Маленькие. Хотя с трамваем тоже было хорошо.

Мы уже опаздываем на вторую встречу, но оторваться от рассказов и воспоминаний - нельзя. Мы рассматриваем фотографии и обсуждаем жизнь вне войны.

Все пироги со стола собираются и вручаются мне. «До Ленинграда дорога долгая. В электричке делать нечего».

Знакомство с Выборгом после войны

Мой второй собеседник - Николай Иосифович Чуб - переехал в Выборг не так давно. Хотя тоже во время войны прошел через Прибалтику.

Как чуть позже мне объяснил Анатолий Смольянинов, в Выборге вообще очень мало коренного населения. Из-за того, что город занимали то наши, то финны, население из него ушло. И многие семьи начинают свою историю здесь только после 1945 года: было распоряжение переселяться из Новгородской и Псковской областей. Одно время Выборг даже был закрытым городом.

Но Николай Иосифович приехал сюда гораздо позже. До этого он жил в солнечном Тирасполе. Он тоже ушел на войну в 1943-м. И ему тоже было всего 16 лет.

- Когда началась война, меня повезли в Казань. Там я пробыл полтора месяца и прошел курс молодого бойца. А потом направили в Сталинград. Там вооружили пушками 85-миллиметровыми, противовоздушными. Так и пошли воевать. Сталинград, правда, был уже освобожден, но там валялось очень много трупов. Вот лежит солдат русский - узнать бы кто он такой. Ищешь в кармане документы, а там ничего нет… кроме кукурузы.

Прошли мы Украину, Белоруссию, Латвию, Литву, Эстонию и попали в Польшу. Подошли к Варшаве. Вот там-то я и застал конец войны.

- Как вы встретили День Победы, помните?

- Я как раз стоял на посту. В Люблине. У нас снарядов было много в Польше. И когда услышал, что война кончилась, начал из автомата стрелять в воздух. Радостно было. Все кричали: «Ура! Ура!».

- Но перед этим были тяжелые бои?

- Я зенитчик. Гвардии старший сержант. Был командиром орудия. Наш дивизион 120 самолетов сбил. Тяжело, конечно. Бомбили нас здорово. И погибло много.

Николай Иосифович внимательно смотрит на меня.

- Девочки все погибли. Орудийной наводкой… В них… Мы ведь ставили заряды и стреляли, а девочки нам давали данные. У них приборы стояли: определяли высоту, дальность.

- Николай Иосифович, война - страшное дело. Но были ли какие-то светлые моменты. Что-то, что помогало держаться?

- Светлых моментов навряд ли было много. Все время в окопах. Замерзали. Только выроем - обратно в поход. Орудия вытаскивали из грязи, машины буксовали. Так и прошли всю страну. И не одну.

Николай Иосифович улыбается. И я вдруг понимаю, что ведь он, как и все ветераны, с которыми мне когда-либо довелось пообщаться, не жалуется на выпавшую долю. Констатирует факт. Может, даже немного иронизирует. Как же многому можно научиться у этого поколения, думаю я про себя. Успеть бы…

- А Выборг вам нравится?

- Очень нравится. Больше всего мне нравится, что здесь много озер и зелени.

- С сослуживцами общаетесь?

- В Тирасполе было несколько человек. А здесь - еще нет таких знакомых.

- Я думаю, что администрация и Совет ветеранов что-нибудь обязательно организуют ко Дню Победы. Вам было бы интересно прийти туда?

- Конечно, интересно.

Николай Иосифович сидит перед мной в орденах и наградах, опираясь подбородком на трость. Что-то вспоминает. А я ловлю себя на мысли, что те, которые защитили нас от всех бед, сами подчас кажутся… беззащитными. Потому что война кончилась, и мир зажил по своим правилам. Мне грустно оттого, что меня привечают с таким вниманием и удивляются, что «аж из Ленинграда» доехала. Здесь 2 часа на электричке. Дорогие, к вам должны из других городов, из других стран приезжать! Просто, чтобы сказать «Спасибо!».

На прощание я жму ветерану руку и надеюсь, что он обязательно встретит друзей в этом городе, который ему нравится.

Память в камне

В Выборге несколько больших мемориалов.

«Петровка» - это братская могила в одноименном поселке на 11 км шоссе Выборг-Светогорск и одно из самых крупных братских захоронений в Выборгском районе. Здесь покоятся около 5000 человек. Известные и безымянные, Герои Советского Союза и просто герои.

У въезда в Выборг со стороны Санкт-Петербурга, справа от шоссе, расположен еще один мемориальный комплекс. Он посвящен освободителям Выборга летом 1944 года - героям Великой Отечественной войны. Открывали комплекс к 30-летию Победы. Сегодня у его подножия - свежие букеты. Молодожены Выборга считают своим долгом почтить память воинов-освободителей в день свадьбы и возложить живые цветы к мемориалу.

В 2007 году в Выборге открыли часовню имени Святого Великомученика Георгия Победоносца - заступника всех воинов. Часовня расположена у входа на Южное кладбище, где захоронены павшие в годы Великой Отечественной войны.

А еще совсем скоро здесь откроют выставочный зал воинской славы. Анатолий Смольянинов вместе с группой специалистов участвует в создании выставки. Говорит, что материалы уже есть и даже ремонт в здании сделан. Откроют выставочный зал в День Победы - 9 мая.

Напоследок я приезжаю посмотреть на стелу «Выборг - город воинской славы». На камнях по краям - металлические панно с картинками и датами: от Петра до наших дней. Как в исторической записке. А сам монумент взмывает вверх. Да, гордый город, ты заслужил и эту стелу, и звание, и признание, и своих героев. И мирное небо над головами твоих жителей.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Людмила, пенсионерка, 60 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Комментарии
Яндекс.Метрика