Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -8 погода в Петербурге
Доллар 73.97
Евро 89.33
Юань 1.14

Москва и Петербург по-разному переживут экономический кризис

 Экономическая ситуация в России последних месяцев - резкое падение рубля, банковский кризис, снижение объемов производства и торговли - вызывает у специалистов серьезные опасения. Реальность меняется каждый день, и, увы, не в лучшую сторону. Стало ли присоединение Крыма главной причиной этой ситуации? Как повлиял на внутреннюю политику военный конфликт на Юго-Востоке Украины? Что ждет нас в ближайшем будущем? Обо всем этом говорили участники диалогов в проекте «Открытая библиотека»

Что было раньше: кризис или Крым?

Темой диалога между Константином Сониным, самым цитируемым в мире экономистом, живущим в России, профессором, проректором Высшей школы экономики, и журналистом Дмитрием Бутриным, заведующим отделом экономической политики ИД «КоммерсантЪ», заместителем главного редактора газеты «КоммерсантЪ», стало обсуждение «новой экономической реальности».

По мнению Сонина, если бы не события на Украине, курс доллара изменился бы за последнее время не сильно и никакой банковской паники в начале 2015 года не было бы. Хотя стагнация производства, тенденции которой наблюдались в последние годы, все равно наступила бы. Но внешнеполитический кризис приблизил кризис экономики года на два, а его острая фаза кризиса сейчас могла бы и вообще не произойти.

«События во внешней политике выглядят как осмысленные и совершенно ошибочные действия, - считает профессор Сонин. - Возможно, что среди тех, кто принимает политические решения, оказались люди не совсем некомпетентные, но все решения весны и лета вполне осмысленны. И очевидно, что без них ситуация была бы лучше».

Впрочем, по мнению экономистов, представители малого бизнеса, люди, которые пытаются сами себя кормить и на себе зарабатывать, ощутили на себе все эти сложности еще как минимум пару лет назад, еще до того, как упали цены на нефть и Запад ввел свои санкции.

«Насколько я понимаю, нынешняя власть рассматривает падение курса доллара как следствие внешнего заговора, - сказал Дмитрий Бутрин. - Действительно, изменилось состояние внешней политики и изменился курс доллара, который напрямую зависит от цены на нефть. Могу свидетельствовать, что значительная часть правительства России считает, что курс рубля действительно обрушен через обрушение цен на нефть. Они в это действительно верят! И здесь важно, знали ли в Кремле, что сценарий посадки экономики возможен, и не являются ли принятые решения попыткой предреакции? Грубо говоря, я не уверен, что крымские события не были реакцией властей на надвигающийся кризис, про который правительство знало».

Константин Сонин напомнил, что темпы роста за последние 6-7 лет оказались даже ниже, чем во времена брежневского застоя. В те времена, кстати, доля расходов на армию от ВВП составляла такую же величину, как и в военном 1942 году, доступность товаров для населения была на таком же уровне. Правда, стагнация, с одной стороны, до 2014 года не угрожала ничем конкретным, но, с другой стороны, пугало, что такое положение скоро не кончится - и из стагнации вообще нет выхода. Возможно, эскалация украинского кризиса и события вокруг Крыма стали реакцией правительства на постоянное скатывание экономики в минус.

Если посмотреть на страны, разбогатевшие в XX веке, мы увидим, что они стали богатыми не от того, что получали ресурсы, - богатство зависит от того, как у тебя строится производство.

Гонка за нефтью - отставание от цивилизации

Но даже если предположить, что у событий на Украине были некие экономические причины, что в Крыму и в районе Донбасса находились какие-то особо важные для России ресурсы, представления о том, что за них надо воевать, по мнению Константина Сонина, - это суждения столетней давности.

«Если посмотреть на страны, разбогатевшие в XX веке, мы увидим, что они стали богатыми не от того, что получали ресурсы, - богатство зависит от того, как у тебя строится производство, - считает экономист. - Вся добавленная стоимость создается благодаря сложному производству, а не тому, что ты обладаешь каким-то природным ресурсом».

Сонин напомнил слова профессора политологии ВШЭ Сергея Медведева, который сказал, что России вообще не нужно бороться за ресурсы Арктики. Его отчитал за это президент Владимир Путин, но, как считает Сонин, Медведев был абсолютно прав: для благосостояния России куда выгоднее не заниматься поисками и добычей ресурсов, а создавать высокотехнологичное производство.

На взгляд Дмитрия Бутрина, ресурсы, которые существуют на Юго-Востоке Украины или в Крыму, доступны, в частности, в Красноярске без каких-либо проблем.

«Я вообще не думаю, что присоединение Крыма было обусловлено логикой присоединения ресурсов, - считает Бутрин. - Это была чисто националистическая логика присоединения к себе “страдающих русских братьев”. Ее можно понять, но за ней нет экономики, это чистая политика».

А вы, друзья, как ни садитесь

В экономике и в экономической политике нередко бывает, что нужно сменить каких-то людей, но - на таких же. Потому что у предыдущих авторитет уже настолько низок, что перемены неизбежны. «Мне кажется, что в экономическом блоке сейчас уже никого не жалко, - сказал по этому поводу Константин Сонин. - Я думаю, что сейчас замена правительства сама по себе была бы серьезным подспорьем. Это как с тренерами футбольной команды: вот пять лет поиграл и вроде бы человек хороший. Но не получилось - может быть, другие попробуют? Может быть, у них получится лучше. Нет оснований думать, что они дальше будут справляться, потому что их политика привела сейчас к тяжелому состоянию экономики».

«Мне кажется, что в экономическом блоке сейчас уже никого не жалко. Я думаю, что сейчас замена правительства сама по себе была бы серьезным подспорьем».

По словам Дмитрия Бутрина, в нынешнем состоянии бюджета вряд ли есть вина Антона Силуанова, министра финансов, а Алексей Улюкаев, министр экономического развития, точно невиновен в том, что нефть сегодня стоит 50 долларов за баррель. И не Игорь Шувалов, первый зампред правительства, повинен в том, что происходит с РЖД.

«Проблема не столько в Шувалове, Силуанове и Улюкаеве, - говорит Бутрин. - Может, они все делают правильно, только сделать, боюсь, там ничего невозможно. Ибо идет искажение всей системы. Персонально можно заменить этих людей на таких же прекрасных людей. Я больше чем уверен, что Сергей Гуриев в роли министра экономики имел бы сейчас такой же бледный вид, как Улюкаев. Хотя я думаю, что он уволился бы».

Константин Сонин не исключил возможность того, что до большего числа людей лишь постепенно будет доходить, насколько тяжела ситуация. Тогда будет назначен чиновник, который произведен впечатление более авторитетного человека, способного контролировать и внешнюю, и оборонную политику.

«Политэкономические соображения показывают, что любой авторитетный человек, назначенный на пост премьер-министра: Кудрин, Прохоров, Фридман, Шувалов, - справился бы с этой задачей, - считает Сонин. -  Хочу подчеркнуть, что имен много, но они не будут назначены, потому что это назначение будет восприниматься как передача власти».

От Москвы до Венесуэлы

Как считают экономисты, пережить кризис в Петербурге и в других удаленных от столицы городах можно будет гораздо легче, чем в Москве. Во-первых, потому, что Европа ближе. Во-вторых, потому, что историческая бедность Петербурга (финансовая в первую очередь), особенно в последние десять лет, не слишком подняла город - так что теперь падать придется с меньшей высоты. По оценке Дмитрия Бутрина, в Петербурге пока мало что изменилось, а вот раскормленная Москва уже серьезно пострадала: сейчас люди закрывают магазины, рестораны. В Петербурге, на взгляд журналиста, бизнес-прослойка гораздо более интересная и массовая.

Как считают экономисты, пережить кризис в Петербурге и в других удаленных от столицы городах можно будет гораздо легче, чем в Москве.

«Тут больше людей, которые привыкли кормить себя сами, - считает Дмитрий Бутрин. - Кризис неизбежен, но в Москве и в Петербурге он будет происходить совершенно по-разному. Есть такая поговорка: пока толстый сохнет, худой сдохнет».

Но смена власти, кардинальные изменения всей властной структуры, по мнению специалистов, неизбежны.

«Я думаю, что смена бы не помешала, - сказал Константин Сонин. -  В своей работе известные американский экономисты Бенджамен Джонс и Бенджамен Олкен отвечают на вопрос: “Что происходит со страной после неожиданного завершения диктаторского правления?” Их ответ: в авторитарных режимах случайная гибель лидера - не в результате революции или покушения, а именно случайная -  приводит к повышению капитализации. Но я думаю, что смена в нормативном, правовом смысле дала бы заметный экономический рост. Конечно, первые годы все будут заняты не реформами, как они думают, а дележом “Транснефти”, “Газпрома”, “Роснефти”. Поэтому многие люди волнуются за тех, кто сейчас у власти. Не волнуйтесь, новые будут так увлечены “Транснефтью”, что никто не будет ими заниматься».

По мнению участников дискуссии, экономические последствия того, что произошло и происходит в экономике, уже почувствовали на себе все россияне. Впервые за 15 лет завершился год (2014-й), когда население страны стало жить  хуже. Сократилось не только производство, но и реальные доходы населения, а 2015 год, по мнению участников диалога, станет вторым неблагополучным годом, годом, когда россияне будут жить еще хуже. Впрочем, как считают специалисты, экономические невзгоды еще не скоро трансформируются в какие-то политические выступления - до этого пройдет лет десять.

Впервые за 15 лет завершился год (2014-й), когда население страны стало жить  хуже.

А вот уровня Венесуэлы Россия может достигнуть гораздо раньше. Эта страна, будучи одним из крупнейших в мире экспортеров нефти, сумела сначала спровоцировать очень высокую инфляцию, потом начала ограничивать цены и вызвала дефицит всех товаров, и теперь там в ходу настоящие карточки потребителя.

«Чтобы дойти до состояния Венесуэлы, нашей стране понадобится лет семь, - считает Дмитрий Бутрин. - На самом деле - относительно этого я чуть более оптимистичен. Дело в том, что Венесуэла поддерживает давние традиции сильной политизированности населения. У нас же наоборот. Практика показывает, что большие народные массы, которые никогда не интересовались политикой, в определенный момент этим заболевают, и остановить их интерес  невозможно».

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Елена, воспитатель, 31 год Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика