КХЛ: от лиги кошельков к чемпионату менеджеров

Фото: Алексей Мальгавко/ РИА Новости Фото: Алексей Мальгавко/ РИА Новости
Ковальчука купили, «Йокерит» «отжали», финансы приоткрыли - амбициозный проект штурмует все новые вершины в неравном соревновании со своим прототипом НХЛ. И лишь разница в качестве клубного менеджмента пока не сокращается

С недавних пор по итогам сезона в НХЛ определяется не только самый ценный игрок чемпионата или лучший тренер, но и лучший генеральный менеджер. Человек, сумевший по прозрачным и понятным правилам принять грамотные кадровые и финансовые решения, позволившие за примерно одни и те же деньги собрать в клубе наиболее серьезных исполнителей. В России также вручается приз лучшему руководителю клубов, но за что - большая загадка. Как можно объективно сравнивать, к примеру, успехи менеджеров гипермаркета и торгового лотка при том, что финансовая отчетность обоих для нас закрыта?

Честная борьба менеджеров

Соревнование генменеджеров за океаном - это такая же часть шоу, как драки и голы на льду. Подчас, не менее интересная часть. Селекция, драфты новичков и драфты отказов, обмены, борьба за ограниченно и неограниченно свободных агентов. Задача каждого из перечисленных пунктов уравнять в возможностях клубы с разными размерами кошельков, в результате чего именно менеджерские решения приобретают ключевую роль. 

Ни одной ошибки не скрыть. «Эпик фэйл» генменеджера Филадельфии Пола Холмгрена с подписанием 9-летнего договора на 51 млн долларов с голкипером Ильей Брызгаловым спустя два года закончилась разрывом контракта с расслабившимся игроком на условиях, по которым россиянин получит из клубного бюджета 23 млн долларов за одни свои суровые глаза. Лу Ламорелло из «Нью-Джерси Девилз» отказался от суперзвезды Жака Паризе в пользу Ильи Ковальчука, с которым подписал 100-миллионный контракт на 15 лет. А тот сперва сбавил обороты, а потом и вовсе сбежал в КХЛ. Теперь ни Паризе, ни Ковальчука и сомнительные перспективы.

Или возьмем лучшего генменеджера прошлого сезона Рэя Шеро из «Питтсбурга». Он уложился в зарплатный потолок, добавив в команду к трем суперзвездам Евгению Малкину, Сидни Кросби и Крису Летангу Джерома Игинлу, а также Юсси Йокинена, Брендена Морроу и Дагласа Мюррея. В итоге получившийся коллектив стал самой результативной и веселой командой лиги.

Главное - вовремя изменить правила

В КХЛ тем временем стартовал 6-й сезон. Перед его началом руководство лиги обнародовало размеры клубных затрат на зарплаты игрокам, и это пока единственная открытая финансовая информация, касающаяся деятельности клубов. Впрочем, еще совсем недавно не было даже этих цифр. При этом обнародованные суммы в очередной раз продемонстрировали декларативность многих принятых по аналогии с заокеанскими реалиями правил.

Возьмем, к примеру, пресловутые нижнюю и верхнюю границы зарплатной ведомости. В КХЛ в предстоящем сезоне это, соответственно, 1,3 млрд и 250 млн рублей, в НХЛ в переводе на наши деньги 2,1 млрд и 1,6 млрд. То есть, у нас допустимо, чтобы один клуб тратил на игроков в пять с лишним раз больше другого, в НХЛ максимально допустимая разница 25%. 

Но беда не только в этом. За океаном клубы, не сумевшие наскрести денег на нижний предел, к соревнованиям не допускаются. У нас сразу три клуба не вписались в эти условия и ничего. Не выбрасывать же из турнира хорватский «Медвешчак» и словацкий «Слован» в условиях, когда расширение лиги на Запад является одним из главных приоритетов. В следующем сезоне компанию им может составить и знаменитый финский «Йокерит», пакет акций которого приобрели российские бизнесмены Геннадий Тимченко с Аркадием и Борисом Ротенбергами. Сейчас весь годовой бюджет финнов составляет 8 млн евро.

Зарплатный потолок в КХЛ перед началом сезона подняли на 200 млн, но парочка клубов опять не вписалась. Для них, видимо, придумали особое правило «выдающихся энхаэловцев». Зарплаты 7 игроков, поигравших за океаном, разрешили вывести из-под лимита. И здесь опять маркетинговые интересы лиги вступили в противоречие с финансовой дисциплиной - как было не дать пощечину всей НХЛ, разрешив самому расточительному российскому клубу, петербургскому СКА, умыкнуть из Нью-Джерси суперзвезду Илью Ковальчука. Но сделать исключение в интересах одной только команды тоже было нельзя, поэтому в разряд «выдающихся энхаэловцев» тут же попали Антон Бабчук или Александр Бурмистров, вызвав закономерные ироничные комментарии блогеров. 

За океаном правила определяются коллективным договором лиги и ассоциации игроков на определенное количество лет, в России же они часто меняются по ходу игры. К примеру, в КХЛ, согласно правилу о лимите на легионеров, было принято считать таковыми всех, кто не имеет возможности выступать за национальную сборную России. Однако, перед новым сезоном трактовку правил сменили так, чтобы новичка СКА форварда сборной Украины Алексея Поникаровского вывели из-под лимита, спешно оформив российское гражданство. В итоге не понятно, кто будет лучшим менеджером - тот, кто грамотнее играет по правилам, или тот, кто в нужный момент в состоянии договориться об их изменении.

Бессмысленный драфт

За океаном клуб, в большинстве случаев, имеет возможность удержать свою звезду, получившую статус ограниченно свободного агента. Для этого игроку в полном расцвете сил нужно предложить столько же денег, сколько готовы выложить конкуренты. А поскольку все ходят под зарплатным потолком, выложить какую-то баснословную сумму конкуренты не смогут. В России при разнице зарплатных ведомостей трех самых богатых и трех самых бедных клубов в 6 раз даже необходимость выплаты компенсации в размере двухгодичной зарплаты игрока не может защитить «бедняков» от произвола «толстосумов».

Или возьмем драфт новичков. За океаном клубы часто уступают мастеровитых, но возрастных игроков за «драфтпик», право на лишную попытку выбора при дележе лучших юниоров планеты. Первым свой выбор делают клубы, показавшие худшие результаты в последнем сезоне. В России каждый клуб имеет право защитить 5 своих воспитанников. В результате, драфт теряет свой смысл, так как в каждом возрасте бывает в лучшем случае 1-2 таланта, за которые есть смысл биться. Выбирать же иностранцев тоже толку мало, так как заранее неизвестно, кто из них захочет играть в КХЛ. В общем, ни одно из правил, которые за океаном призваны уравнять шансы бедных и богатых, в России на практике не действует.

Все перечисленные проблемы имеют вполне объективные причины. К примеру, за океаном при определении зарплатных потолков клубы и Ассоциация игроков-профессионалов исходят из показателя доходов, которые делятся в определенной пропорции между клубами и хоккеистами. В России же отметка фактически берется чуть выше той максимальной суммы, которую готовы безвозмездно потратить самые щедрые хозяева одной из команд.

Примерно половина клубов НХЛ регулярно приносят прибыль, зарабатывая на билетах, правах на телетрансляции, торговле атрибутикой и спонсорских контрактах. Сама КХЛ в прошлом году также впервые оказалась в плюсе, чего не скажешь о клубах. О прибыли успели похвастаться пока лишь словацкий «Слован» и рижское «Динамо», которые отличаются большой умеренностью в своих расходах. 

Прибыль же при сопоставимых с НХЛ расходах и невозможна, пока россияне не готовы платить за билет от 100$, массово платить за трансляции по платным каналам и заполнять под завязку даже построенные во времена СССР и устаревшие арены на 4-7 тысяч зрителей, не говоря уже о комфортабельных 15-20-тысячниках, которые еще только предстоит когда-нибудь построить.

Стоимость годового абонемента в России соответствует цене билета на несколько матчей за океаном. При этом матчей в НХЛ 82, а у нас - 54. А затраты на перелеты значительно выше, так как расстояние от Загреба до Владивостока - больше 8 тыс. километров.

За счет бюджета и корпораций

Несравним и интерес реальных спонсоров, рассчитывающих за счет размещения рекламы поднять узнаваемость своих товаров и услуг. Как результат, до 85% своих расходов российские клубы оплачивают за счет безвозмездных траншей владельцев или «сосут» деньги из региональных бюджетов.

Так, СКА получил от «Газпром нефти» за первые 4 месяца 2013 года 495 млн рублей за «рекламные услуги». Зачем предприятию, занимающемуся добычей углеводородов, реклама на хоккее на сумму полмиллиарда, остается только догадываться? Вряд ли болельщики потратят столько же на АЗС компании даже за 4 года. Новичок КХЛ «Адмирал» из Владивостока получит на сезон 240 млн из бюджета не самого богатого российского региона - Приморского края.

Понятны проблемы и с драфтом новичков. В отличие от клубов НХЛ богатейшие российские команды финансируют лучшие хоккейные школы и сами готовят смену. Почему игрок, на подготовку которого были потрачены значительные средства, должен переходить в другой клуб? И если все-таки должен, то как определить справедливую компенсацию за его подготовку?

Но если уж в КХЛ задумали столь амбициозный проект и бросили вызов самой НХЛ, то выходить из замкнутого круга как-то надо. Вот, только создать условия для рывка будет сложно, пока не появятся адекватные условия для того, чтобы КХЛ по аналогии с НХЛ превратилась в чемпионат генеральных менеджеров. Только тогда эффективность отдельных финансовых решений на уровне клубов начнет стремительно расти.

КХЛ как мини-модель российской экономики

Для достижения этой цели нужны три решительных новшества - жесткие законы, заставляющие руководителей клубов принимать сложные для них и нелинейные решения, предельная открытость, позволяющая каждому оценить качество того или иного менеджерского шага и его финансовый вес, а также четкие перспективы по поводу грядущего постепенного сокращения разницы в доходах между бедными и богатыми. В общем, ситуация в лиге в определенном смысле может служить метафорой положения дел в российской экономике в целом.

К слову, главными открытыми противниками полной прозрачности на сегодняшний день в КХЛ являются сами игроки. Аргумент один - плохие люди могут узнать, сколько мы на самом деле получаем, и попросить поделиться. Вряд ли эти опасения можно воспринять всерьез, учитывая, что приблизительные суммы контрактов становятся известны и так. К тому же, средние доходы можно посчитать, поделив обнародованные общие суммы на количество игроков.

О еще одном грамотном решении перед началом сезона поднял речь сам президент КХЛ Александр Медведев, пообещав предложить клубам ввести «налог на роскошь». В NBA, где действует аналогичное правило, клубы, тратящие на зарплаты больше лимита, вынуждены за каждый лишний потраченный доллар перечислить еще один доллар в специальный фонд. Потом эти деньги из фонда делятся между теми, кто в лимит уложился.

Александр Медведев предлагает тратить средства от «налога» на беднейшие команды. Нельзя не отметить, что эффект от подобного решения зависит во многом от того, насколько сильно при этом руководители лиги решатся снизить планку зарплатного потолка. Чем смелее будет это решение, тем больший импульс получит проект в целом. Но тем в меньшей степени и тем большему количеству богатых клубов решение не понравится. А значит, и тем меньше шансов, что оно в итоге пройдет.

Доллар не играет в хоккей

Казалось бы, деньги деньгами, но в хоккей играют не доллары, а люди. В одном конкретном матче возможен любой результат. К примеру, на днях дебютант хорватский «Медвешчак» разгромил одну из богатейших команд турнира столичный ЦСКА со счетом 7:1. Примерно такая же разница между деньгами, которые зарабатывают игроки обоих клубов, но уже в пользу армейцев. Вот только в хоккее вполне действует вероятностная закономерность - чем длиннее выбранный нами период, тем в большей степени результаты соответствуют затраченным финансовым усилиям.  

Неоднократно отмечалось, что в финале Кубка Гагарина 2013 года встретились 5-я и 9-я команда по платежным ведомостям. Из этого опять же был сделан вывод о том, что грамотное распоряжение финансами важнее их количества. Но при этом часто забывают добавить, что разница в платежных ведомостях первых 9 команд примерно соответствует разнице между 1-й и 30-й командой в НХЛ, позволяющей им чувствовать себя почти на равных. При этом расходы первых девяти команд превысили расходы последних девяти почти в 4 раза.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама