Михаил Задорнов: «У российского населения еще есть возможности увеличивать кредитную нагрузку…»

Анна Башкирова для ОК Анна Башкирова для ОК
Президент-председатель правления ВТБ24 в эксклюзивном интервью OK-inform поделился мнением о кредитной системе России, о новом мегарегуляторе Центробанка и о возможности очередного дефолта

Представители власти, СМИ и эксперты в области экономики последнее время «бьют тревогу» по поводу перекредитованности населения и возможного кредитного дефолта. Еще большее беспокойство высказывают участники финансового рынка по поводу работы нового мегарегулятора на базе Центробанка.  На «провокационные» вопросы журналистов ok-inform ответил Михаил Задорнов, президент-председатель правления ВТБ24.

- С 1 сентября новый мегарегулятор на базе ЦБ начнал контролировать весь финансовый сектор страны: банки, биржевых посредников, страховщиков, пенсионные фонды. Как вы оцениваете эту новую систему?

-  Она еще пока не работает, поскольку закон вступил в силу с 1 сентября, но Федеральная служба по финансовым рынкам ликвидирована. Пока люди переходят на работу  в Центробанк. В ЦБ создан комитет по финансовым рынкам. Именно эту часть мегарегулятора возглавил Сергей Швецов: он имеет большой опыт работы в ЦБ, начинал с трейдера по торговле государственными ценными бумагами, вызывает уважение как профессионал у компаний из всех секторов финансового рынка. Он очень хорошо знает этот рынок.

В новый комитет также перешел ряд коллег, например, замы Панкина из ФСФР, - несколько человек, которые занимались страховым рынком. Туда перешел Владимир Чистюхин, хорошо известный нам менеджер. Он возглавлял департамент финансовой стабильности ЦБ. Сейчас выстроена команда. Пока она только получила полномочия. Как всегда при реорганизации, должно пройти какое-то время, прежде чем структура, уже новая, начнет активно работать.

И у нас только позитивные ожидания по поводу создания мегарегулятора. Например, ВТБ - это не просто банк, а целый финансовый комплекс, у нас есть крупный НПФ, и в его управлении сейчас около 40 млрд рублей, у нас есть крупная управляющая компания «ВТБ Управление активами», и для нас, действительно, общение с регулятором сейчас переходит в стадию общения с одним органом, с ЦБ РФ, а не так, как было раньше: ЦБ отдельно, ФСФР отдельно, Инспекция НПФ отдельно.

- А минусы?

- Минусы? Минусов лично я не вижу, только плюсы

- Каковы последствия работы мегарегулятора для простых граждан, на ваш взгляд? Для клиентов банков, страховых компаний, НПФ И УК?

- Для клиентов НПФ и страховых компаний последствия в том, что банковский надзор, как бы мы его не критиковали, на 5 лет опережает коллег из структур, отвечающих за надзор других сегментов финансового рынка, с точки зрения инструментов, понимания балансов, самих подходов к надзору. И если надзор за страховым рынком и рынком НПФ подтянется до уровня банковского надзора, - а это должно произойти в течение ближайших 1,5-2-х лет, - то люди не будут терять свои деньги в НПФ, что достаточно вероятно при сегодняшнем состоянии рынка.

Будет организован и более качественный надзор за работой страховых компаний. Это просто выровняет надзор и подтянет под самую высокую на финансовых рынках планку. Вот что для людей важно.

При этом одновременно агентство по страхованию вкладов наделяется правами и инструментами, которые позволяют при возможном банкротстве страховой компании или НПФ выплачивать людям средства. Тем самым здесь не только регулирование, но и санация (система мер по финансовому оздоровлению – ред. ОК-inform) финансовых институтов будет сосредоточена в одних руках, потому на входе и на выходе людям будет гораздо проще получать компенсации.

- Но банкиры, страховые компании, НПФ, биржевые посредники выказывали опасения… На ваш взгляд, они были безосновательными?

- Опасения высказывали профессиональные участники рынка ценных бумаг, НПФ. Это понятно, поскольку они со своим регулятором уже наладили отношения, и никто не хотел менять сложившиеся «правила игры». Так что для них ужесточение надзора вызывает неудобство. Тем более в России - это мое субъективное мнение - слишком много объединений профессиональных участников рынка, слишком много саморегулируемых организаций, разумеется, вокруг этого люди строят свою карьеру, бизнес, доходы…

Создание мегарегулятора повлечет за собой сокращение не только участников рынка, но и саморегулируемых организаций. У нас сейчас три  таких организации на фондовом рынке: НФА (Национальная Фондовая Ассоциация), ПАРТАД (Профессиональная Ассоциация Регистраторов, Трансфер-Агентов и Депозитариев),  НАУФОР (Национальная Ассоциация участников фондового рынка) на очень маленьком, по мировым масштабам, российском фондовом рынке. Разумеется, и люди, которые возглавляют эти ассоциации, и люди, которые «тусуются» вокруг них, этому событию не рады, поскольку создание мегарегулятора полностью уничтожает какую-либо почву для деятельности, которой многие занимались 15-20 лет.

- Какова сейчас ситуация на рынке вкладов?

- Если говорить о банковской системе, прирост вкладов населения в этом году выше, чем в прошлом. За полугодие он составил 23%. Последние 3 года показатели колеблются от 19% до 23%, то есть каждый год население увеличивает пакет вкладов на 20%. Это очень хороший прирост. Это те деньги, которые люди приносят нам, а мы уже выдаем эти средства тем, кому нужны кредиты.

- Есть ли банковские продукты, которые реально покрывают инфляцию?

- Все срочные вклады в нашей линейке уже устойчиво 3 года покрывают инфляцию. Если брать средний размер по всему срочному портфелю, то средняя ставка по депозитам составляет 8,5-8,6%. Инфляция к концу сентября составляет примерно 6%. По сути, за вычетом инфляции вклады дают 2,5-2,6% чистого дохода. Это хорошая величина. Кто размещал вклады пару лет назад в рублях на три года, сейчас имеет доходы около 10%. Хороший доход по любым меркам.

- Различными мерами государство увеличивает объемы операций по безналу. Когда всех «пересадят» на расчеты без денег? Как думаете, кому это выгодно?

- Вы не совсем правы. Сейчас  правительством перевод на безналичную систему расчетов только обсуждается. Это идея, которую предложил реализовать министр экономики: идея о том, что с какого-то момента нужно запретить совершать расчеты наличными по сделкам свыше 600 тыс. рублей.

Почему такой потолок? В силу того, что, как известно, по 115 ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», мы, как представители банковского сектора, и как участники финансового рынка,  регистрируем все сделки свыше 600 тыс. рублей. Если, например, вы покупаете квартиру, то мы регистрируем сделку и сообщаем в службу Росфинмониторинга о том, что такой-то человек совершил сделку на сумму выше 600 тыс. рублей. Поскольку данная планка уже существует в законодательстве, она и избрана как планка для возможного ограничения расчета наличными.

Но, повторюсь, тема только обсуждается. На мой взгляд, банки выиграют от этой меры. Но любое начинание должно быть сначала подготовлено, оно должно внедряться постепенно. Пока нет ответа на самые простые вопросы.

С точки зрения населения, два основных рынка, где осуществляются такие сделки, - это рынок жилья и рынок автомобилей, новых и подержанных. Пока я не слышал от правительства внятных объяснений, как будут платить, например, на рынке подержанных автомобилей в пригороде Владивостока, где люди рассчитываются в самой простой форме. Это именно рынок в самом простом понимании. Надо создать определенные условия для расчетов через кассы и POS-терминалы. Пока эта норма не подготовлена, она не будет выполняться и полностью себя дискредитирует.

Есть также рынки оптовой закупки сельхозпродукции, есть расчеты с фермерами. Многие совершаются в наличной форме. Надо просто изучить различные сегменты рынка, а уже потом понять, как такую меру внедрять.

При всей справедливости и обоснованности такого шага, нужно понимать, что сначала требуется внимательно изучить его последствия, и подготовить и создать сеть POS-терминалов, которая и позволит реализовать безналичный расчет, и постепенно вводить эти нормы для определенных сегментов рынка.

- Как вы оцениваете вероятность кредитного дефолта, учитывая перекредитованность населения?

- С «кредитным дефолтом» отдельных лиц из-за неспособности платить по кредитам мы и наши коллеги в Петербурге сталкиваемся каждый день. Человек может лишиться работы, могут измениться жизненные обстоятельства, он может потерять имущество. Многие просто не умеют рассчитывать свою кредитную нагрузку или, более того, сознательно обманывают кредитные организации при предоставлении сведений о доходах. В России процент мошенничества и процент социального дефолта достаточно большой, если сравнивать с европейскими странами. Правда, это не распространяется на ипотеку, также он небольшой и на рынке автокредитования.

Дефолты сосредоточены на рынке кредитов наличными и кредитных карт. Но когда люди говорят, что будет кризис платежей физических лиц, они, возможно, даже не всегда понимают, что имеют в виду. Есть проблемы у определенных категорий населения, но эти проблемы повлияют на отдельные банки, точнее, на группы банков. Это не общерыночная проблема. Но для каких-то банков будет расти просрочка, они будут испытывать финансовые проблемы из-за того, что люди не будут выплачивать кредиты в большом количестве. Для всего рынка в этом году это приведет к сокращению прибыли.

Никакого социального кризиса не будет, поскольку просрочка сосредоточена в двух сегментах рынка, с точки зрения продуктовой составляющей. Мы выделяем примерно 15 регионов России, где наиболее высокая доля просрочки - это совсем разные регионы, как правило, те, где низок уровень доходов населения: Калмыкия, Тверская область, Бурятия, Тыва, Горно-Алтайская республика - здесь низкий уровень доходов, но закредитованность достаточно высокая. Но это не кризис, как об этом говорят в СМИ.

- То есть, потребительское кредитование набирает обороты?

- Потребительское кредитование уже три года растет. В 2011, 2012, 2013 годах темп роста составил 30-40%. Это очень высокие темпы. Сейчас это основной драйвер роста банковских активов. Но очевидно, что 2012 год был пиком роста.

Сегодня темпы снизились с 40% с лишним до 32%. Происходит естественное замедление темпов роста розничного кредитования, поскольку люди уже часть своего спроса реализовали, скажем, автомобилей меньше покупают, а многие просто уже закредитованы.

Тем не менее, темпы роста высокие, и они такими будут еще в этом и в следующем году. Наши оценки показывают, что у российского населения еще есть возможности увеличивать кредитную нагрузку.

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама