Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -3 погода в Петербурге
Доллар 66.5
Евро 75.62
Юань 9.64

Дмитрий Платонов: Сможет ли профессиональное саморегулирование помочь ЦБ?

 Крах нескольких крупных российских  банков, входящих в первую сотню, отзыв у них лицензий и нарастание общей нервозности, связанной с продолжением процесса “зачистки банковского сектора”, заставляет задуматься о последствиях, которые ожидают банковский сектор России в ближайшей перспективе.

Вероятно, у ЦБ России имелись достаточные правовые основания для отзыва лицензий у проблемных банков. Но деликатность ситуации в другом. Ведь если говорить о причинах, которые привели к отзыву лицензий, а именно: плохие кредитные портфели, нарушение банковского законодательства, участие в “отмывке” денег, то станет понятно, что по этим признакам может быть закрыта добрая половина банков России. Уже не первый год данные статистики показывают, что на рынке потребительского кредитования доля плохих кредитов составляет значительную величину, а в операциях по незаконной «обналичке» участвуют банки по всей стране, и среди них - входящие  в первую сотню крупнейших банков России.

В операциях по незаконной «обналичке» участвуют банки по всей стране.

Уровень коррупции в России уже давно принял такие масштабы, что для обслуживания коррупционных потребностей чиновников в стране сложился глобальный рынок банковских услуг по “отмывке” денег и их перекачке из официального безналичного оборота в сферу наличных денег, не учтенных ни на каких бухгалтерских счетах. В этом смысле банковская система подстроилась под обслуживание существующих экономических реалий, при которых ни одному крупному инвестиционному проекту не будет дан ход без «заноса» в высокие кабинеты, а значит, эти деньги должны быть выведены из официального финансового оборота без уплаты налогов, т.е. обналичены. Без жестких комплексных мер по реформированию всей экономической системы давление спроса на «обналичку» всегда будет вызывать ответное предложение на рынке незаконных финансовых услуг. С точки зрения борьбы с финансовыми махинациями эффект от ликвидации “банков-прачечных”,  будет примерно такой же, как показательные казни в эпоху Петровских реформ отдельных воевод-мздоимцев, обдиравших местное население. Много шуму и никакого результата. К тому же выборочная ликвидация банков за незаконные финансовые операции, как минимум,  нарушает принцип равенства всех субъектов предпринимательской деятельности перед законом.

Руководители многих пострадавших компаний бросились переводить счета своих организаций в наиболее крупные банки.

Каковы же последствия отзыва лицензий у нескольких банков, входящих в первую сотню? Если вклады большинства частных лиц защищены страхованием, то этого нельзя сказать о средствах предприятий и организаций. Уже сейчас руководители многих пострадавших компаний бросились переводить счета своих организаций в наиболее крупные банки, в частности, в Сбербанк и ВТБ-24. И там уже образовались значительные очереди на открытие новых счетов. Что же будет в условиях, когда среди вкладчиков начнется настоящая паника, и открывать счета в Сбербанк и ВТБ-24 бросятся не сотни, а десятки тысяч руководителей организаций? Готовы ли наши банки-монополисты к такому повороту событий с учётом необходимости срочно наращивать кадровый ресурс? Откуда возьмутся сотни специалистов для обеспечения непрерывности расчётно-кассового обслуживания резко возросшего числа корпоративных клиентов и частных вкладчиков? Ответ очевиден: из тех самых обанкротившихся и ликвидируемых финансовых организаций. А смогут ли они обеспечить быстрое открытие счетов и качественное обслуживание десятков тысяч новых клиентов? В этом есть серьезные сомнения, поскольку никогда ослабление конкуренции и усиление монополизма не приводило к повышению качества товаров и услуг. 

Если в ближайшие месяцы практика зачистки банковского сектора в форме отзыва лицензий и закрытия банков будет продолжена, вероятно мы будем свидетелями постепенного нарастания всеобщего недоверия как частных, так и корпоративных вкладчиков ко всей банковской системе в целом. Несмотря на жесткие репрессивные меры проблема ликвидации теневого наличного оборота не только не будет решена, но еще больше обострится - повысятся риски, связанные получением неучтенной наличности, а следовательно, и стоимость этих операций для бизнеса.

А эффект от последствий закрытия десятков банков, попавших “под раздачу”, может быть катастрофическим, поскольку приведет к падению доверия к банковской системе, создаст сбои в расчетах и приведет к финансовым потерям тысяч предприятий и, как следствие, сокращению налоговых поступлений в бюджет. Да и, стараясь минимизировать возможные риски, руководители будут стремиться держать на счетах в банках минимальные суммы по остаткам. При этом, если на первом этапе население будет переводить вклады в крупнейшие банки-монополисты, то по мере нарастания паники на финансовом рынке, можно ожидать массового изъятия вкладов для хранения в традиционно русском стиле – в матрацах и под половицами. Два поколения россиян хорошо помнят, чего стоили гарантии Сбербанка, когда на его счетах в начале 90-х враз сгорели накопления миллионов людей. Массовое изъятие денег со вкладов частных лиц дополнится изъятием денег со счетов компаний, а также ростом наличного оборота. Слив денежных средств со счетов в ”черный нал” получит дополнительный импульс. Таким образом, зачистка банковского сектора в той форме, как она происходит сейчас, приведет в долгосрочной перспективе к результатам, прямо противоположных тем,  на которые рассчитывают её инициаторы.

Стоит обратить внимание на то, что уже сейчас действующее законодательство дает Центральному банку России достаточно широкие полномочия и разнообразный набор санкций, которые могут быть применены к банкам-нарушителям. И отзыв лицензии с последующим прекращением деятельности и банкротством самого банка  - это самая крайняя из всех возможных мер.

Доверие вкладчиков банку, это его самый дорогой капитал.

Каждый банк, является не просто расчетным центром, а также финансовым и налоговым агентом. Он выполняет важные социально-экономические функции, связанные с хранением финансовых средств и сбережений. Население страны и предприниматели традиционно воспринимают банковский сектор как «оплот надежности», а банки - как организации, которым можно доверить самое дорогое – свои средства и накопления. Доверие вкладчиков банку, это его самый дорогой капитал - репутационный. Любое проявление паники вкладчиков с последующим изъятием вкладов способно обрушить любой, самый преуспевающий банк. По этой причине отзыв лицензий и закрытие проблемных банков является самым крайним способом наказания банков-нарушителей, поскольку наказание нескольких финансовых мошенников сопровождается ущербом для многих тысяч вкладчиков. Такие жесткие санкции разрушают доверие вкладчиков и наносят репутационный ущерб  банковской системе в целом, при этом, чем крупнее банк, тем серьезнее последствия его закрытия. Изъятие из банков средств способно привести к нарастанию кризиса ликвидности и банковскому кризису в целом. Это особенно опасно в условиях, когда капитал бежит из страны, демонстрируя недоверие национального бизнеса в возможность эффективных инвестиций в России и в сохранность капитала внутри страны.

Вероятно, во многих случаях, более эффективным в экономическом и социально-политическом плане была бы ориентация регулятора на финансовое оздоровление проблемных банков, введение внешнего управления или продажу другим, более успешным и эффективным банкам. Возможен и третий путь: включение с целью санации в крупные финансовые корпорации (банковские холдинги) проблемных банков с оказанием таким корпорациям господдержки.

Диалог  ЦБ России с руководителями крупных коммерческих банков и экспертами-финансистами о выборе наиболее адекватных мероприятий  по  оздоровлению банковской системы в сложившейся ситуации был бы очень полезен. К сожалению, процедура выработки важнейших решений по оздоровлению банковской сферы со стороны Центробанка соответствует сложившимся традициям управления. В отличие от Европы, в России, в связи с неразвитостью гражданского общества, все функции профессионального саморегулирования деятельности в разных сферах экономики и финансов традиционно брало на себя государство. Обнадеживает начавшееся в последние 5-6 лет развитие профессиональных саморегулируемых организаций в разных сферах экономики. Коммерческие организации постепенно начинают открыто обсуждать проблемы своей отрасли и влиять на выработку профессиональных стандартов качества работы и поведения компаний на рынке, заявлять о своих профессиональных интересах в диалоге с государством. К сожалению, практика Центрального банка решать глобальные проблемы банковского сектора России без учета мнений профессионального сообщества пока выпадает из этой тенденции. Нет никакого объяснения, почему до сих пор на уровне правительства и Центрального банка не обсуждались более взвешенные подходы по оздоровлению банковского сектора страны, которые могли быть положены в основу целевой государственной программы, необходимость которой назрела.

Видимо необходимо разделить два важных вопроса: проведение полицейских спецопераций  и уголовное преследование тех людей, которые совершают преступления в сфере финансов и банковского дела, с одной стороны, и финансовое оздоровление тех банков, которые стали жертвами  или были вовлечены в незаконные финансовые операции. Почему до настоящего времени мы не видим никаких действий, направленных на финансовое оздоровление проблемных банков? Почему не используются все возможные предусмотренные законодательством процедуры по устранению нарушений в конкретном банке? 

Эксперты предлагают рассмотреть возможность принятия Комплексной государственной программы льготного кредитования тех финансовых институтов, которые готовы обеспечить выкуп проблемных банков или иным образом провести их финансовую санацию. В этом случае удастся избежать и роста панических настроений и предотвратить огромные финансовые потери многих коммерческих организаций, имевших счета в проблемных банках. Возникает вопрос: может ли позволить профессиональное банковское сообщество, представители которого лучше других понимают проблемы и закономерности финансового рынка, отдать принятие таких важных решений в руки анонимных чиновников от финансов, сидящих в высоких кабинетах, или они сами должны выступить с инициативами по стандартизации и репутационной ответственности своих членов в рамках саморегулирования своей деятельности?

Дмитрий Платонов

аудитор

генеральный директор ООО "Аудиторская компания "ИФТ"

 

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Константин, студент ИТМО, 17 лет Революция - двигатель прогресса?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика