Обыск в магазине не законен

фото: Владимир Астапкович, РИА Новости фото: Владимир Астапкович, РИА Новости
Покупатели не обязаны открывать свои сумки для осмотра охранниками

«Вам что-нибудь подсказать?» — навязчиво интересуется продавец гипермаркета товаров для дома. В другой торговой сети обратная ситуация — не доискаться консультанта. Приходится бегать с двумя лампами в руках в надежде разузнать, чем первая лучше второй на 200 рублей. Редкая удача для покупателя — наладить диалог с продавцом. Большинство магазинов декларируют вежливое отношение к клиентам, но на практике так оказывается не всегда.

Плохо лежит?

В редакцию «ОК» обратился покупатель сети магазинов «Домовой». Мужчина был недоволен тем, что его не пустили в универмаг с объёмной сумкой за плечом, а после пытались обыскать на выходе. Когда он вернулся без сумки, ему грубо отказали в доступе в торговый зал. Причиной стал сантехнический кран, который он захватил из дома, чтобы проверить, подходит ли тот к новому смесителю. По просьбе читателя «Общественный контроль» выяснял, является ли подобное поведение продавцов в этой торговой сети нормой или разовыми нарушениями торговой этики.

Общеизвестно, что работники любого гипермаркета всегда настороже: воруют в больших торговых сетях в нашей стране много: ещё бы, ведь если продавца рядом нет, товар «плохо лежит», как говорится в известной присказке мелких воришек. Около трёх процентов товарооборота любого крупного магазина списывается на клептоманов и расхитителей, а пять процентов цены товаров заложено на магазинные кражи. Шоплифтерами называют себя сознательные воришки, промышляющие в больших магазинах. У них есть даже идеология и политическая платформа: мы берём украденное у нас отечественными и зарубежными капиталистами, которые всё продают втридорога. Их кредо — воровать часто, но понемногу, поскольку к уголовной ответственности можно привлечь только в случае значительного хищения, на сумму более шести МРОТ. И зачастую общую стоимость похищенного в конце каждого отчётного периода компания делит на всех работников и компенсирует свой убыток из их зарплат.


Эксперт

Преподаватель трудового и гражданского законодательства, юрист Анна Денисова: 

— В сложившейся ситуации пострадавший потребитель, конечно, имеет возможность обратиться в суд, но дело не внушает особого оптимизма. В Российской Федерации задекларирована состязательность судебного процесса — каждая сторона должна предоставить доказательную базу своей позиции, и тот, у кого она больше, выигрывает дело. Доказательствами считаются объяснения сторон, показания свидетелей, экспертиза и вещественные доказательства. Данная ситуация возникла спонтанно, конфликты в ней – межличностные. Помочь в случае судебной тяжбы смогли бы лишь свидетели, потому как экспертизу провести нельзя и вещественные доказательства у потерпевшего отсутствуют. Отмечу, что в России в качестве доказательств не принимают записи на цифровых носителях. Конечно, на суде можно предъявить фотографию, аудио- или видеозапись, которые могут посмотреть или послушать, но основывать на них своё решение суд не имеет права.


Не все сотрудники…

Но подобное положение дел не объясняет невоздержанность в выражениях конкретных продавцов и запрет покупателю в посещении торгового зала. Удовлетворение потребностей клиента — первоочередная задача любого магазина, отказать в обслуживании нельзя. Правда, некоторые организации устанавливают разумные ограничения, например, запрещают заходить в магазин в грязной одежде или курить. Но в случае, если потенциальный покупатель не мешает окружающим своим внешним видом или асоциальным поведением, он должен быть допущен в зал.

Ответственность за действия персонала несёт работодатель. «Не все сотрудники разделяют корпоративные ценности нашей фирмы», — предполагает региональный директор сети супермаркетов «Домовой» Михаил Нафтульев, отвечая на жалобу.

Досмотрено. Домовой

Тогда «Общественный контроль» проинспектировал супермаркет в торговом центре у метро «Академическая». Чтобы смоделировать ситуацию, журналист вошла в универмаг с большой дорожной сумкой, набитой разными предметами: там были утюг, лампа, одежда, англо-русский словарь под редакцией Мюллера В.К. и кошелёк с паспортом. В руках экспериментатор держала метровую деревянную фигуру жирафа. Девушку на входе никто не досмотрел и, пока журналист не поинтересовалась, можно ли находиться в торговом зале с сумкой и статуэткой, резонанса её присутствие не вызывало. «Конечно нельзя, пока вы жирафа не зарегистрируете!» — ответила продавец-консультант Оксана и предложила сопровождать посетительницу до выхода.

Продавец шла за девушкой до самой кассы и наказала сотрудницам за стойкой информации пропустить жирафа без досмотра. Пока журналист стояла в очереди, подошёл охранник и запоздало наклеил на деревянное животное стикер «Досмотрено. Домовой». Он единственный заметил на плече покупательницы увесистую сумку, но досматривать её не стал, удовлетворившись объяснением, что там только одежда. 

Так закончилась проверка «Общественного контроля». Но, если вы столкнулись с другим обращением, жмите на красную кнопку, и мы обязательно напишем о замеченном вами непорядке. 

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама