Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +7 погода в Петербурге
Доллар 75.09
Евро 90.47
Юань 1.16

Павел Крузенштерн: поэзия - это почти математика!

 Фото: Мария Иванова Фото: Мария Иванова Холодным зимним вечером в комнате с камином молодой человек с длинной челкой и в коротком пиджаке читал Маяковского. Сбоил микрофон. Слышно было плохо. Но молодой человек подкупал обаянием. А когда он декларировал, раскинув руки: «Иду красивый, двадцатидвухлетний!», восклицательный знак в конце строки ощущался как нечто материальное. Так я познакомилась с Павлом Крузенштерном, петербургским поэтом и основателем одного из самых известных поэтических движений в городе

Потом, помнится, мы сидели на кухне, курили самокрутки и рассуждали о судьбе поэтов Серебряного века, сравнивая их с современными. Теми, кто приходил в этот зал с камином в литературном салоне на Невском и пытался покорить публику своими рифмами. Это называлось ЛитЧе - литературные четверги. Тогда, в самом начале 2013 года, этому движению едва исполнился месяц. Но почти каждый такой четверг собирал больше десятка молодых и не очень поэтов. 

Сегодня Павел Крузенштерн читает в Петербурге и других городах свои стихи и готовится к моноспектаклю по произведениям Маяковского. А движение ЛитЧе - это, говоря языком маркетологов, уже зарекомендовавший себя бренд. Два раза в месяц можно прийти и за свободную плату не только послушать петербургских поэтов, но и побеседовать с ними, покритиковать. На 6-7 поэтов собирается до 60 человек зрителей.

Для того, чтобы выступить на ЛитЧе, нужно пройти отбор. Участие бесплатное. Приходит поэт, робея, читает три-четыре стихотворения. Жюри, в которое входят обычно художник и режиссер Игорь Ивашов, поэт Сергей Гоникберг, поэтесса и основатель крупнейшего в Петербурге сообщества сетевой поэзии и соорганизатор ЛитЧе Милена Райт отбирают лучших. Сам Павел Крузенштерн оставил себе роль ведущего.

Не так давно ЛитЧе закрыл очередной сезон. Ближайшие выступления теперь пройдут только осенью. Мы встретились с Пашей за чашкой чая - подводили итоги и беседовали о современной поэзии.     

- Честно говоря, у меня такое ощущение, что в поэтической среде сейчас нет профессионалов. Эта такая любительская тусовка. Что скажешь?

- Профессионалы в этой среде есть. Но мы их не видим, - улыбается Паша, закуривая. - Вообще надо понимать, что мы подразумеваем под профессионализмом в литературе. Филологическое образование? Есть такая структура, как Союз писателей. Бытует мнение, что все поэты-профессионалы находятся там. Но они совершенно обособленные. Мы с ними не взаимодействуем. Хотя тоже пытаемся привлекать различных опытных редакторов, критиков.

- А профессиональные литературные критики сейчас есть?

- Есть. Такие, как умерший недавно Виктор Топоров - он мог разобрать любого автора в пух и прах. Но есть и другие критики, которых стало очень много. Сетевые. С ними случаются забавные истории. Мои друзья кидали одному акростих, где был зашифрован какой-то посыл вроде «критик – г**но», и были нарочито допущены исторические ляпы. Критик не заметил ни акростиха, ни ляпов. Откуда такие берутся? Некоторые поэтические сообщества в интернете приглашают их к себе и говорят: это известный петербургский критик, он будет оценивать ваши стихи. На сегодняшний день я знаю только одного профессионального петербургского критика - это Андрей Че. К его мнению я прислушиваюсь.

- Что же нужно для того, чтобы быть профессиональным литературным критиком?

- Мой педагог по гитаре в музыкальном колледже одно время говорил: «Почему западные музыканты играют лучше, чем наши? Потому что они тратят больше жопочасов за инструментом». Надо владеть матчастью и сильной литературной базой. Много читать, разбираться в литературных течениях.

- А как с поэтами? Профессиональный поэт - это кто? Филолог?

- Для поэтов все это тоже справедливо. Но необязательно быть филологом. Есть такая штука, как самообразование. Если ты кричишь, что ты поэт, ты худо-бедно должен разбираться в литературных школах, основных элементах стихосложения.

- Среди участников ЛитЧе такие люди есть?

- Есть. Ксения Желудова, Аксиния Домео, Виктория Манасевич, Егор Сергеев. Это ребята, которые выступают, зарабатывают деньги концертами. Но при этом поэзия остается их хобби, а не основной работой.

- Складывается такое ощущение, что поэтическое сообщество в городе варится внутри самого себя. Поэты читают для поэтов. Или это не так? Современные авторы находят своего слушателя?  

- На закрытии этого сезона ЛитЧе было много людей. Когда мы спросили, кто из них пишет, никто руки не поднял. Это говорит о том, что к нам ходят слушатели, а не поэты. Поэзия находит выходы. Вживается в общество, синтезируется. Есть, конечно, и другие мероприятия, совсем не рассчитанные на массовость. Междусобойчики для своих, очень специфические и похожие на секты. Там каждому поэту дают слово, а потом очень много друг друга хвалят.

- А на ЛитЧе не хвалят?

- Когда выступают откровенно слабые поэты, я разрешаю зрителям их «покусать», покритиковать. Такое редко бывает, мы все-таки отбираем участников. Но иногда они как-то находят лазейки и проникают. И тогда мы делаем разбор их произведений. Чтобы они задумывались впредь над тем, о чем пишут, а не объясняли все снизошедшим озарением.

- То есть в поэзии «озарение снизошло» - это не объяснение? А как же муза, вдохновение?

- Нет, это не объяснение. Поэзия - это искусство, а не божественное откровение. Она во многом похожа на математику. Красота и гармония.

- А что главное, по-твоему, в поэзии?

- Узнаваемость, внутренний отклик у читателя. Если отклика не происходит, значит, ты написал о том, что понятно только тебе. Значит, пиши для себя и не выходи с этим на публику. Об этом можно много говорить. Я рано или поздно прочту на ЛитЧе лекцию о теории конфликта, о Станиславском, чтобы ребята понимали, как строить произведение.

- Кстати, об обучении. В начале ХХ века в городе было много поэтических школ. «Цех поэтов» Гумилева, школы символистов… Почему сейчас нет ни одной?

- Мы много думаем об этом. Как раз хотим сделать что-то вроде кружка, где бы не просто читали стихи и делали литературные вечера, а конкретно говорили о литературе. Обсуждали, думали…

- А еще тогда выходили сборники молодых поэтов, а сейчас их почти нет. Нужно сегодня поэту выпускать книгу?

- Мы хотели сначала издать бумажную книгу с произведениями лучших авторов ЛитЧе. Но теперь понимаем, что это бессмысленно. Даже если выпустим жалкие 300 экземпляров, они тут же разлетятся по друзьям, и никакого выхлопа не будет. Поэтому летом хотим соорудить сборник в формате PDF. С хорошим дизайном, фотографиями авторов. Выпустить его в сеть, чтобы все могли скачать. Мне часто пишут молодые поэты и спрашивают, стоит ли издавать бумажную книгу. Я считаю, что нет, не стоит.

- И тем не менее у тебя сборник выходил.

- Да, и скоро выйдет новый. Но я выпускаю книгу исключительно в качестве сувенирной продукции к своим концертам. Все-таки это материальная вещь. Ее приятно держать в руках, осязать, нюхать опять же. Запах свежей типографской краски - запах, знакомый мне с детства. У моего отца типография в Москве, где я провел много времени. Собственно, потому и издание книги для меня ничего не стоило, ноль рублей.

- А сколько в среднем стоит выпустить сборник?

- Думаю, что от 6 тысячи и до бесконечности. Но ребятам, которые просто пишут в интернете и мало выступают, это не нужно. Большая проблема, мне кажется, состоит в том, что издатели не заинтересованы в развитии молодой литературы. Им интересны имена. Как сегодня работает издательство? Если ты не известный поэт, ты просто платишь деньги за страницы, тебя публикуют. Невзирая на качество.

- Так что же делать молодому поэту, которому, например, на ЛитЧе сказали, что он хорошо пишет, - и теперь он хочет стать знаменитым?

- Нужно дать себе время и довольно точечно выступать на хороших мероприятиях, участвовать в конкурсах. Если человек талантлив, его заметят в любом случае. Он пробьется, если не сопьется. Мы со своей стороны помогаем молодым и ярким. Кстати, у многих есть такой забавный «синдром недавно приехавшего в Петербург поэта» - они стараются выступать везде, зачастую портя тем самым себе карму и имя. На некоторых мероприятиях лучше не появляться, конечно. Но от участия в крупных не стоит отказываться. Например, сейчас меня пригласили поехать на Селигер, делать там поэтическую сцену. Я хочу поехать. Никто же не будет заставлять меня кричать: «Единая Россия!». А люди, которые на Селигер приезжают, это большая публика. Почему бы не выступить для них?

- Кстати, о публике. Трудно не согласиться с тем, что сейчас происходит падение вкуса в национальном масштабе. Просто какое-то пике. Огромное количество плохих стихов. Нет опасения, что они вытеснят хорошую, качественную поэзию?

- Нет, хорошая поэзия всегда найдет своего читателя. Популярная музыка ведь тоже была всегда. Я верю, что людей с хорошим вкусом не меньше. И мне кажется, что сейчас хорошая современная поэзия, наоборот, востребована и набирает обороты. 

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Юрий, владелец торговой лавки, 26 лет Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика