Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +9 погода в Петербурге
Доллар 64.21
Евро 70.68
Юань 9.15

Почему петербуржцы не любят мигрантов

 Фото: Анна Башкирова/ok-inform Фото: Анна Башкирова/ok-inform Результаты опроса читателей ОК-inform, назвавших мигрантов одной из самых острых проблем Петербурга, совпадают с официальными социологическими данными. При этом петербуржцы каждый раз отвечают по-разному, почему же все-таки мы их не любим. Об этом - интервью ОК-inform с известным социологом Татьяной Протасенко

Не любим просто потому, что не любим

Ученые-социологи отмечают интересную, но малоутешительную тенденцию. Если раньше петербуржцы в качестве доводов своего отношения к приезжим приводили межэтнические, расовые, культурные расхождения, затем возмущались тем, что иностранцы занимают наши рабочие места, то теперь мигрантов не любят просто потому, что их… слишком много.

- Подобные исследования проблем, больше всего волнующих петербуржцев, мы проводим регулярно, каждые полгода. Интересуемся, какие жизненные аспекты просто неприятны, какие волнуют особенно сильно, а какие - настолько, что граждане готовы протестовать. Это так называемые протестные проблемы. Так вот если где-то шесть лет назад вопросы взаимоотношений с мигрантами находились во второй десятке и их затмевали проблемы дорог, транспорта и ЖКХ, то пару лет назад именно межэтнические нюансы вдруг выпрыгнули на третье-четвертое места. И это произошло внезапно и неожиданно, несмотря на уже принятую и действующую программу «Толерантность» и прочие меры со стороны государства.

- Какие были обоснования «нелюбви»?

- Люди говорили: они другие, не так себя ведут, не так одеваются, у них непривычные культурные традиции. Два года назад граждане пытались как-то разумно объяснить свое отношение. Потом в качестве основных лидировали экономические причины: трудовые мигранты занимают «наши» рабочие места. Социологи интересовались, а будете ли вы сами работать дворником, водителем или продавцом? Отвечали, что нет. Но, знаете, мотивации вообще алогичны, такое часто бывает.

- И что произошло год назад?

- А год назад ситуация сложилась и вовсе критичная: проблемы миграции вышли в опросах на второе место. Проводились самые разные исследования, и люди сначала тоже выделяли культурные и этнические различия. А потом махали рукой и говорили: мигрантов так много, что действуют на нервы. И не будем мы ничего объяснять. Не любим - и все. И ввести эту позицию в рациональное русло отказываются очень многие. Я сама, будучи довольно толерантным человеком, стала замечать, как у меня под домом на Среднем проспекте Васильевского острова регулярно мужчина в халате и тюбетейке выгуливает на веревке своего барана… На Среднем проспекте Васильевского острова! Правда, я не шучу. И у нас до сих на переходе у станции метро «Приморская» лежат цветы - там, где «гостями с юга» был убит молодой парень… Понимаете, это уже какие-то иррациональные объяснения, но градус очень серьезен.

Нельзя допустить анклавизации Петербурга

- В Петербурге создаются анклавы - это самое плохое из того, что может быть, исходя из исследования мировых цивилизаций. Это сгруппированный очень серьезный криминал. Кроме того, люди живут в своей среде и не адаптируются. Население обязательно должно быть перемешано: что-то к чему-то привыкает, кто-то у кого-то учится. Недопустимо создавать анклавы даже по принципу доходов. Сейчас постоянно слышим объявления: приезжайте сюда, селитесь с нами. Это недопустимо! Даже в бедных домах должны быть разные жильцы, бедный дом с бедными жильцами сразу же разрушится. Ни в коем случае нельзя этого допускать, люди должны быть перемешаны по самым разным признакам!

- Но захотят ли коренные жители пребывать вперемешку с бедными приезжими?

- Мы сейчас хотим создать карту анклавов Петербурга. Это делается во многих странах, и такая практика действительно нужна и полезна. Скажем, традиционно мигранты селились в Красногвардейском, Фрунзенском, Невском и Адмиралтейском районах. А сейчас мы можем их встретить и в Московском! Или в центре Васильевского острова. Надо мной в квартире живет мигрант. Кажется, даже с высшим образованием. Но к нему постоянно приезжают толпы родственников, и они такое устраивают, что я уже готова вызывать полицию. Но все равно анклавов допускать нельзя. Сейчас вот грядут выборы, и я хочу попросить муниципальных депутатов предоставить данные, кто живет на их участках.

- Кроме того, анклавы враждуют уже даже между собой…

- Да, такая проблема существует. Есть серьезные конфликты между диаспорами. Мы должны обязательно создать карту расселения диаспор, ведь эти вопросы касаются всеобщей безопасности.

Петербург превращается в восточный бордель

- И есть еще одна актуальнейшая проблема - сексуальное насилие со стороны мигрантов. Как правило, средний возраст приезжих - 25-30 лет. Приезжают они без женщин, а с учетом их менталитета, специфического отношения к представительницам прекрасного пола, сексуальной активности ситуация крайне остра.

- Говорят, есть уже спецбордели для мигрантов…

- Да, и их очень много. Мы видим это даже по опросам петербуржцев, которые жалуются, что здесь бордель, там бордель, и ходят туда восточные гости. Если люди говорят об этом в открытых опросах, это уже очень серьезно и переходит все границы. Полиция вроде бы делает что-то, но… И вот в итоге это все вместе складывается, и получается то, что мы видим: слишком много форм поведения, нам чуждых.

С Украиной мы еще наплачемся

- Татьяна Захаровна, а не могут ли стать беженцы с Украины еще одной большой проблемой для России?

- Украинцы, конечно, нам близки. Но если начнется вал, то осложнения будут. Пока мы все на волне державности и ура-патриотизма, но эйфория пройдет. В мае 85% россиян одобряли Крым, сейчас люди начинают считать - и ситуация меняется. Учитывая, что из Украины бегут в основном женщины и дети, то прежде всего нас ждет экономическая нагрузка. А в плане поведения и культуры - нет, тут все наше. Хотят занимать наши рабочие места? Да ради бога. Но с Украиной мы еще наплачемся… Тут такой клубок проблем, что не передать. Кроме того, у нас у всех очень много родни на Украине. Некоторые мои родственники живут в Днепропетровске. Так они теперь отказываются со мной разговаривать… Правду найти очень трудно.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Инна, инспектор РЖД, 36 лет Что бы вы сделали, превратившись в Деда Мороза?
Комментарии
Яндекс.Метрика