Марат Гельман: «Русская икона и египетские мумии принадлежат всему миру»

Фото: Павел Волков Фото: Павел Волков
В креативном пространстве «Ткачи» открывается для кого-то долгожданная, а для кого-то ненавистная выставка Марата Гельмана Icons. Нервы у всех на пределе

Однако  «богохульство» Icons, по мнению создателей выставки, скорее, миф, созданный какими-то неясными слухами. Сегодня журналисты первыми увидели выставку, а завтра она будет доступна для всех посетителей в пространстве «Ткачи».

Для кого-то Евангелие - просто литпамятник, а для кого-то - ежедневный жизненный ориентир.

- Это раздутый скандал, выставка на самом деле - вдумчивая и спокойная, и вообще не про то, о чем говорили, - комментирует ситуацию директор по развитию «Ткачей» Ксения Юркова.

Впрочем, есть в скандале свои несомненные плюсы.

- Мы ориентируемся на цифру в 10 тысяч посетителей, - продолжает Ксения. - Это успех для выставки в таком некоммерческом пространстве, как «Ткачи». Правда, Марат пугает нас, что в первые же выходные придет 5 тысяч посетителей.

Говоря о будущих планах, Марат Гельман признает, что надеется на создание музея на базе выставки.

Гельман может создать музей ICONS в Петербурге.

Также он рассказал, что уже готовит новую экспозицию «Лес» - на этот раз осмысление экологического «больного» русского вопроса

- Я понимаю, что масс-медиа настроены на событийность, но выставка Icons вообще про созерцательность, никаких манифестов и призывов, - говорит Гельман. - Мы рассматриваем икону с разных сторон. У всех художников здесь очень разный бэкграунд. Для кого-то Евангелие - просто литпамятник, а для кого-то - ежедневный жизненный ориентир. Христианская культура - это наше общее наследие, в самом прямом смысле. Один и тот же предмет может быть объектом одновременно и религиозным, и светским. Икона принадлежит всему миру, как и греческая скульптура, и китайская каллиграфия, и египетские мумии.

У Арсена Савадова трогательнейшие ангелы Джотто спускаются прямо на бомжовское пристанище в соляных катакомбах.

Сами работы Гельмана, между тем, вызывают какие угодно чувства, кроме шока и праведного гнева. Это, действительно, больше о созерцании, чем о какой-то «движухе». 

Смертных встречает у входа огромная работа Гора Чахала - «имя Бога». Это современное «облако тегов», включающее в себя все эпитеты Господа, встречающиеся в Библии. Производит впечатление вполне себе благоговейное, несмотря на современную сетевую форму.

У художника Павла Брата, эксклюзивно включенного в петербургскую версию Icons, очертания Богородицы и Младенца выплывают из какой-то почти природной круговерти - на самом деле из спрессованных глянцевых журналов. У Арсена Савадова трогательнейшие ангелы Джотто спускаются прямо на бомжовское пристанище в соляных катакомбах. «Тайная вечеря» группы Recycle сотворена из промышленной пластиковой сетки: здесь Иисус и апостолы уставились на монитор с графиками продаж.

Константин Худяков сотворил какие-то нечеловечески пронзительные портреты Адама, Христа, Андрея Рублева и девы Марии из огромного количества фотографий наших современников.

Вот так и соединяется в работах древнее и современное, религиозное и светское, архаичное и актуальное. Что-то может нравиться, что-то - нет. Как у Бродского: «Улыбнусь порою, порой - отплюнусь». Здесь только нет дешевого эпатажа и троллинга. Хотя, как говорит Гельман, кто захочет, тот найдет, чем оскорбиться.

Материалы по теме
Комментарии
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама