Экспонаты Эрмитажа реставрируют лазером

«Общественный контроль» понаблюдал за лазерной обработкой в мастерских в Новгороде

 

Автобус отъехал от Эрмитажа рано утром, а в Новгороде, у стен древнего кремля, затормозил уже в полдень. Журналистов в эту поездку отправилось на удивление мало – видно, большинство предпочло отсыпаться. А зря, ведь мне и тем, кто всё-таки заставил себя встать ни свет ни заря, предстояли мастер-класс и знакомство с новейшими достижениями современной реставрации. Почему именно в Новгороде – не совсем ясно. Видимо, эрмитажные сотрудники решили произвести впечатление на провинциальных музейных работников. Ещё обещали какие-то лазеры. У меня они ассоциируются исключительно с научной фантастикой. Но раз обещали, значит, научная фантастика уже вокруг нас.

Революция в реставрации драгметаллов

– Пойдёмте знакомиться, – предложила наша «эрмитажная» проводница.

– С кем?

– Вы что! Это же Игорь Карлович Малкиель, заведующий лабораторией научной реставрации драгоценных металлов Эрмитажа. Он предложил внедрить этот самый лазер. Много ли кто в Эрмитаже может похвастать умением работать с лазером?

– Немного кто, – охотно признал я, не имея представления об их количестве.

Внутри, в здании Музея изобразительных искусств, все уже ждали начала мастер-класса. 

– Наступает новый этап в истории реставрации, совершенно удивительный, и изменения коснутся всей России, более того, всего мира, – с такого серьёзного заявления начал разговор заместитель директора Эрмитажа Владимир Матвеев. – Сейчас наша реставрационная наука переживает настоящую революцию. Эрмитаж оказался в ней на полкорпуса впереди многих, поскольку несколько лет назад была создана лаборатория научной реставрации драгметаллов.

Чем они отличаются от недрагоценных, музейные хранители прекрасно знают: это огромное количество актов, проверок, инспекций, взвешиваний до сотен долей.

На внедрение лазера понадобилось пять лет

– Лаборатория у нас совсем новая, она появилась в 2004 году, – рассказал Игорь Малкиель. – Лазер нужен, так как в процессе реставрации нельзя изменять вес изделия. В некоторых случаях экспонаты нельзя нагревать: в их состав входят мастики, которые ломаются при нагреве. Без помощи лазера нельзя отреставрировать золотые чаши с эмалями и драгоценными камнями.

Поняв, что лазер нужен, сотрудники Эрмитажа перебрали более 20 фирм. Никто не соглашался изготовить нужные машины. Взялась за это только одна итальянская компания, у которой уже была подобная практика. 

Впрочем, ещё до этого Игорю Малкиелю понадобилось около трёх лет, чтобы убедить руководство, что лазер не повреждает экспонат. Затем ещё около двух лет шли эксперименты с образцами. 

Бумага для принтера и доспехи XVI века

– Зато теперь мы уверены, что ничего не испортим, – говорит Малкиель. – Сейчас можно работать с экспонатами, которым несколько тысяч лет. Это античные вещи, очень хрупкие. Взгляните, на изображении видно, как испаряются окислы меди с поверхности конской античной упряжи…

На увеличенной картинке, выведенной на монитор, металл действительно очищался на глазах, по мере того как оператор двигал лазерный луч. Тёмный налёт исчезал, словно по волшебству.

– Это не ускоренная съёмка: всё происходит в реальном времени, – прокомментировал процесс Игорь Карлович. – Верхний слой грязи испаряется, а покрывающая изделие ртутная амальгама толщиной всего в пять микрон остаётся без повреждений.

Так можно очищать любые поверхности. Даже удалять грязь с бумаги. И тут на экране послушно очистился лист бумаги для принтера. А потом ещё и турецкий доспех XVI века. 

– Сталь с золотой инкрустацией, – пояснил Игорь Малкиель. – Предмет был в жутком состоянии: ржавчина стала выталкивать инкрустацию из канавок. Лазер смог всё это исправить.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама