Специалисты Эрмитажа отреставрируют памятник из коллекции Новгорода

В мастерских применят лазерные технологии, 3D-моделирование и тончайшую гравировку

Сложно себе вообразить, что чувствуют экспонаты Эрмитажа, когда их реставрируют лазером. Но можно представить, что чувствует живой зуб, когда его оперируют при помощи этого прибора. В зубе, испаряя ткань, проделывают квадратное отверстие. Лазер позволяет это сделать вообще без боли, температура его нагрева остаётся в районе пяти с половиной градусов. Очень скоро так лечить будут повсюду. Об этом корреспондентам «Общественного контроля» рассказали сотрудники Эрмитажа, которые внедрили в свою работу лазеры. Они же показали, как работают эти и другие эрмитажные инновации.

3D в реставрации драгметаллов

Лазеры могут использоваться для очистки, для сварки, для резки, да ещё и для сканирования. Что важно для музейных работников: лазерный сканер бесконтактным способом снимает 3D-модель экспоната. Если, к примеру, на изделии из драгоценного металла есть утраты или лакуны, недостающую деталь легко изготовить из специального полимера. Затем реставраторы тонируют её под цвет драгметалла и прикрепляют к экспонату. Так же легко деталь при необходимости отделяется.

Гравировка и нарезание лазером

Другая машина эрмитажных реставраторов, спроектированная в Италии, с помощью диодного лазера режет по металлу. Она позволяет работать с тончайшей фольгой толщиной в 30 микрон или с металлом толщиной один миллиметр.

Эта же машинка может и гравировать, и чистить металл. Вся техника снабжена специальными приспособлениями для фото- и видеофиксации всех процессов. Это очень важно, чтобы, например, всегда иметь возможность доказать, что работники не испортили экспонат.

Очистка экспоната как приготовление яичницы

– Но если мы вот так обновим вещь, разве она не потеряет очарование старины? – поинтересовался «Общественный контроль» у реставраторов Эрмитажа.

– Тогда её, может, и вовсе чистить не надо? – ответил риторическим вопросом заведующий лабораторией научной реставрации драгоценных металлов Эрмитажа Игорь Малкиель. – И пусть через несколько лет в экспонате не останется металла, одни окислы? Всё просто. Если вы хотите сделать яичницу, придётся разбить яйцо, не задумываясь, стоит ли его разбивать. Так же реставраторы живописи убирают потемневший лак с картин. Вы же не станете их останавливать.

Малкиель заверил, что методы реставраторов не вредят экспонатам.

– А вот в Голландии, между прочим, серебро чистят мелом, – рассказал наш собеседник. – Когда я это увидел, мне стало дурно. А они говорят «Мы привыкли так чистить». Японцы и китайцы вообще экспонаты не очищают. Оставляют их грязными, словно только что из раскопа.

Не суйте руки в лазер!

– Скажите, а ваш лазер – это опасный прибор? Надо ли соблюдать какие-то правила работы с ним? – поинтересовался «Общественный контроль».

– Главное, под стрелой не стоять, в смысле, руки и глаза беречь, ведь если вы вдруг захотите засунуть лицо в камеру аппарата, то повреждения, конечно, будут, –  предупредил Малкиель. – А что вы смеётесь? Был тут случай. Залез один человек с видеокамерой под лазер. Хотел, видите ли, снять процесс.

«Коста делал»

После такой небольшой лекции о лазерах и инновациях специалисты Эрмитажа приняли на реставрацию памятник из коллекции Новгорода.

– Этот экспонат – новгородский кратир XI века, сосуд для причастия, – рассказала главный хранитель Новгородского музея-заповедника Наталья Гормина. – Вещь абсолютной ценности. Один из самых древних шедевров в нашей коллекции. На донышке можно прочитать имя мастера. Там написано «Коста делал». Возможно, это был греческий мастер, возможно, новгородец. Сосудом активно пользовались. Чаша вмещала более трёх литров жидкости. Мощные литые рукояти постоянно держали такой вес. Вот в них и появились трещины и деформации.

«Кока-Кола», давно сотрудничающая с Государственным Эрмитажем в таких проектах, выделила на реставрацию кратира 300 тысяч рублей.

– Все задачи сверх этой суммы будут выполнены по доброй воле, – заявил замдиректора Эрмитажа Владимир Матвеев.

Похоже, добрая воля здесь, действительно, пригодится. Среди сотрудников кто-то пробормотал, что 300 тысяч рублей не хватит даже на подготовительный период реставрации.

Если на руки нельзя положиться, нужно менять профессию

Реставраторы продемонстрировали и другие устройства из эрмитажной лаборатории. Показали, например, суперспектрометр, внешне очень похожий на футуристический пистолет. С ним «не нужно ничего колупать». Достаточно поднести аппарат к живописному полотну, и он тут же выведет химический состав на экран.

– Вот автоматический гравёр, – рассказал Игорь Карлович. – Глядите, глядите, прямо на глазах гравируется поверхность! Вручную делать такую работу безумно сложно, а он работает сам, по программе.

– Но какую-то часть работы реставратор проделывает вручную, а есть риск, что у него дрогнет рука? – уточнил «Общественный контроль» у специалиста.

– Риск есть, но рука может дрогнуть, скажем, и у хирурга, и если на руки нельзя положиться, нужно менять профессию, – твёрдо ответил заведующий эрмитажной лабораторией.



 

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама