На дне Петербурга

бомжи санкт петербурга бомжи санкт петербурга
Большинство жителей Петербурга стараются не замечать бездомных из-за брезгливости и уверенности в том, что бродяги сами спустились «на дно». Но, как выяснил W, это не всегда так

Находятся среди нас и те, кто считают, что каким бы человек ни был, ему надо помогать. Как, например, волонтеры благотворительного фонда святой Иулиании Лазаревской. Пять дней в неделю по вечерам они кормят горячей пищей, обогревают и раздают одежду и медикаменты бездомным людям в Выборгском районе. Старенький ПАЗик с символикой Лазаревского фонда ходит по «Маршруту надежды» и останавливается в тех местах, где обычно можно встретить бродяг, - рядом с пунктами приема макулатуры, стеклотары и металлолома, возле блошиного рынка, около нежилых построек. По маршруту надежды проехались и корреспонденты W.

Вместо алкоголизма - наркомания

Бездомные знают, когда в «их местах» появится автобус с едой. И на каждую остановку мобильного пункта милосердия в Выборгском районе приходят человек по 30.

Всякий раз волонтеров встречают одни и те же одутловатые лица с беззубыми улыбками. Одни и те же немытые руки тянутся к тарелкам с супом. Одни и те же сиплые голоса рассказывают о том, что с ними случилось накануне. Мужчин и женщин - почти поровну. Их возраст - средний, неопределенный.

За последние двадцать лет на улице оказалось и много молодых. В большинстве случаев их лишили крыши над головой наркотики. Например, Юля Война, обитающая в районе метро Проспект Просвещения, приехала в Петербург из Кондопоги. Переезжали вместе с братом, сбежав от родителей-алкоголиков. У брата судьба сложилась более-менее удачно, а Юля скитается по улицам.

- Есть проблема второго поколения алкоголиков, - говорит волонтер Лазаревского фонда Юлия Новичкова, которая по своей основной профессии социальный работник. - Многие дети алкоголиков боятся пить, потому что видели своих родителей в состоянии опьянения. Но зато они не боятся пробовать наркотики и быстро к ним привыкают. Потому что эти дети генетически предрасположены к химической зависимости.

Многие дети алкоголиков боятся пить, потому что видели своих родителей в состоянии опьянения. Но зато они не боятся пробовать наркотики.

Вот с Юлей Войной то же самое. Сейчас у нее гепатит и ВИЧ, но ей сложно, скитаясь по улицам, думать о своем здоровье. Скорее, даже невозможно.

По словам волонтера Юлии Новичковой, у людей, которые оказываются на улице, меняется не только образ жизни, но и сознание. Вернуться в социум бездомным очень трудно. Согласно опыту европейских специалистов, чтобы вернуться к нормальной жизни, человек должен проходить реабилитацию столько же времени, сколько он прожил на улице. И ему не добиться успеха без помощи и поддержки со стороны.

- В нашем городе пока недостаточно условий для полноценной реабилитации бродяг. Да и сами бездомные не всегда хотят изменить привычные стереотипы поведения, - объясняет Юлия.

Нужно бороться с причиной бездомности, а не с последствиями

Бездомные охотно делятся с волонтерами своими историями: редко бывает, когда кто-то из чистого, теплого и сытого мира их слушает.

Как говорят представители Лазаревского фонда, на улице люди оказываются по разным причинам и неправильно думать, что все они опустились на социальное дно из-за алкогольной или наркотической зависимости.

- Очень многие в Петербурге оказываются без крова, став жертвами квартирных мошенников, - продолжает Юля Новичкова. - Одна бабушка, например, долгое время лежала в Покровской больнице. Оттуда ее выложили, потому что бабушка неходячая, и выложили прямо на улицу. По одним документам эта бабушка мертва с 2005 года. По другим она выписана из своей квартиры в 2010 году в связи с переездом. Сейчас бабушка находится в «Ночлежке». И людей с похожими историями много, потому что никто целенаправленно не борется с «черными риэлторами», которые ищут одиноких и беспомощных людей, спаивают, обманывают их. Так же, как и со всеми остальными причинами бездомности в России. Волонтеры и социальные работники работают уже с последствиями.

Большинство бездомных, которых привело на улицу пьянство, это «клиенты» психоневрологических интернатов. Спиртосодержащие жидкости, которые они пьют, лишают их интеллектуальных способностей уже через полгода. Но медучреждения переполнены, и даже если бездомного человека поставят в очередь на стационарное лечение, то не факт, что он доживет до освобождения своего места в палате.

На улице не только тяжелые условия, но и суровые законы.

На улице не только тяжелые условия, но и суровые законы. Сейчас мало доступных для бродяг подъездов, подвалов и чердаков. Волонтеры Лазаревского фонда знают, что всю прошлую зиму четыре человека прожили под платформой железнодорожной станции «Удельная». А на Комендантском люди до сих пор живут в подземных бункерах возле аэродрома, а другие - в коллекторе. Одна тамошняя женщина в прошлом была полевым врачом, зашивала солдат в Чечне, а сейчас вот - алкоголичка. Несколько раз просила волонтеров отвести ее к наркологу, правда, только когда была в пьяном состоянии. А как только трезвеет, и дело доходит до похода к врачу, придумывает всяческие отговорки, чтобы туда не идти.

Не хотят ни о чем просить и не верят государству

Если человек одумался и изъявил желание вернуться в общество, то деньги на оплату госпошлины при выдаче необходимых ему документов, а также средства на билеты домой или на оплату общежития выделяют благотворительные фонды. В госпрограммах помощи бездомным таких статей расходов не предусмотрено.

Чтобы получить соцподдержку от правительства Петербурга, необходимо документально подтвердить, что человек является бездомным, относящимся к определенному району города. Обычно бездомным не до бюрократии. Ведь не так уж просто добиться, чтобы тебя признали бомжом, то есть лицом, которое ранее проживало в Петербурге по такому-то адресу. Но если все-таки оформится, то получишь право на сухой паек и проживание в ночлежке, а также на место в очереди на лечение в медучреждении или реабилитацию.

Она рожала 4 раза, один ребенок родился мертвым, другого забрали в детский дом, а где двое других - она знать не знает.

Но в Петербурге много бездомных, которые приехали «покорять большой город», да обстоятельства их сломали. Что делать с ними, закон толком не определяет.

Есть и люди, которым просто нравится бродяжничать. Например, на Удельной есть 26-летняя женщина. Она рожала 4 раза, один ребенок родился мертвым, другого забрали в детский дом, а где двое других - она знать не знает. У нее есть собственная комната, но оттуда ее выгнали соседи по коммуналке. Сейчас женщина живет с бездомным из Белоруссии. Он уголовник, отсидит и приезжает в Петербург скитаться снова. И свою молодую подругу этой «уличной романтикой» заразил.

Проблему бездомности сложно решить. По мнению волонтеров, здесь нужен системный подход.

- Я часто сопровождаю бездомных в различных инстанциях, и бывает, разъезжать приходится на такси, - говорит волонтер Юлия. - Так вот благодаря этому я познакомилась с совсем другими бездомными. Одна официально бездомная женщина живет в своей машине, на ней же и работает в такси. А другая девушка - волонтер из клуба автолюбителей - вместе со своим ребенком считается лицом без определенного места жительства, но 10 лет снимает квартиру. Сейчас у них все хорошо, но если вдруг что-то случится, они не смогут получить никаких социальных гарантий. А все почему? Потому что не хотят идти в собес, не хотят ни о чем просить, не верят государству. Так что бездомные бывают разными, и не все они безнадежные. Со всеми ними надо работать, надо помогать, подсказывать, и тогда, возможно, что-то у них получится. А мы это делаем для себя. Если никому не помогаешь, жизнь бессмысленна. Для православных это естественно - помогать ближнему.

Материалы по теме

Благотворительность не для того, чтобы тебя благодарили.

Бездомные гибнут от мороза.

Нет дома – нет образования.

Материалы по теме
Лососево летом и зимой Фоторепортаж 
Комментарии
Опрос
Как Вы проводите свободное время?
Реклама