Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +23 погода в Петербурге
Доллар 67.01
Евро 78.36
Юань 9.78

Рак: варварские методы и миллион за час жизни

 Фото: Марина Бойцова Фото: Марина Бойцова В Петербурге один из самых высоких в России уровень заболеваемости раком. Ежегодно регистрируется около 20 тысяч больных, с каждым годом их количество вырастает на треть. Рак лечат. Мучительно, дорого, успешно, страшно

Специалисты по мозгам

В онкоцентре в Песочном - одном из самых современных в России клиническом научно-практическом центре - появился первый и единственный в России и СНГ интраоперационный магнитно-резонансный томограф (МРТ), который позволяет при сложнейших нейрохирургических операциях на мозге, говоря ненаучным языком, не отрезать то, что не надо, но удалить то, что требуется. Иначе и больному помощь окажется бесполезной, и человека можно сделать не просто онко-, но и тяжелым неврологическим пациентом.

Благодаря новому сложнейшему аппарату, работать на котором нейрохирурги учились несколько недель, можно более четко оценить местоположение и «поведение» опухоли, ее границы и безопасно для здоровья пациента отделить раковые клетки от здоровых зон мозга

… Журналистов пустили в одну из тринадцати операционных онкоцентра. Там делали седьмую по счету (с момента установки МРТ) операцию по удалению новообразования 60-летнему мужчине. Опухоль уже заблокировала у него речевые центры, и теперь главная цель - восстановить нарушенные функции, не позволить стать инвалидом, не пропустить то, что подлежит удалению, но и не задеть здоровые участки.

Как рассказал заведующий отделением нейрохирургии, доктор медицинских наук Александр Щербук, «операция высокотехнологичная. Опухоль находится в крайне функционально значимой зоне, в доминантном полушарии, поэтому было принято решение оперировать с применением интраоперационного МРТ».

Благодаря новому сложнейшему аппарату, работать на котором нейрохирурги учились несколько недель, можно более четко оценить местоположение и «поведение» опухоли, ее границы и безопасно для здоровья пациента отделить раковые клетки от здоровых зон мозга. На мониторах нейрохирурги прямо во время операции видят отсканированные участки мозга на всем протяжении операции.

«Проблем несколько. Применение МРТ увеличивает продолжительность операции на час-полтора, - говорит главный врач онкоцентра Владимир Моисеенко. - Вторая проблема - высокая стоимость операции, примерно 300 тысяч. И третья проблема: отсутствие тарифов ОМС и бюджета на данные виды помощи. Тарифы мы уже высчитали и передали в комитет по здравоохранению, ждем».

Ради такого события - демонстрации работы интраоперационного МРТ - в Песочный приехала даже вице-губернатор Ольга Казанская. Выслушав главврача, она пообещала: «Будем платить. Онкология вообще очень затратная вещь. Но с точки зрения голой экономики - это правильное решение. Деньги, конечно, большие, но не смертельные. Так что будем платить. Не мы, так Территориальный фонд ОМС».

В онкологии эффективность определяется не годами

Первичные опухоли мозга - те, для которых в первую очередь предназначен новый супер-аппарат, - не так распространены, как другие виды опухолей - в среднем на них приходится всего около 2% всех случаев заболевания раком. Например, в России в 2012 году зарегистрировано только 836 пациентов с таким диагнозом. Однако основным методом лечения таких опухолей является именно хирургическое вмешательство. А если учесть, что речь идет о мозге, то, действительно, за ценой не постоишь.

«Методы в онкологии очень жесткие, когда-нибудь их даже назовут, наверное, варварскими. Химиотерапия - это лечение ядами. Все страдает, весь организм, и никакого «противоядия» для этого нет»

Между тем Владимир Моисеенко уверяет, что в онкоцентре сейчас нет проблем ни с местами, ни с деньгами на операции: «На все отделения, кроме гинекологии, все обследованные пациенты поступают вообще без очереди. Только на гинекологии есть очередь, но не больше двух недель после постановки диагноза, - говорит главврач. - С квотами тоже сейчас проблем нет никаких».

Уважаемый доктор признался, что, несмотря на очевидное внимание к отрасли в последнее время, все-таки этот раздел медицины - как и во всем мире - не только чрезвычайно дорогостоящий, но и крайне тяжелый. Во всех смыслах.

«Методы в онкологии очень жесткие, когда-нибудь их даже назовут, наверное, варварскими. Химиотерапия - это лечение ядами. Все страдает, весь организм, и никакого «противоядия» для этого нет. Лекарства для онкобольных - это тоже астрономические суммы. При этом эффективность применяемых методик в онкологии измеряется не годами, а месяцами и даже днями. Например, недавно был опробован комплекс препаратов, который увеличивал выживаемость на 15 месяцев. Но их стоимость - 1,5 млн в год. Какая страна может позволить себе такое? В Великобритании, например, если препарат увеличивает продолжительность жизни на год, но его стоимость превышает 30 тысяч фунтов, то этот препарат уже не рекомендуют к применению».

В России только в последние месяцы - даже не годы - наконец-то задумались над тем, что онкологических больных надо не только успешно «резать», но и не менее успешно выхаживать

В России только в последние месяцы - даже не годы - наконец-то задумались над тем, что онкологических больных надо не только успешно «резать», но и не менее успешно выхаживать. Ведь именно за качественной реабилитацией уезжают из России те, кто может себе позволить лечить рак за рубежом. Все многочисленные врачи, с которыми доводилось беседовать, в один голос уверяют, что ехать лечиться за границу не имело бы никакого смысла, и даже наоборот, учитывая стоимость операций там, если бы в нашей стране была качественная система послеоперационного ухода и восстановительного лечения.

«В онкологии объем хирургических вмешательств больше, чем в других отраслях. Но у нас только недавно заговорили о том, что надо работать над реабилитацией. Раньше, например, онкологическим больным запрещали даже на юг ездить - считалось, что это увеличивает рост опухоли. Это неправильно, мы сейчас даже рекомендуем ехать отдыхать. Это можно и нужно», - говорит Владимир Моисеенко.

Но потом врачи добавляют: реабилитация страдающих, тяжелых, зачастую отчаявшихся раковых больных должна быть не менее дорогой и качественной, чем, скажем, интраоперационный МРТ. И так бы хотелось услышать такие же слова от какого-нибудь чиновника: «Будем платить».

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Михаил, сварщик, 18 лет Как Вы оцениваете уровень своего образования?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика