Свобода колесить

Фото: Валерий Мельников  РИА Новости Фото: Валерий Мельников РИА Новости
W пообщался с создателями единственного в России турагентства для инвалидов и узнал, как путешествуют люди с ограниченными возможностями, и насколько это реально в российских условиях

Во время проведения Олимпиады-80 московским инвалидам было настоятельно рекомендовано не выходить из дома, а лучше совсем покинуть столицу. На предложение провести паралимпийские игры международный Олимпийский комитет получил обескураживающий ответ: в СССР нет инвалидов. В России инвалиды есть. Ну как – есть… OK-inform пообщался с руководителем единственного в стране туроператора для колясочников и узнали, сколько лет нужно маячить на глазах администрации, чтобы у храма Спаса на Крови появился пандус.

Инва-туризм, конечно же, явление не массовое. Люди с ограниченными возможностями зачастую сильно ограничены и в финансах. Особенно в России. Поэтому у туроператора с говорящим названием «Liberty» (от англ. «свобода») не то, что в Петербурге, а во всей России конкурентов нет. И это при том, что компания существует уже девять лет.

Отсутствие конкурентов сыграло бы на руку, если бы не одно «но». На этом бизнесе в России много не заработаешь. Открывая фирму девять лет назад, подруги и бывшие одноклассницы Мария Бондарь и Наталья Гаспарян даже не представляли, с какими трудностями им придется столкнуться. К слову сегодня Мария, например, параллельно с фирмой работает еще и преподавателем немецкого языка. А компанию «Liberty» считает исключительно социальным бизнесом, «пионерством».   

Идея создать туристическое агенство для инвалидов-колясочников возникла как-то сама собой. Обе девушки в детстве пережили травму позвоночника. И с тех пор они стали лучше понимать тех людей, которые в силу обстоятельств передвигаются исключительно на коляске.   

В Европе около 10% населения - это инвалиды. При этом в одной только Германии успешно работают более 20 туроператоров для людей с ограниченными возможностями. И даже пешие маршруты известного национального парка Эйфель помечаются специальными значками, если они доступны для колясочников или людей со слабым зрением. Такими же значками отмечены кафе, рестораны, магазины.

В России число инвалидов больше, их 12%. А в Петербурге эта цифра еще выше – 15%. 10 тысяч человек из них - это колясочники. И при этом живут они, в основном, замкнуто и никуда не выезжают.

-  В Питере практические нет кафе, которые бы соответствовали всем нормам для людей на колясках, а удобные туалеты есть только в гостиницах и некоторых торговых центрах, - говорит Мария Бондарь. - Транспорт вообще самая болезненная часть. В Москве есть специализированные  автобусы. Мы организуем туры по Москве. И, бронируя их за полгода, никогда не можем быть уверенными в том, что автобусы нам достанутся. Нас всегда обслуживают по остаточному принципу. В Питере вообще нет ни одного такого автобуса. Свой мы делали сами, у меня муж профессиональный автослесарь. Второй делали на заказ, и теперь будем судиться с компанией, потому что автобусом невозможно пользоваться.  Внешне все очень даже симпатично, а когда заглянули внутрь... Это такая особенность ведения бизнеса по-русски: быстро, легко, безответственно.

По словам заместителя председателя комитета по социальной политике Галины Колосовой до 2016 года в городе с инфраструктурой для инвалидов должно стать получше. Уже действует государственная программа «Доступная среда 2012-2015».

Сегодня инвалидам доступны Эрмитаж, Русский музей… Однако по словам Марии Бондарь в Русском музее колясочникам можно проехать только в корпус Бенуа. Главное здание недоступно. А недавно забавная история приключилась с другим известным музеем. Только настойчивость двух девушек из «Liberty» сделала его, наконец, доступным для всех категорий туристов.

- Мы первые узнали, что в этом музее есть специальный лифт для колясочников, и когда мы туда приехали, даже администраторы не знали о его существовании, - не без улыбки вспоминает Мария. -  Для того, чтобы группе попасть во дворец, нужно было, чтобы три человека – техник, администратор и охранник – сошлись в одной точке в одно время. Мы тогда подумали: раз так сложно, не будем ездить. Но Наташа настояла: не будем заявлять о себе, вообще ничего не изменится! Теперь лифт там работает всегда.

Четыре года на экскурсии по городу Мария и Наталья выезжали с самодельным 40-килограммовым раскладным пандусом. И только после этого у Спаса на Крови появился свой.

Бывали и совсем грустные истории. Так, однажды привезя группу туристов из Гатчины и подъехав к Исаакиевскому собору, Мария и ее помощники обнаружили, что пандус весь завален снегом. «Мы не будем убирать», - заявили работники музея. В итоге снег расчищали собственными силами.

Конечно, тот факт, что на программу «Доступная среда 2012-2015» выделено 10 млрл рублей, сам по себе приятен. Но сейчас «Liberty» просто нужен автобус. И купить (или отремонтировать тот самый, спустя рукава сделанный) пока не на что.

За все девять лет работы компания «Liberty» от правительства города не получила никакой поддержки. Первую и серьезную помощь оказал культурный центр «Без границ». В 2010 году «Либерти» выиграли конкурс социальных предпринимателей, который проводит Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», и получила беспроцентный займ на 4 года. В прошлом же году компания получила гранд от немецкой фармацевтической компании на покупку и оборудование специализированного автобуса для инвалидов. Конечно, тот факт, что на программу «Доступная среда 2012-2015» выделено 10 млрл рублей, сам по себе приятен. Но сейчас «Liberty» просто нужен автобус. И купить (или отремонтировать тот самый, спустя рукава сделанный) пока не на что. 

- Есть еще такая проблема как отказ отелей от специализированных номеров, - продолжает Мария Бондарь. - Мы как-то случайно узнали о том, что отель, с которым мы сотрудничаем долгое время, переделывает свои 11 номеров под обычные. Мы громко запротестовали и отстояли семь. Номера переделывают, потому что бизнесмены не хотят жить в таких апартаментах. Боятся, что «прилипнет», попадут в аварию и сядут в коляску. 

Сейчас «Liberty» обслуживает около 500 туристов в год. Мария и Наталья заканчивают разработку нового тура для иностранцев: по Трансибу. Москва – Петербург – Казань – Екатеринбург – Новосибирк – Иркутс – Владивосток. Карта доступности этих далеких городов создается благодаря дружеской помощи одной фармацевтической компании. Сотрудники из представительств компании в других регионах России бесплатно анализируют культурные точки на доступность, а потом отправляют в Петербург отчеты. А вообще «Liberty» случайных людей на работу не берет. Только по рекомендации.

Каждый год компания предлагает российским туристам на колясках пять туров - из них три-четыре за границу. Набирается каждый год только два: один какой-нибудь недорогой по России и - Париж.  В этом году, правда, случился скачок. Отправляется паромный тур в Барселону, паромный тур по Балтике, много заявок на Израиль в октябре. Но проблема в том, что для того, чтобы выжить, компании нужно увеличить иностранный поток. А в Петербург инвалиды не едут. И это не удивительно.

Инва-туризм нужно признать способом реабилитации. Ведь можно дать человеку таблетку, а можно отправить его в путешествие.

- Мне кажется, что государство должно повлиять на развитие именно этого направления туризма, - уверена Мария. - Для этого нужно в законе об основах туристской деятельности выделить инва-туризм в отдельный вид. Нам  необходимы льготы, но юридически мы ничем не отличаемся от обычных туроператоров. Нужно субсидирование на приобретение специализированного транспорта. А вообще инва-туризм нужно признать способом реабилитации. Ведь можно дать человеку таблетку, а можно отправить его в путешествие, и человек вернется совершенно другим.

Конечно, инвалиды из Европы сильно отличаются от российских. Мария и Наталья повидали их немало для того, чтобы понять: они прекрасно вписаны в социум, они психологически не чувствуют себя другими. И это уже не говоря о технических возможностях.

- У нас была девушка из Америки, которая приезжала со своей собственной системой жизнеобеспечения. Это была такая огромная коляска, как луноход, весила килограмм 400, наверное, - рассказывает Мария. - Там была система питания, какие-то зонды, подача кислорода… У них быт налажен. Им не надо бороться за жизнь столько, сколько приходится это делать нашим колясочникам. У нас часто задают вопрос – почему наша параолимпийская сборная так хороша? Ребята хорошо выступают не благодаря чему-то, а вопреки. Вопреки тому, что жить им в этой стране очень непросто. Вот и мы этим мотивируем себя. Ах, у нас так плохо?! Ну, тогда мы все равно попрем напролом!

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама