Что им может помочь…

W попытался понять, хотят ли бомжи изменить свое положение?

W недавно проехался с автобусом «Ночлежки», который кормит бездомных. О первой части поездки мы уже рассказывали несколько дней назад, а теперь – о Лиговке, на которой «совсем другая публика».

- А сейчас мы поедем на Лиговку, - говорит волонтер Макс. - Там совсем другая публика.

Автобус летит по обводной, из колонок тихо поет о жизни «Юра музыкант».

- Публика там самая отвязная, не знаю, почему так, - добавляет Макс. - Но именно в этом районе они грубые и агрессивные.

- Упитанные да невоспитанные, - добавляет другой волонтер Стас. - Сейчас сами увидите. Там постоянно начинаются какие-то скандалы, потому что приходят, например, домашние тетеньки. Они берут еду вместе с бездомными. Себе или кошкам. Ну и на них, конечно, наезжают.

Практически все бездомные больны «тубиком» - туберкулезом, или чесоткой. Но у волонтеров нет никакой брезгливости по отношению к бродягам.

Практически все бездомные больны «тубиком» - туберкулезом, или чесоткой. Но у волонтеров нет никакой брезгливости по отношению к бродягам. Текучки волонтерских кадров практически нет. Люди приходят обычно надолго, кто-то даже на годы.

На Лиговке людей поменьше. Автобус заезжает на обочину у железнодорожной платформы. Мужики толкаются, переругиваются. В стороне стоят два парня в спортивных костюмах и девушка. Один другого подталкивает к автобусу, тот упирается: «Да я в первый раз!». В итоге к Максу направляется аккуратная девушка в джинсах, кедах, с сумкой через плечо. Бездомную в ней выдает только серое припухшее лицо.

- Позвольте, уважаемый… - неожиданно обращается она к Максу «высоким штилем». – А нельзя ли у вас попросить носков и мужского нижнего белья? Мне для дедушки…

Нижнего белья нет. Девушка долго по этому поводу сокрушается. Потом понуро идет к компании парней. Самый здоровый, выслушав ее, материться и демонстративно приподнимает штанины, показывая голые ноги. Мол, и что я теперь буду делать?! Он явно не хочет «светиться». Возможно, в бегах. Поэтому девушка три раза, как посыльный, подходит к Максу и узнает у него, когда и где можно найти носки «для дедушки».    

Едем в другой район. Василеостровская интеллигенция ждет «Ночной автобус» у входа на Смоленское кладбище. Бездомных человек десять. И при этом среди них всего три-четыре человека откровенно пьяны. Остальные по крайней мере выглядят совершенно трезвыми, и спокойно выстраиваются в ровную очередь к задней двери автобуса. В стороне под деревьями аккуратно сложены котомки, авоськи, потрепанные рюкзаки и дешевые женские сумки. Не слышно даже мата! Но тут фотографа замечает высокая женщина в поношенной длинной шубе, и начинает громко кричать: 

- Не снимайте меня!! Знаю я, потом все это в интернете!! А я, может быть, только работу нашла! Увидят! Я кому говорю, не снимайте меня! Пожрать не дают!

Злобно бормоча, она, не отрываясь, следит за объективом, и прячется за автобус.

Привыкшие и к не таким эмоциональным «клиентам» волонтеры спокойно улыбаются в толпу:

 - Кто желает добавки?

Люди в очереди спокойно берут свои плошки, расходятся и мирно беседуют. Многие из них одеты вполне неплохо. А к автобусу торопится, прихрамывая, парень с темными волосами до плеч:

- Можно с вашего позволения супчика отведать? – потирая руки, спрашивает он у Жени.

Где она найдет работу? И поможет ли ей отсутствие её неприглядных фотографий в интернете? Да и вообще, что ей может помочь?..

Вспоминается байка, особенно распространенная среди приехавших в Петербург из других городов. О том, что здешние бомжи запросто читают наизусть Бродского.  

- Здесь есть церковь, там по утрам им можно завтракать, - рассказывает Макс о жизни островитян. - Но там дают выборочно. Если ты пьяный, могут и не дать еды. Вон у Сереги там пожизненный бан.

К журналистам подходит та самая женщина в шубе и очень спокойно, вежливо говорит:

- Вы уже проследите, пожалуйста, чтобы меня там на фотографиях не было… Вы понимаете, я сейчас работу ищу. А если меня увидят… Бомжара, скажут. Я, понимаете, с дипломом медсестры. Но по профессии, конечно, уже никуда не устроюсь. Хоть какую-нибудь работу найти… Я все-таки надеюсь. Может быть, получится вырваться из этой жизни.

Она подхватывает с земли тяжелую квадратную сумку и уходит. Со спины ее фигура в огромной шубе напоминает сэра Генри из фильма про собаку Баскервиллей. Где она найдет работу? И поможет ли ей отсутствие её неприглядных фотографий в интернете? Да и вообще, что ей может помочь?.. 

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама