Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +9 погода в Петербурге
Доллар 64.2
Евро 70.67
Юань 9.15

Нынешних солдат ранят старыми снарядами

 Фото: личная страница Александра Семенова Фото: личная страница Александра Семенова В середине сентября этого года под Калининградом 19-летний матрос-срочник лишился руки и ноги при погрузке боеприпасов. Это произошло за 2,5 месяца до его дембеля

Александра Семенова призвали 6 декабря 2013-го из города Миасса Челябинской области. Новобранца направили в Балтийский флот ВМФ, но моря Саша так и не увидел. Служил он в дорожно-комендантском батальоне воинской части 45752-л, что в Черняховске Калининградской области.

- После прохождения курса молодого бойца получил специальность «такелажник». Но ничем толком в Черняховске не занимался, автомат в руках держал только на присяге и ни разу не стрелял из него, - рассказывает Александр Семенов. - Даже не знаю, за что наше подразделение отвечало.

Но с 30 января по 15 сентября текущего года подразделению ДКБ, в котором служил Саша, все-таки нашлось дело. Его командировали в поселок Сосновка Зеленоградского района Калининградской области для погрузки боеприпасов. А перед отправкой срочникам провели инструктаж, на котором показали снаряды и дали наставление: «Не ронять и не кидать!»

Прибыв в Сосновку, молодые бойцы увидели поле, уставленное тысячами прогнивших ящиков с боеприпасами. Хранились они прямо на земле, под открытым небом. Нижние укупорки под тяжестью верхних уже вросли в грунт - когда до них дошла очередь для погрузки, их приходилось выковыривать. Саша рассказывает, что местами снаряды торчали из ящиков, а маркированы они были 1970 годом.

- 15 сентября 2014 года был дан очередной приказ на загрузку КамАЗов боеприпасами, - вспоминает тот роковой день рядовой-такелажник Семенов. - Старшим нашей бригады был назначен такой же, как и мы, срочник, заведующей площадкой была какая-то женщина пожилого возраста, работавшая на складе. При погрузке боеприпасов офицеры и сержанты, как и в предыдущие дни и месяцы (а погрузкой боеприпасов мы занимались с февраля), отсутствовали.

Так как практически все ящики из-под снарядов были гнилые, срочникам приходилось сначала ставить ящики в погрузочную машину, а потом укомплектовывать снаряды.

- Я и мой сослуживец Валентин Бехтгольд находились в кузове КамАЗа, складывая снаряды в ящики. Один из боеприпасов сдетонировал на полу позади меня. Меня отбросило взрывной волной к борту, - говорит Александр Семенов. Далее все было, как в страшном сне.

Парню оторвало левую руку, раздробило правую ступню, пробило легкие и оглушило. Впоследствии ему ампутировали руку и часть ноги, он не слышит левым ухом. Сашин сослуживец получил менее тяжелые травмы.

- Узнав о случившемся вечером 15 сентября, мама собралась ко мне в Калининград. Поскольку она воспитывает нас с братом одна, а еще ежемесячно выплачивает ипотеку, то денег на самолет у нее не было. За помощью она обратилась в военкомат в Миассе, откуда меня призвали, но там лишь развели руками. Деньги на самолет собрали друзья. В Калининград мама прилетела утром 17 сентября. В аэропорту ее встретили командиры из Сосновки, где мы грузили старые боеприпасы. Они вели себя сдержанно, никаких извинений и объяснений не сделали, а когда мама спросила, из-за чего все случилось, ответили, что из-за халатности, - рассказывает Александр.

По словам его мамы, Розы Юрьевны Семеновой, встретившие ее командиры из Сосновки пытались передать ей конверт с деньгами, но женщина отказалась, сказав, что хочет, чтобы все было официально.

- К сыну в госпиталь я попала только 18 числа, до этого меня к нему не пропускали, потому что Саша находился в тяжелом состоянии и была угроза жизни: два дня он провел в искусственной коме и перенес операцию на легких, - вспоминает мама матроса.

Места для нее в госпитале сразу не нашлось. Денег на проживание и еду начальство Саши тоже не выделило. Слава Богу, нашлись добрые люди, которые приютили и помогли с питанием. Ситуация изменилась только тогда, когда мама срочника дозвонилась до заместителя командующего Балтфлотом Олега Молчанова. После этого нашлось и койко-место в госпитале рядом с сыном, и были выданы 55 тысяч рублей через нотариуса в качестве материальной помощи.

- Еще меня вызывали в военную прокуратуру, - говорит Роза Семенова. - Удивительно, что в качестве свидетеля. Прокурор, пользуясь своим служебным положением, хотел заставить меня написать расписку о неразглашении случившегося с сыном, чтобы я не писала и не давала объяснений журналистам. Конечно, я не пошла на это, после чего прокурор в грубой форме сказал, что он нам ничем не обязан. К счастью, в Калининграде оказались очень хорошие военные юристы, которые нам до сих пор помогают. А вестей от следователей, занимающихся нашим делом, никаких нет.

10 ноября Сашу перевели в Центральный военный клинический госпиталь имени Вишневского в Москве, где ему должны поставить протезы. Изначально начальство военнослужащего, по чьей вине он получил увечья, отказывалось оплачивать авиаперелет матери до столицы, но после того, как женщина вновь обратилась к Олегу Молчанову, средства на эти цели нашлись.

- Мне и из Москвы пришлось звонить заместителю командующего Балтийским флотом, поскольку в здешнем госпитале меня тоже не хотели оставлять вместе с сыном, ссылаясь на нехватку мест. И Олег Михайлович решил этот вопрос, понимая, что я должна помогать сыну, у которого отняли руку и ногу, - говорит Роза Семенова.

Она написала письма всюду, куда только можно: президенту, премьер-министру, министру обороны. Из ответов стало ясно, что за расследованием их происшествия теперь следит Генеральная прокуратура России и командующий Западным военным округом Анатолий Сидоров.

- Я не знаю, что будет дальше. Саше всего 19 лет, ему еще семью заводить, детей растить, - говорит Роза Юрьевна. - Надеемся, что нам выплатят положенную страховую сумму.

Как сообщают в Медиа-информационной группе «Страхование сегодня», согласно федеральному закону № 52 от 28 марта 1998 года «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы…», если в период прохождения военной службы или военных сборов застрахованное лицо получило ранение, травму или контузию, которые не привели к инвалидности, то ему выплачивается страховая сумма в размере 50 тысяч рублей. Если ранение, травма, контузия тяжелые, размер страховой суммы - 200 тысяч рублей (перечень ранений, увечий и контузий, при получении которых военнослужащему выплачивается страховая сумма, несмотря на отсутствие инвалидности, утверждены постановлением правительства РФ от 29 июля 1998 года N 665). В случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, военных сборов либо до истечения одного года после окончания военных сборов или после увольнения с военной службы (службы в правоохранительных органах), причем инвалидности не только вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), но и вследствие заболевания, полученного в период прохождения военной службы (военных сборов), страховая сумма выплачивается в таких размерах: инвалиду 1-й группы - 1 500 000 рублей, инвалиду 2-й группы - 1 000 000 рублей, инвалиду 3-й группы - 500 000 рублей. Размер указанной страховой суммы индексируется (увеличивается) ежегодно с учетом уровня инфляции в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об индексации принимается правительством РФ. Указанные страховые суммы выплачиваются в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Михаил, сварщик, 18 лет Как Вы оцениваете уровень своего образования?
Комментарии
Яндекс.Метрика