В Петербурге появится всероссийский резерв волонтёров

Павел Волков для ОК-информ Павел Волков для ОК-информ
С учётом навыков волонтёров их будут в течение двух часов направлять в места чрезвычайных происшествий 

На финишную прямую вышел центр волонтёров, находящихся сейчас на Кубани. Восстановительные работы заканчиваются. В станице Нижнебаканская, где свой лагерь расположила группа петербургских добровольцев, всё это время работал корреспондент «Общественного контроля» Павел Волков. Сегодня мы публикуем его беседу с Эдуардом Тихенко, петербургским бизнесменом, который координировал работу всего лагеря в Баканке. Эдуард рассказал, как шли работы на начальном этапе, как они идут сейчас, а также, как в будущем планируется использовать полученные навыки волонтёров. 

– Эдуард, расскажи, почему лагерь разместили именно здесь, на горе, на окраине станицы?

– Мы допускали возможность повторного подтопления территорий. К тому же всюду были развалины и грязь, и выбор площадок был невелик. Исходя из всего этого, нам нужна была некая местность на горе. Правда, сначала подумывали расположиться в центре станицы на футбольном поле, предварительно расчистив его. Но в итоге все вместе выбрали окраину, вот эту возвышенность.

Кстати, отсюда ещё и очень хорошо видно всю Баканку. Мы могли оценить разрушения в разных районах. Когда наступила первая ночь после нашего приезда, все увидели с горы, как горит ровно пять фонарей в разных местах на этой немаленькой территории. Сейчас уже картина совсем другая. Электричество восстановлено. И с горы виден результат всех проделанных работ.

– Сравни количество работы сразу после вашего приезда и сейчас.

– Мы приехали в пять утра на третий день после того, как случилось это ужасное наводнение. Сказать, что здесь было очень много работы, – это ничего не сказать. Наша первая смена сразу же приступила к обходу домов. Нас было всего 8 человек, все из Петербурга. Двое ехали в фуре с гуманитарной помощью, а ещё шестеро – на стареньком автобусе. Я очень благодарен всем этим ребятам. Вместе мы сделали невозможное. Произошла стопроцентная самоорганизация. Мы распределили обязанности. Все знали, что им нужно делать, и делали это как следует. Скоро стали съезжаться и другие волонтёры. Люди спали по два-три часа в сутки. И вот с этим хроническим недосыпом и измотанностью они работали в адских условиях просто так. 

Сейчас же состояние лагеря уже куда более благополучное. Всё спокойно. Основная работа выполнена. Мы помогаем восстанавливать город. Люди в лагере высыпаются. Даже появилось время на то, чтобы выйти в Интернет и пообщаться с кем-то. 

– Волонтёры стали местным жителям как родные. Знаю, что недавно ты даже крестил ребёнка одной из здешних семей. Как складывались такие отношения?

– Дело в том, что это наводнение – не первое здесь. Были и другие, и многие местные жители хорошо их помнят. Так вот, с тех пор люди были уверены: им никто толком не поможет, надо всё делать самим. Так что, в первые дни приходилось объяснять практически всем, что волонтёры – это добровольцы, которым ничего не нужно, ни денег, ни вещей. Жители заметили только помощь волонтёров, которые понимали, что сейчас не та ситуация, чтобы раскладывать бумажки, как поступают некоторые чиновники. Хлебнувшие горя люди верили с трудом в то, что кто-то приехал им помогать просто так. 

Надо сказать, многие жители и сами становились волонтёрами в итоге, присоединившись к нашему лагерю. Так, когда мы организовали склад гуманитарной помощи, к нему сразу же пришли пять девушек, жительниц Баканки, и стали помогать с разбором и распределением гуманитарного груза. Также у нас до сих пор нет ни одного своего личного автомобиля. Помогают местные жители. Вот вчера мы обработали 137 адресов, развозили помощь. Так много удалось доставить за день. Это только благодаря местному водителю. 

– Слышал, с палатками тоже вам оказали помощь?

– Да, одна зарубежная компания, которая занимается установкой палаток вместительностью от 6 до 60 мест, предоставила их нам. Некоторые их палатки в полной комплектации весят 60 кг. В них есть всё для автономного существования, даже солнечные батареи. Но в основном мы используем обычные походные палатки. 

Эта компания так же пообещала, что при любой чрезвычайной ситуации по нашему звонку будет и в будущем высылать нам эти палатки. Они очень полезны в случаях, когда люди остаются вообще без крыши над головой.

– То есть группа волонтёров, которая работает сейчас в Баканке, будет и в будущем выезжать туда, где понадобится помощь?

– Да, ведь то, что произошло здесь за эти несколько недель – уникальный опыт и для России, и для всего мира. Мы заносим в общую базу всех людей: через наш лагерь проехали жители 12 городов. 

На 31 августа в Петербурге запланирован сбор тех, кто работал в лагере. Тогда и будет объявлено о создании оперативного отряда волонтёров, несмотря на то что волонтёрское движение хотят загнать в рамки. В случае наводнения (не дай бог!) выехать на место происшествия смогут люди с опытом работы в подобных ситуациях. Так же, если будет (опять же, не дай бог!) землетрясение, мы отправим туда добровольцев, работавших и ранее на территориях после землетрясений. Кроме того, мы планируем в каждом крупном городе России сделать склад с первой помощью – продуктами питания и водой. Это нужно для того, чтобы в случае необходимости всё было в наличии сразу же. 

Вот такой оперативный волонтёрский резерв всегда будет пребывать в состоянии «боевой готовности» и в течение двух часов сможет активизироваться и выехать в любую точку России. Туда, где слабая администрация или этнические преступные группировки мешают людям получать своевременную помощь.

 

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама