Олимпиада-80, Pepsi-cola, Высоцкий - или русская эра потребления Олимпиада-80, Pepsi-cola, Высоцкий - или русская эра потребления спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 57.51
Евро 67.89
Юань 8.69

Виктор Чернов: «Теннис стал тусовкой для золотой молодёжи»

 Анна Башкирова для ОК Анна Башкирова для ОК Олимпийский судья по большому теннису рассказал W, почему в Петербурге мало игроков и судей, зато тренеры в переизбытке 

Олимпиада в Лондоне завершилась. Российский итог – 2012: не провал и не прорыв. Страны и города чествуют героев, завоевавших медали. Но остаются в тени люди, которые тоже поднимают спортивный престиж страны – это олимпийские судьи. От Петербурга в Лондон поехали несколько судей, в том числе трое – по большому теннису. В эксклюзивном интервью «Общественному контролю» один из них, Виктор Чернов, рассказал, почему дети богатых родителей не хотят знать, как хорошо играть в теннис, и предположил, что скоро рухнет финансовая пирамида российского тенниса.

– Сколько лет вы занимаетесь судейством?

– Восемь. В 14 лет я начал судить, сдавал тесты, ездил на турниры, повышая свою категорию. В 2010 году стал международным судьёй – получил «белый значок» (цвет соответствует категории, белый – низшая международная категория, золотой – высшая. – Примеч. ред.), пройдя специализированную школу в Парме.

– Как вы попали на Олимпиаду?

– Просто заполнил анкету на интернет-портале для сертифицированных судей Международной федерации тенниса (ITF). Заявки подали примерно 900 человек, из них выбрали 80. Всего на теннисном турнире Олимпиады было 170 судей из 49 стран.

– Какие в целом впечатления об Олимпиаде?

– Важное, прекрасное, незабываемое событие. К сожалению, атмосфера Олимпиады на кортах до полуфинальных матчей особо не чувствовалась. Теннисные соревнования проходили на Уимблдоне – это и так турнир с огромной историей. Разница была только в цвете фона: зелёный поменяли на фиолетовый. К тому же мы были далеко от Олимпийского парка. Там проходила основная олимпийская жизнь. Заканчивались соревнования поздно, гулять по городу было некогда. Кстати, Лондон не был особо украшен. Больше половины горожан выступали вообще против проведения Олимпиады. У меня же был всего один выходной. Я побывал в Африканской деревне, представляющей своеобразный Африканский олимпийский союз. Зашёл в Российский дом и на площадку «Сочи-2014», где проводили ледовое шоу. Наведался и в Корейский, и в Голландский дома.

– Трудно ли стать судьёй в Петербурге?

– Достаточно пройти первый семинар, сдать экзамен по правилам и начать практиковаться. В Петербурге не хватает судей. Здесь проходит много теннисных турниров, но мы вынуждены приглашать судей из других городов России. Работа стрессовая. И судьи не становятся звёздами. До определённого уровня они мало зарабатывают. Всё обучение идёт за свой счёт. Иногда теннисная федерация гасит расходы на сдачу экзаменов в международных школах. И вот конкурировать на международном уровне – очень сложно. Проще и выгоднее стать тренером. Сейчас их заработок может достигать 200 тысяч рублей. 

– Почему же вы не стали тренером?

– Это не моё, хотя раньше я занимался с игроками из интереса.

– Как началась ваша карьера судьи?

– Мы с братом – он на 4 года младше меня – занимались профессиональным теннисом. С повышением уровня стало тяжело тренироваться по финансовым причинам. Тогда я уже начинал судить. Решили, что я буду тренером или судьёй, а брат продолжит играть. 

– И у него это получилось?

– Скоро ему стали бесплатно предоставлять корт, но мы столкнулись с другой проблемой – не было хорошего спарринга. Все стали тренерами, все хотели денег от российского тенниса. Каждый день нужно по два часа спарринга, и тренировка стоит 2,5 тысячи рублей. Выкручивались разными способами. Сейчас брат успешно играет за команду Финляндии. 

– То есть ушёл из российского тенниса?

– Понимаете, раньше российский теннис был доступнее. Когда я начинал играть, то платил максимум 100 $ в месяц и тренировался 4-5 раз в неделю. Сейчас в Петербурге и Москве корты стоят от 600 до 5000 рублей в час. Тренер обходится примерно в такую же сумму. Добавим к этому расходы на одежду и обувь, ракетки, струны, спортивный режим, массажистов, врачей, поездки на турниры. Многие талантливые ребята уезжают играть за другие страны, за университеты в США, потому что пробиться в сборную России тяжело, а самостоятельно развиваться дорого. Последний тренд – наших теннисистов переманивают в Казахстан, где им дают раскрываться. 

– Кто же играет в теннис в России в основном?

– Из-за того что российский теннис стал супердорогим видом спорта, в основном в него играют дети богатых родителей, а их сложно мотивировать. Они не хотят научиться, как хорошо играть в теннис. Они хотят быть в крутой теннисной тусовке! К тому же часто эти юные игроки не выдерживают давления. Ведь родители повторяют им: «Я в тебя вложил сотни тысяч, а ты должен стать чемпионом». Изменилась и психология тренеров. В дорыночную эпоху они работали на результат, а сейчас хотят денег. Так, в старой школе с неталантливым ребёнком прощались. Теперь этих горе-теннисистов тянут, чтобы получать деньги за тренировки.

– Как вы думаете, возможно ли сейчас возвращение «советского» спорта – с бесплатными тренировками, массовыми выездами на сборы, мотивированными на результат тренерами и игроками?

– Возможно, если это делать на законодательном уровне. Нужно избавиться от коммерциализации детского спорта, ввести сертификации тренеров и урегулировать их деятельность, развивать спортклубы, в особенности для детей до 18 лет. Важно с самого юного возраста учить ребёнка работать на результат. И делать это нужно быстрее, потому что всё происходящее сегодня в теннисе похоже на финансовую пирамиду, которая приносит результаты на заложенном уровне СССР, но вот-вот лопнет, и всё придётся начинать с нуля.

 

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Александр Луконин, историк-краевед, 35 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика