Является ли закон «О защите прав верующих» - «адописным»?

Денис Тарасов для ОК
 На прошлой неделе Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении закон о введении уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих, и в общественном сознании он отражает закат вековой истории России как светского государства

  

Почти сто лет назад, 2 февраля 1918 года, правительством РСФСР был принят Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Он имел конституционное, основополагающее значение в религиозной сфере и устанавливал светский характер государства, свободу совести и вероисповедания. Сегодня церковь проникает в армию, школы, вузы и уже начинает лоббировать клерикальные законопроекты, среди которых и данный закон «о церковной самообороне», - так неверующие в шутку называют его в интернете. По новому закону, который спешно вступает в силу уже 1 июля, «за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», в том числе исполненные в местах культа, могут наказать лишением свободы до трех лет.

Пойдет и для защиты атеизма

Согласно другому положению нового закона, наказание за «незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению религиозных обрядов и церемоний» будет наказываться штрафом до 300 тыс. рублей или арестом на срок до трех месяцев. Если же преступление совершило должностное лицо - полицейский, чиновник - то виновный, в теории, будет приговорен к тюремному сроку до года с лишением права занимать определенные должности на срок до двух лет.

И хотя согласно Конституции все религии в России имеют равный правовой статус, а на территории страны действует свобода совести и вероисповедания, очевидно, что закон принимается для защиты именно Русской православной церкви. Последнее время именно она стала объектом нападок не только атеистов и антиклерикалов, но и борцов с коррупцией и защитников Конституции.

Законопроект вызвал массу споров с того самого момента, как его внесли на первое чтение в сентябре 2012 года. Однако, несмотря на то, что групп против принятия закона появилось множество, не все неверующие рассматривают его как зло.

- Всё зависит от конкретной правоприменительной практики, которая, как известно, может оказаться сколь угодно экзотической, - комментирует OK-inform администратор группы «Научный атеизм» Алексей Ёжиков. - В самом тексте закона не вижу, по крайней мере, абсолютно никаких проблем для простых россиян и для себя как атеиста. Мне особенно нравится изменение статьи 5.26 КОАП, оно вполне себе и для атеистов работает. Осквернил какой-нибудь особо ушлый миссионер эмблему атеистического мировоззрения - впаяем штраф!

Наличие веры равно терроризму

Главный довод против закона заключается в том, что невозможно быстро оценить наличие веры у человека и ее искренность. А значит «оскорбление чувств верующих» перестает быть юридически корректной формулировкой.

Эта процедура многим покажется унизительной, - можно и не сомневаться, - но иначе наличие у человека веры определить сложно. Выход из этой ситуации есть, но он не понравится самим верующим: наличие у человека веры может определить экспертная комиссия, состоящая из дипломированных психиатров. Она с помощью тестов и клинических инструментов психодиагностики способна выявить у человека признаки веры. Как один из вариантов: по психосоматической реакции на раздражители. Для этого, например, необходимо показать подозреваемому в наличии веры богохульные картинки и измерить пульс, дыхание и потоотделение для составления экспертного заключения.

Эта процедура многим покажется унизительной, - можно и не сомневаться, - но иначе наличие у человека веры определить сложно. А если нет достоверного факта наличия у человека веры, то формулировка «оскорбление чувств верующего» теряет свой юридический смысл из-за самой фигуры верующего, наличие которой неочевидно.

Этот казус законотворцы обошли, используя правовую схему ООН для противодействия терроризму. В настоящий момент нет единого определения понятия «терроризм», которое бы разделяли все страны, входящие в эту организацию. Существующие 38 определений терроризма в различных региональных соглашениях противоречат одно другому и трактуют явление либо слишком узко, либо слишком широко. Однако борьба с терроризмом необходима, и в ООН сформулировали конвенции, где юридически преследуется не терроризм так таковой, а спонсоры, заказчики, посредники и исполнители террористический актов, таких как захват самолета, судна, организация взрыва, взятие заложников.

Аналогичным образом действуют и российские депутаты. Они посчитали преступлением не оскорбление самой веры, а конкретные действия, эту веру подразумевающие: уничтожение религиозной литературы, неправомерные действия на территории культовых сооружений, мотивированный вандализм, препятствия для совершения религиозных действий.

Агрессивный маркетинг православия

Однако многое все также остается под вопросом. Например, разгон казаками кришнаитских мероприятий, когда полиция не вмешивалась в происходящее и даже не преследовала явных нарушителей прав человека. Будет ли теперь это считаться преступлением против верующих, за которое можно получить несколько лет тюрьмы?

Школьный запрет на ношение хиджаба и на пятикратную ежедневную молитву будет считаться «воспрепятствованием проведению религиозных обрядов и церемоний»? А сама акция Pussy Riot, после которой увидел жизнь этот самый закон, и которая технически была формой молебна (хоть и панковского), является религиозной церемонией или это что-то другое? А если другое, то что?

Принятие закона обрадовало российское православное духовенство. Он позволит не только упрочить свое положение в школах и армии, но и использовать тему «униженных и угнетенных» для эскалации социального конфликта, целью которого - мобилизация паствы и «агрессивный маркетинг» православия.

- Нападки на какую-то религиозную группу людей или на саму Церковь становятся медийным поводом, который раскручивается как живой, интересный материал, - восхитился законопроектом протоиерей Алексий Уминский на пресс-конференции, посвященной первому чтению. - Причем те, кто стремится еще более дестабилизировать ситуацию, в этом смысле не ограничены никакими законами. И здесь какие-то общественные стабилизаторы в виде законов, наверное, нужны… Вопрос стоит о кощунстве, в оскорблении религиозных чувств человека.

Дьявольские рога под слоем краски

Можно ли в принципе оскорбить чувства верующего? И что это за чувства такие, которые можно оскорбить? Не по церковным ли догматам Бог посылает испытания верующим, чтобы укрепить их в собственной вере? Не Он ли посылает оскорбления своим последователям, чтобы воспитывать в них духовность? Но тогда судебные тяжбы и преследования обидчиков - это повод предаваться грехам: гневу, лени духовного роста и терпения, гордыни.

Это всего лишь попытка войти в Рай с черного входа без особых духовных усилий. Другими словами, это всего лишь попытка войти в Рай с черного входа без особых духовных усилий: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Мф.5:10-12).

На Руси с XVI века по XIX век были распространены слухи о так называемых «адописных иконах». На них под красочным слоем, левкасом или окладом были помещены скрытые изображения дьявола, или же к образу святого могли быть пририсованы рога, скрытые слоем краски. Смысл таких икон заключался в том, что при внешней благопристойности и чинности изображение могло хранить тайный сатанинский смысл. Однако адописание вполне подходит и для наших дней.

Не является ли законопроект «О защите чувств верующих» - «адописным» законом? Это, пожалуй, самый актуальный на сегодня вопрос верующим людям.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама