Наводнение, которое войдёт в историю

наводнение Крымск наводнение Крымск
Масштабы последствий и причины внезапного наводнения в Краснодарском крае станут понятны с годами, а пока – светлая память погибшим

Полтора месяца назад, в ночь на 7 июля, больше 10 тысяч жилых домов в Крымске, Геленджике и Новороссийске оказались под водой. Затопило и многие близлежащие станицы. Интернет взорвался жуткими свидетельствами очевидцев. Фотографии с места бедствия подтверждали: это самая страшная катастрофа в истории края. Наша интернет-газета, как и все социально ответственные СМИ, пристально наблюдала за происходящим на Кубани после трагедии. Корреспондент Павел Волков отправился в станицу Нижнебаканская, чтобы помочь людям в разборе завалов и строительстве новых домов. Как Кубань восстанавливают? Из-за чего произошла трагедия? Сколько людей погибло на самом деле? И сколько можно было спасти? Говоря прямо, все эти вопросы появились в головах у тысяч россиян сразу после первых известий о наводнении. И никуда не исчезли. А окончательные ответы – их даст история, и никто другой. Мы сейчас здесь, в Петербурге, можем лишь подвести итог катастрофы, сделать из неё выводы на будущее и почтить память всех погибших, в том числе петербуржца Андрея Мареева, волонтёра, отца троих детей, скончавшегося в возрасте 39 лет в лагере в Нижнебаканской.

Вспомним, как всё было

Пятница (6 июля). На часах 21:00. Уставшие после рабочей недели жители Краснодарского края направляются домой, многие готовятся ложиться спать. Льёт очень сильный дождь, причём льёт уже несколько дней кряду. В некоторых регионах даже объявлена ЧС.

Вскоре начинается отключение электричества. Пропадает сотовая связь. Около 21:30 жители Крымска и близлежащих станиц уже находятся в воде, уровень которой стремительно поднимается до 2 метров. При этом света нет, связи нет. Многие не знают, где их родственники. Все домашние животные и скот уже захлебнулись, и их трупы плавают в темноте в затопленных дворах. К тому же с гор сошла грязь, покрывшая землю вместе с водой. Из берегов вышли реки и вдобавок принесли ил.

Люди поднимаются на верхние этажи и крыши, если успевают. В 22:00 и 22:30 вода продолжает прибывать. В течение всей ночи её уровень колеблется, но остаётся выше человеческого роста. Потоки идут дальше, затопляя последующие территории, и к утру 7 июля разливаются по Краснодарскому краю, покрыв часть Геленджика, Новороссийска и многочисленные кубанские посёлки. 

Как известно теперь, к полудню официальное число погибших – 47 человек.

И вот как при этом выглядят ленты новостей, отражающие официальную информацию от различных ведомств:

7 июля, 12:00 – премьер-министр Дмитрий Медведев обеспокоен ДТП с автобусом, перевозившим российских паломников по Украине, в котором погибло 14 человек; вице-премьер Ольга Голодец организовала вылет врачей и психологов на Украину.

7 июля, 12:30 – в Геленджик, а не в пострадавший больше всего Крымск, выехал полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов.

7 июля, 12:40 – патриарх Кирилл звонит губернатору Псковской области, чтобы выразить соболезнования по поводу ДТП с паломниками.

7 июля, 13:00 – на Кубани, по официальной информации, более 13 тысяч пострадавших, 50 погибших – по поручению Медведева в Краснодарском крае начинают создавать «штаб по устранению последствий наводнения».

7 июля, 13:30 – хештеги #Крымск и #Новороссийск выходят в российский топ в «Твиттере», поскольку весь мир возмущён неспешной реакцией и молчанием властей, тогда как с места бедствия начинают поступать фотографии и видео, не требующие комментариев.

7 июля, 14:00 – на федеральных каналах появляются первые серьёзные репортажи о произошедшем на Кубани.

7 июля, 19:00 – президент Владимир Путин вылетает в Крымск.

8 июля, 05:00 – первые отряды волонтёров привезли гуманитарную помощь и приступают к работе на пострадавших территориях.

8 июля, 09:00 – официальные лица начинают обход пострадавших зданий с целью установления масштабов повреждений.

Данил, волонтёр петербургского лагеря в Баканке, руководитель группы «Грязь», студент из Выборга:

– Когда я сюда приехал и вышел на работу в город, все улицы были в грязи и крови. В каждом дворе была падаль, мёртвые домашние животные. Всё это пахло, разлагалось. Завалы были огромные. Мы работали много. Спали по несколько часов. Все ребята очень уставали. Потом появилась машина – местные жители предоставили. Стало чуть легче. Потом начала работать большая группа МЧС. Привезли военных, которые очень помогли в физической работе, например, в переносе тяжёлого мусора, на который у нас просто не хватало сил. Только спустя месяц я понимаю, что скоро можно ехать домой. Видны результаты. Это радует. Кстати, вскоре в Петербурге появится всероссийский резерв волонтёров

При этом чиновники волонтёрское движение хотят загнать в рамки, и  добровольцы подозревают, что их статус хотят использовать для отмывания денег

Артур, владелец разрушенного крупного кафе на окраине станицы Нижнебаканская у трассы:

– От нашего кафе остался гектар земли с обломками. Сначала мы помогали местным жителям, но спустя дней десять после наводнения решили, что нужно разгрести территорию кафе. Сами мы этого сделать не могли, поскольку объём работы был слишком большой. Обратились в администрацию, но там сказали, что помочь в данной ситуации не могут, мол, им не до кафе. Обратились в МЧС, но они ответили то же самое. Правда, среди ребят оказался сотрудник, который однажды гулял у нас, и потому взялся помочь. Познакомил с волонтёром Эдуардом, куратором лагеря добровольцев. Я, честно сказать, не ожидал, что в России остались те, кто помогает бесплатно, просто так, да ещё и способен приехать издалека, терпеть лишения, не высыпаться, жить в палатках, ради незнакомых людей. Но Эдик выделил мне несколько помощников, и мы быстро разобрали завалы. Я в ответ тоже стал помогать, чем мог. Работал с волонтёрами, даже ночевал иногда в их лагере. Здорово, что нашлись такие люди и что общими усилиями мы столько смогли сделать!

Одного из таких людей похоронили в среду на Красненьком кладбище в Петербурге. Волонтёр Андрей Мареев, учитель ОБЖ, отец троих детей, работавший ранее в Чечне, умер от тромбоэмболии лёгочной артерии.

Андрея в лагере волонтёров все очень любили. Он был крайне позитивным человеком. Корреспондент «Общественного контроля» Павел Волков общался с Андреем всего один день перед своим отъездом и незадолго до смерти Андрея. То, какой это был позитивный человек, сразу бросалось в глаза. Он шутил и рассказывал, что собирается навести в станице порядок и уехать на море. Говорил, что съездит туда и вернётся с гитарой. 

Светлая память всем погибшим в Краснодарском крае. Не забывайте про Крымскую трагедию.

 
Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама