Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -6 погода в Петербурге
Доллар 66.43
Евро 75.39
Юань 9.63

Когда медицина бессильна

 Фото: Денис Тарасов/OK-inform Фото: Денис Тарасов/OK-inform В Москве с 1 января 2015 года покончили с собой 11 человек, больных раком в последних стадиях. В Петербурге на масштабной конференции, посвященной паллиативной помощи, врачи решали, что делать, когда медицина уже бессильна

Каждый третий пациент нуждается в паллиативной помощи

В Северной столице, по словам ведущих специалистов отрасли, происходит важнейшее событие - 3-я Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная оказанию паллиативной помощи. Как сказали медики, сейчас читается ее северо-западная страница, но в масштабах страны.

Напомним, паллиативная помощь стала самостоятельной отраслью медицины лишь в 2011 году, когда был принят Закон № 323 «Об охране здоровья граждан». Паллиативная помощь - то есть всесторонняя помощь инкурабельным пациентам с диагнозом неизлечимого прогрессирующего заболевания на стадии, когда возможности специального/радикального лечения ограничены или исчерпаны - там наконец выделена как отдельный вид медицины. После принятия этого закона стало возможным разрабатывать и внедрять специальные порядки оказания паллиативной помощи взрослому населению и детям, обучать паллиативной помощи студентов медицинских вузов (на сегодняшний момент выпущено 700 таких молодых специалистов), открывать не только в специализированных стационарах (хосписах), но и в других медицинских учреждениях койки для таких больных. Врачи подчеркивают, что в паллиативной помощи нуждаются не только онкологические больные, но и все нуждающиеся. В том числе: страдающие туберкулезом, сахарным диабетом, рассеянным склерозом, психическими заболеваниями. Один пациент, требующий паллиативного ухода, но его не получающий, приковывает к себе от 25 до 100 человек, вынужденных так или иначе его обслуживать. Это и участковые врачи, и медсестры, и сиделки, и родственники, и друзья, и коллеги.

«Вокруг паллиативной помощи очень много мифов, - рассказывает доктор медицинских наук, профессор, председатель Правления Российской ассоциации паллиативной медицины, фактически родоначальник этой отрасли в нашей стране Георгий Новиков. - Говорят, что присутствует она только на бумаге, что до сих пор одни слова. Это не так. Государство взяло на себя обязательства по финансированию паллиативной помощи, она включена в программу госгарантий и теперь необходима ее реализация на практике - на основе созданной законодательной базы».

Профессор Новиков привел данные Росздравнадзора. Так, по состоянию на сегодняшний день в России получено 400 лицензий на оказание паллиативной амбулаторной помощи и специальных выездных бригад и около 550 лицензий - на оказание стационарной паллиативной помощи. Помимо этого, 34 лицензии получили 34 имеющихся в России хосписа - они лицензируются отдельно, как самостоятельный медицинский стационар.

«При этом вот вам статистика: в России ежегодно умирает 1 млн 300 тысяч человек (речь идет о людях, так или иначе умерших от медицинских причин, то есть не в результате несчастных случаев или иных причин смерти), - рассказывает профессор Георгий Новиков. - Из них 300 тысяч (то есть примерно 17%) умирают от онкологических заболеваний. Еще 83% - это пациенты, умершие не от онкологии, но от других болезней. При этом из неонкологических пациентов каждый третий нуждается в паллиативной помощи. То есть это примерно от 700 тысяч до 1 млн человек».

Георгий Новиков говорит, что последние пару лет паллиативная помощь так или иначе оказывается практически в каждом регионе России. Но это пока, увы, не означает, что каждый нуждающийся в ней пациент может свободно ее получить. Должны появиться кабинеты паллиативной помощи в поликлиниках, в многопрофильных стационарах, необходимы выездные патронажные службы, дневные стационары. Кроме того, необходимо избавлять людей от страха перед паллиативной помощью, перед хосписом как «местом для умирания». Это помощь, способная сделать достойным качество жизни и смерти любого пациента и облегчить душевные страдания близким.

Как попасть в хоспис

«В Санкт-Петербурге - один кабинет паллиативной (противоболевой терапии) на 100 тысяч населения. И туда обращаются не только страдающие от болей онкобольные, - говорит главный врач Городского онкологического диспансера Георгий Манихас. - И при этом многие еще спорят, рентабельна или нет эта служба?! Один пациент, требующий паллиативного ухода, но его не получающий, приковывает к себе от 25 до 100 человек, вынужденных так или иначе его обслуживать! Это и участковые врачи, и медсестры, и сиделки, и родственники, и друзья, коллеги. Это просто катастрофа! Надо освободить этих людей созданием профессиональной квалифицированной паллиативной помощи».  В Санкт-Петербурге - родоначальнике хосписов - первый хоспис открылся в Лахте в 1990 году. Сейчас паллиативную помощь в Петербурге получают больные в 8 стационарах. Кроме этого, работают 20 выездных бригад.

В Санкт-Петербурге - родоначальнике хосписов - первый хоспис открылся в Лахте в 1990 году. Сейчас паллиативную помощь в Петербурге получают больные в 8 стационарах (пяти хосписах, один из которых - детский, и трех отделениях в Горбольницах № 14, 20, 36 и Городском гериатрическом центре). Кроме этого, работают 20 выездных бригад.

В 2014 году в хосписах оказали помощь 3872 больным, на дому наблюдались около 5 тысяч человек. Однако этого все равно мало. Необходимо, чтобы на один миллион человек приходилось не менее 100 таких коек. То есть на  5-миллионный Петербург требуется 500 коек. У нас сегодня их чуть более 200. Причем койки нужны не только для онкологических больных, но и для других, с болезнями которых медицина справиться уже не может.

«Сказать, что в Петербурге паллиативной помощи нет, конечно, нельзя. Но нас обнадеживает, что она наконец-то получила имя при рождении, то есть стала самостоятельной отраслью медицины, - говорит заслуженный врач РФ, главный врач хосписа № 2, главный специалист по паллиативной медицине Петербурга Зоя Софиева. - Одному человеку с этим не справиться с тем, чтобы обеспечить достойное качество жизни на последнем этапе».

Зоя Софиева рассказала, что в Санкт-Петербурге уже сформирована рабочая группа с участием специалистов. Не хватает главного - приказа, который окончательно определит порядок оказания паллиативной помощи в Северной столице. Он в принципе готов, но постоянно находится, что исправить, убрать или дополнить. А время, которого мучительно не хватает страдающим, идет.

«Надеемся, что Петербург как родоначальник хосписного движения, должен справиться с этой проблемой - оказанием паллиативной помощи всем без исключения», - убеждена Зоя Софиева. Необходимо, чтобы на 1 млн человек приходилось не менее 100 коек в хосписах. То есть на  5-миллионный Петербург требуется 500 коек. У нас сегодня их чуть более 200.

Между тем не секрет, что попасть на отделение паллиативной помощи или в хоспис тоже не просто. Говорят об очередях, «блате», сборе кучи бумаг, даже взятках «своим» врачам. Другие боятся, считая, что обрекают близкого человека «на умирание под наркотиком». Многие просто не знают, куда обратиться и кто должен помочь. Третьи хотят уйти из жизни только в родных стенах, страдая сами и делая жизнь близких невыносимой. Между тем Зоя Софиева убеждена, что человек не должен испытывать боль, и у него есть возможности ее избежать. Она рассказывает, что в Англии, например, в хосписе пациентов учили, как «правильно умирать». То есть люди должны были наблюдать, как умирает больной, и на его примере учиться принимать смерть достойно.

«Теперь от этого они, к счастью, отказались», - говорит доктор.

Тем не менее, люди нуждаются не только в паллиативных койках, но и в койках так называемого сестринского ухода, где больные не требуют обезболивания, а только специального ухода. В новых документах по паллиативной медицине эти койки четко разграничены. Правда, от этого их количество не увеличилось, несмотря на крайнюю актуальность проблемы: в Петербурге люди месяцами ждут места на таких койках. Пока ответ медиков один: нет денег.

Зоя Софиева просит донести до людей: не надо бояться хосписов, но к ним надо готовиться.

«К нам часто обращаются в самый последний момент, когда человек уже исстрадался от боли. Конечно, мы постараемся его положить и за 3-4 дня, хотя срок ожидания несколько больше. Надо, чтобы человек попадал по регистрации, то есть врач должен быть сориентирован. Но надо, чтобы работали участковые врачи, участковые онкологи. Они должны определить, будет ли человек нуждаться в паллиативной койке и что для этого надо сделать».

Смерть от боли… и страха

24 февраля 2015 года правительство Москвы начало проверку по массовым самоубийствам онкологических больных. Как заявил заммэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников, «мы проверяем эти суициды, сейчас я дал команду еще раз проверить». 

Напомним, СМИ сообщали, что с начала года в Москве покончили с собой девять человек, которые страдали от онкологических заболеваний. Последний случай произошел 19 февраля - два пенсионера, у которых был диагностирован рак, совершили суицид. За день до этого в Москве повесился профессор Сельхозакадемии имени Тимирязева. Тело преподавателя  обнаружила одна из сотрудниц академии. Есть информация, что за последние пару дней добровольно ушли из жизни еще два неизлечимо больных москвича. Кроме того, всем памятна прошлогодняя история, когда в Москве застрелился адмирал, не в силах дождаться необходимого наркотического анальгетика. Процедура была настолько забюрократизирована, что люди в прямом смысле умирали от боли.

С начала года в Москве покончили с собой девять человек, которые страдали от онкозаболеваний. Последний случай произошел 19 февраля - два пенсионера, у которых был диагностирован рак, совершили суицид. 

OK-inform попросил прокомментировать эту ситуацию ведущих специалистов отрасли.

«Сейчас в России увеличена норма отпуска препаратов на один рецепт. Теперь любой лечащий врач без созыва комиссии может выписать наркотический анальгетик. Если больной выписывается из стационара, то ему выдают запас наркотических обезболивающих на 5 дней. В отдаленных сельских районах созданы медучреждения, где могут оказать такую помощь и выписать необходимый препарат. Срок действия рецепта также увеличен с 5 до 15 дней (раньше рецепт необходимо было отоварить только за 5 дней). Опиоидные анальгетики сегодня можно выписывать не только онкобольным, но другим пациентам с хроническими болями», - перечислил изменения Георгий Новиков.

Кроме того, теперь наркотические обезболивающие пластыри и блистеры не обязательно сдавать, проходя все круги ада по их оформлению и утилизации. В Госдуме подготовлен законопроект о доступности наркотических анальгетиков, автором которого выступил академик Николай Герасименко.

«Нам говорят: сделано много, а воз и ныне там. Не там. Но, чтобы сдвинулся, надо привести в соответствие федеральные документы с документами в субъектах РФ. А самое главное - развеять мифы», - убежден родоначальник паллиативной помощи Георгий Новиков. - У нас ежегодно умирают от онкологии 300 тысяч человек. Каждый случай по-своему трагичен, особенно если говорить о тех, кто ушел из жизни из-за неправильного обезболивания. Но если взять эти 300 тысяч и тех 9 человек, которые ушли добровольно, то посчитайте, скольким людям мы помогли! За 20 лет работы онкологом я видел только одну суицидальную попытку онкобольного, которая окончилась трагично. Нет желания уйти, если он получает адекватную терапию».

Зоя Софиева тоже просит:

«Не пугайте людей, дайте нам, специалистам, возможность высказаться о том, что работа ведется, что мы помогаем этим людям. Чтобы они не боялись боли, ведь человек может погибнуть не от боли, а от того, что у него, возможно, будет боль».

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Саша и Таня, инженеры, 37 и 34 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика