Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +7 погода в Петербурге
Доллар 63.85
Евро 70.6
Юань 9.01

Илья Яшин: Третья чеченская война - если будет - будет гораздо более кровавой, чем первая и вторая

 Недавно член бюро федерального политсовета РПР-ПАРНАС Илья Яшин встретился с петербуржцами и еще раз заявил о том, кого подозревает в организации убийства сопредседателя партии Бориса Немцова. После встречи политик рассказал OK-inform, на какой результат на парламентских выборах рассчитывают РПР-ПАРНАС и «Партия прогресса», нужно ли возвращать Украине Крым и что может стать поводом для новой чеченской войны

- Практически все встречи с оппозиционными политиками и экспертами, которые организовывал в Петербурге проект Михаила Ходорковского «Открытая Россия», так или иначе пытались сорвать. Организатором вашего выступления выступила РПР-ПАРНАС, и все прошло благополучно. Почему мероприятия «Открытой России» вызывают такое неприятие у властей?

- Очевидно, что решение принимают местные чиновники, и для местных чиновников РПР-ПАРНАС является все-таки официальной политической структурой, имеющей государственную регистрацию, участвующей в выборах и так далее. А Ходорковский воспринимается как явный личный враг Путина, и люди, которые с ним работают, воспринимаются как просто враги. Видимо, с этим как-то связано. Это перестраховка чиновников. Если мероприятие проводится под эгидой «Открытой России», то есть организации Ходорковского, они боятся, очевидно, давать санкцию на предоставление помещений. РПР-ПАРНАС - официально зарегистрированная структура, и формального повода для того, чтобы отказать в предоставлении, наверное, нет. Хотя, может быть, есть какие-то другие подводные камни, потому что организуют эти мероприятия, по большому счету, одни и те же люди, и большой разницы между тем, что говорит Прохорова, и тем, что говорю я - нет. Я, наверное, даже какие-то более радикальные вещи говорю. Поэтому, видимо, здесь есть некое бюрократическое понимание, кому можно давать помещение, а кому - нельзя. Наверное, стоит учитывать этот опыт в дальнейшем для того, чтобы маневрировать и организовывать мероприятия, минимизируя риски их срыва. 

- То есть сигнал был не из Кремля?

- Мне кажется, конкретно по этим мероприятиям - это не кремлевский сигнал. Я не исключаю, что есть какая-то разнорядка по Ходорковскому на регионы, что Ходорковский - это личный враг Путина, с ним нельзя иметь никаких дел, и надо максимально противодействовать мероприятиям Ходорковского везде. Не только же в Петербурге такие ситуации возникают. И в Новосибирске, и в Челябинске были аналогичные проблемы. Повторюсь, что РПР-ПАРНАС все-таки пока является официально зарегистрированной политической партией. Конечно, могут вставлять ей палки в колеса, но у нас есть важный аргумент во всех таких дискуссиях - это государственная регистрация, которую, кстати, в отличие от других партий мы получили не благодаря воле Кремля, а вопреки. Потому что РПР-ПАРНАС является единственной партией, которая добилась регистрации через Европейский суд по правам человека.

- На днях Рамзан Кадыров заявил, что согласен дать показания по уголовному делу об убийстве Бориса Немцова. На ваш взгляд, это прольет свет на организаторов данного преступления?

- Во-первых, Кадыров не согласился. По форме это звучало, как то, что он соизволит поговорить со следователями, готов сделать им одолжение. Другое дело - как поведут себя следователи в этой ситуации. Потому что если следователи рассматривают его в качестве, как минимум, свидетеля обвинения, то, в общем-то, на согласие Кадырова им должно быть наплевать. Они должны вызывать его повесткой, задавать ему вопросы, брать с него подписку о неразглашении и так далее. Поэтому согласен Кадыров, не согласен - это должно мало волновать следователей. Если не согласен - значит его приводом должны приводить и задавать ему вопросы.

- Прольет ли это свет на преступление?

- Сложно сказать… Потому что, в принципе, ситуация с цепочкой подозреваемых более-менее ясна, и уже в первые недели следствия стало более или менее понятно - в каком направлении расследование должно двигаться. Под арестом сейчас находится офицер кадыровских силовых структур Заур Дадаев. Именно он подозревается в том, что нажал на курок. У следователей есть обоснованные подозрения в адрес Руслана Геремеева. Это коллега Дадаева по батальону «Север», на которого выписано, насколько мне известно, ходатайство на арест и который скрывается от следствия. Есть Алибек Делимханов, который возглавляет батальон «Север», к которому тоже идут следы кровавые, потому что сложно предположить, что бойцы батальона «Север» действовали без ведома своего командира. Далее следы ведут к брату Делимханова - Адаму Делимханову - человеку из ближайшего окружения Кадырова, такому неформальному куратору силовых структур, который является одновременно депутатом Государственной Думы. Ну и дальше прямой след идет уже к Рамзану Кадырову, которого лично я и мои товарищи по РПР-ПАРНАС просто подозреваем в организации этого убийства.

И для нас очень важно добиться официальных следственных действий в отношении Кадырова. Мы на этом настаиваем, мы этого требуем. Адвокаты семьи Немцова направили ходатайства допросить Рамзана Кадырова. Мы стараемся эту тему всячески педалировать в публичном пространстве. Были пикеты у представительства Чеченской Республики в Москве. Одна из ключевых растяжек на первомайской демонстрации сводилась к требованию допросить Рамзана Кадырова. Мы считаем Рамзана Кадырова ключевым свидетелем по данному уголовному делу с явной перспективой стать подозреваемым. Поэтому мы добиваемся и будем добиваться проведения следственных действий в отношении этого человека. Если следственные действия не будут проведены - заказчики и организаторы останутся на свободе. А это значит, что практика политических убийств продолжится. 

- Зачем Кадырову было убивать Немцова, если он действительно был заказчиком этого преступления?

- Сложно понять мотивы этого преступления. Скорее всего, речь идет о том, чтобы просто играть на повышение градуса конфликта в нашем обществе, провоцирование гражданской конфронтации, радикализацию политического процесса. Бенефициаров у этого процесса не так много, но Кадыров - явно один из них. Потому что для Кадырова, чем жестче будет политический режим в стране, тем выгоднее это будет лично ему. Он таким образом явно найдет свое место. Кадыров - человек явно неприемлемый для запада, он не заинтересован в том, чтобы налаживать отношения с западом. Он заинтересован в том, чтобы режим в России напоминал режим в Чечне. Тогда он будет чувствовать себя комфортно. А для этого нужно повышать градус политической конфронтации, что явно он и делает. Это связано не только с нашими подозрениями по поводу его роли в убийстве Немцова. Это связано и в целом с его политической линией, и его риторикой. Он угрожает силовикам, он явно презирает законодательство всеми своими словами, заявлениями и так далее. Поэтому Кадыров - это крайне опасный человек, его линия представляет угрозу просто национальной безопасности России. То, что он делает, то, что он говорит - приведет к тому, что Россия просто превратится в такую мрачную средневековую диктатуру. Если та линия, которую олицетворяет Кадыров, будет реализована - жить в России будет крайне некомфортно и опасно.

- А Путин знал, что готовится убийство Немцова?

- У меня нет ответа на этот вопрос. Это вопрос к следователям, которые должны во всем разобраться… Любой ответ на этот вопрос печальный. Либо Путин - человек, который несет прямую ответственность за смерть своих политических оппонентов, либо Путин - человек, который не контролирует ситуацию в стране.

- Чем, на ваш взгляд, может закончиться конфликт с участием ставропольских полицейских, который недавно произошел в Чечне и вышел на федеральный уровень?

- Конфликт между силовиками и Кадыровым усугубится. Это конфликт за право на насилие. Силовики считают, что у них должна быть монополия на насилие в нашей стране, Кадыров претендует на то, что у него тоже есть право на насилие. Конфликт связан именно с этим. Арбитром в этом конфликте может быть только Путин. Но Путин находится в очень сложной ситуации. Как говорят шахматисты, «цугцванг» - когда нет хороших ходов. Из этого конфликта нет хорошего выхода, в любом случае будет кто-то обижен. А поскольку речь идет о конфликте между очень влиятельными силовиками, то в конечном итоге кто-то обязательно останется обиженным. 

- Может быть третья чеченская война?

- Да. К сожалению, это вполне вероятно. Она может случиться либо в результате усиления противоречий между Кадыровым и силовиками, либо она может случиться после ухода Путина с политической арены. Кадыров накопил огромный военно-политический потенциал, достаточный для того, чтобы поставить вопрос о независимости своей вотчины. Причем третья чеченская война будет гораздо более кровавой, чем первая и вторая вместе взятые, потому что по сравнению с предыдущими годами, сегодня в Чечне сосредоточены огромные финансовые и силовые ресурсы. У Кадырова - огромная личная гвардия очень профессиональных, натренированных бойцов, способных выполнять задачи самой высокой сложности. Недавно в Иордании, кажется, был турнир специальных подразделений разных стран мира, и чеченское подразделение заняло первое место. И если в какой-то момент Кадыров объявит о суверенитете, решать задачу сохранения Чечни в составе России будет очень сложно. Потому что российской армии, которая в девяностых-то годах несла огромные потери, явно будет очень сложно выполнять задачи на территории Чечни в силу того, что за последние годы, за годы путинского правления, кадыровский режим накачали деньгами из федерального бюджета - там 90% дотаций из федерального бюджета - и оружием. Находясь, по сути, вне федерального правового поля, Кадыров создал в Чечне, во-первых - режим личной власти, во-вторых - создал и натренировал личную гвардию, преданную лично ему, которая будет защищать лично его. К сожалению, Чечня - это бомба замедленного действия, которая представляет грандиозную угрозу для национальной безопасности.

- Боевые действия на Украине еще активизируются?

- Боюсь, что да. Потому что мир на Украине не достигнут. Достигнуто перемирие, причем очень шаткое. Путин рассматривает Донбасс как рычаг давления на Киев. И Киев, конечно, не захочет мириться. Вопрос о роли Донбасса, о его государственной принадлежности, в любом случае встанет. И, скорее всего, это приведет к новым боям, к новым столкновениям.

- Недавно РПР-ПАРНАС и «Партия прогресса» объявили, что будут выдвигать на парламентских выборах единый список кандидатов. Между тем, позиции по присоединению Крыма, насколько я понимаю, у вас расходятся. РПР-ПАРНАС против присоединения Крыма, а Алексей Навальный его признал. Это может помешать вашему взаимодействию?

- Я бы так не сказал. Насколько я знаю, Навальный его не признал. Навальный говорит, что вопрос о Крыме не является техническим. И наши позиции в этом совпадают. Понятное дело, что и мы, и Навальный сходимся в том, что Крым был присоединен с грубым нарушением тех международных обязательств, которые Россия на себя приняла - это и Будапештский меморандум, и договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной, и ряд других международных документов. Россия фактически с использованием вооруженных сил присоединила часть территории другого, суверенного государства, суверенитет, территориальную целостность которого Россия не просто признавала, но и гарантировала в соответствии с международными договоренностями.

Другое дело, как отыгрывать эту ситуацию назад - не очень понятно. Это вопрос не механический. Механическое возвращение Крыма Украине гарантированно приведет к гражданским столкновениям. Поэтому задача новой российской власти будет заключаться в том, чтобы сесть с украинской властью за стол переговоров и найти такой выход из этой ситуации, который был бы приемлем для обеих сторон. Надо найти такой выход, который не приведет к кровопролитию в Крыму. Варианты могут быть разные. Их как минимум три. Сохранение Крыма в составе России с выплатой какой-то материальной компенсации украинской стороне - это один из вариантов. Другой вариант - возвращение Крыма в состав Украины с формированием там автономии, которая даст большие права русскоязычному населению таким образом, чтобы возврат Крыма не привел к гражданской конфронтации. Либо, мне кажется, идеальный вариант - это формирование в Крыму какого-то такого образования, на которое распространится как суверенитет России, так и суверенитет Украины. Условно говоря - такой Гонконг. Но главное, чтобы этот диалог носил мирный характер, и чтобы обе стороны были настроены на компромиссное, мирное решение этого конфликта. 

- Почему, на ваш взгляд, «Партию прогресса» лишили регистрации именно сейчас? Это не связано с объединением с РПР-ПАРНАС?

- Не исключено, что с этим и связано. Честно говоря, у нас была гипотеза, что после того, как мы объявили о создании коалиции, Навальному дадут регистрацию и право участвовать в выборах, чтобы внести раскол. Мы заранее проговаривали такое развитие событий. Но на практике получилось уж совсем как-то... Это результат той кампании давления, с которой Навальный и его сторонники сталкиваются на протяжении всех последних лет. Это и уголовные дела - и против Навального, и против его родственников, и против его сотрудников, и против его сторонников. И давление на региональные отделения партии, и как апофеоз - лишение партии регистрации. И Навальный, и мы относимся к этому совершенно философски. Понятно, что нельзя запретить партию, отобрав у нее какую-то бумажку. Партия - это люди и идеи. У Навального много сторонников, у Навального четкая система взглядов. Поэтому партия Навального существовала и существует. Это наша союзническая организация, мы протянем им руку поддержки, естественно, дадим им возможность участвовать в выборах с помощью нашей лицензии. Я думаю, что те сложности, с которыми партия Навального сейчас сталкивается, укрепят наши союзнические отношения.

- На какой процент может рассчитывать объединенный список РПР-ПАРНАС и «Партии прогресса» на парламентских выборах 2016 года?

- Сложно сказать. Это будет зависеть от того, как мы проведем избирательную кампанию, от того, какие другие политические партии будут участвовать в избирательной гонке. Но я уверен, что если нам дадут возможность участвовать в выборах, если мы сможем провести динамичную избирательную кампанию, моделью для которой станут выборы мэра Москвы и выборы в Ярославле (в 2013 году Алексей Навальный занял второе место на выборах мэра Москвы с 27% голосов, а Борис Немцов стал депутатом Ярославской областной думы; оба они баллотировались от РПР-ПАРНАС. - OK-inform), например, то мы сможем претендовать на то, чтобы сформировать крупную фракцию в Государственной Думе. Я не готов рассуждать о конкретных процентах, но то, что у нас будет несколько десятков депутатов, я не сомневаюсь. Это, на самом деле, изменит политический ландшафт страны и даст возможность для старта политических реформ. Наличие демократической фракции в Госдуме даст России шанс не на революционное изменение, а на трансформацию диктатуры в демократию через реформы. Поэтому для страны прохождение демократической коалиции в Госдуму было бы очень полезным и продуктивным.

Фото: Лена Лебедева-Хоофт

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Игорь, музыкант, 24 года Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика