Смерть - не повод для оправдания?

фото со страницы Никиты Леонтьева "вконтакте" фото со страницы Никиты Леонтьева "вконтакте"
В Петербурге начался суд над погибшим подростком Никитой Леонтьевым, которого полицейские задержали якобы за кражу сумки и забили шваброй до смерти в отделе полиции. Мать Никиты говорит, что суд - единственный шанс восстановить доброе имя ребенка, которого она потеряла

Ольга Леонтьева считает дни без Никиты и переживает произошедшее в январе 2012 года так, будто ее сына не стало вчера. Напомним, 15-летнего подростка Никиту Леонтьева доставили поздно вечером 21 января в участковый пункт отдела полиции в доме 12 корпус 1 по улице Шотмана, по подозрению в совершении грабежа. По предположению полицейских, парень выхватил сумку у какой-то пьяной женщины и попытался убежать. Мальчика схватили полицейские и доставили в свое «логово». В ночь на 22 января Никита погиб. Как выяснило следствие, смерть наступила после жестокого избиения.

По словам Ольги Леонтьевой, у ее сына зафиксировано более 60 переломов. В ходе расследования был задержан 24-летний лейтенант полиции Денис Иванов, участковый уполномоченный 75 отдела полиции УМВД РФ по Невскому району Петербурга. Невский районный суд на прошлой неделе приговорил бывшего участкового к 6,5 годам колонии строгого режима. Иванов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111, п.п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, превышение должностных полномочий).

Потерпевшая сторона заявила, что имеются отягчающие обстоятельства, и просила назначить более строгое наказание, 8 лет лишения свободы. Сам Денис Иванов в последнем слове попросил прощения у матери погибшего школьника и о снисхождении. Но Ольга, понятно, ни о каком прощении и слышать не хочет - сына уже не вернуть. Она намерена подавать на этой неделе апелляцию на приговор.

Ольга, понятно, ни о каком прощении и слышать не хочет - сына уже не вернуть.

Изначально в рамках дела свидетелями были два начальника участкового - заместитель начальника 75 отдела полиции по линии общественной безопасности Олег Прохоренков, а также и. о. заместителя начальника того же отдела по линии уголовного розыска Алексей Малых.

Вскоре после возбуждения уголовного дела Малых умер, по некоторым данным, от панкреатита, а Прохоренков попал в больницу с сердечным приступом. Позже его задержали в качестве подозреваемого. Затем ему предъявили обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, а также в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Прохоренков арестован. Его дело отправлено на доследование. В отношении умершего от панкреатита Малых дело вообще не возбуждалось.

В Невском районном суде сейчас рассматривает дело о вине самого погибшего мальчика. Эксперты и правозащитники называют происходящее абсурдом. Но следователи уверены, что 15-летний Никита был причастен к грабежу. В то же время матери предложили закрыть дело, поскольку подозреваемого нет в живых. Однако она настояла на том, чтобы память ее сына не очерняли. Она уверена, что Никита не выхватывал сумку у пьяной женщины, и не сомневается, что в ходе следствия этот факт станет окончательно неоспоримым.

Судье Татьяне Михайловой предстоит огласит сложное и с этической, и с профессиональной точки зрения решение.

Поскольку процесс идет над несовершеннолетним, хоть и погибшим, слушания идут в закрытом режиме. Кроме того, вряд ли огласка и наплыв журналистов выгодны служителям Фемиды. 

По словам Ольги, к ней неоднократно лично обращались «большие чины» в форме, предлагая закрыть дело в отношении Никиты. Но в случае с приостановкой производства он все равно остался бы виновным или подозреваемым, в зависимости от того, какой процессуальный статус ему «присвоило» бы следствие.

- Довести дело до суда - единственный вариант «реабилитировать» моего ребенка, - говорит Ольга Леонтьева.

Ответ на вопрос, можно ли судить мертвого человека, в судебной практике уже звучал.

Поясним, дело могло быть закрыто с формулировкой «по не реабилитирующим основаниям», то есть в связи со смертью обвиняемого. Реабилитировать доброе имя человека в этом случае невозможно.

Ответ на вопрос, можно ли судить мертвого человека, в судебной практике уже звучал. Начало подобным процессам сравнительно недавно положил Конституционный суд России. До 2011 года следователи пользовались юридическим пробелом в УПК РФ, который позволял прекращать уголовное преследование умерших фигурантов без согласия их близких родственников. При этом дела закрывали по тем самым «не реабилитирующим основаниям». Таким образом, обвиняемые оставались преступниками, а их законные представители не имели права на восстановление доброго имени погибшего, возмещение имущественного вреда и компенсацию морального ущерба. Однако Конституционный суд России признал, что это не соответствует основному закону страны.

Посмертно судили, в частности, врача Ольгу Александрину, обвиненную в ДТП с участием автомобиля вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова в феврале 2010 года в Москве. В июле этого года женщину признали виновной и не нашли оснований для реабилитации, хотя родственники настаивали на закрытии дела.

- Правоприменительная система не способна на благородные поступки, - говорят об абсурдной ситуации знакомые семьи Леонтьевых.

Простить человеку преступление, даже если его не было, система не может.

То есть, простить человеку преступление, даже если его не было, система не может.

Если случай с Ольгой Александриной еще как-то перекликается со смертью Никиты Леонтьева, то других подобных ситуации в России уж точно не было. Так что для судебной практики это - прецедент.

В случае вынесения оправдательного приговора Никите эксперты видят в этом «бомбу», подложенную под полицейскую машину. Обвинительный приговор, безусловно, повлечет за собой скандал в обществе, подобный тому, что поднялся после оглашения результатов дела Ольги Александриной.

«Дело Никиты Леонтьева» абсурдно еще и потому, что уголовное дело по факту кражи возбудили через два дня после гибели подростка. Как такое возможно, следствие предпочитает не объяснять. Просто заявляет, что «идет производство по делу».

Процесс о мифической краже, сомнительный с моральной точки зрения, продолжится в октябре. OK-inform будет следить за развитием этой ситуации.

Выскажите свое мнение об этой ситуации.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама