Клиент всегда не прав

Фото: Григорий Собченко/Коммерсантъ Фото: Григорий Собченко/Коммерсантъ
Реалии из жизни автосалонов и авторазборки глазами журналиста, побывавшего на площадках по продаже битых автомобилей

Часто, из-за нехватки времени или отсутствия желания, автовладелец не занимается продажей своей машины сам, а прибегает к услугам посредников, так называемых автосалонов-площадок. Вроде все просто: пригоняем машину и, если оценщикам-экспертам она показалась перспективной в плане сбыта, заключаем типовой договор и ставим авто на стоянку. Автосалон сам размещает объявление на сайтах, сам машину моет, пылесосит салон, в общем, осуществляет предпродажную подготовку. И процент с продажи у него как будто бы небольшой, 30 тыс. рублей сверху вашей цены. Но, на деле, клиента ждем много сюрпризов, особенно если речь идет о продаже автомобиля, пострадавшего в ДТП… Встречи нашего корреспондента с некоторыми персонажами помогут читателям увидеть реальное положение вещей. Все имена в тексте изменены.

За окном моей «акулы» мелькают желто-красные пейзажи осенней Ленобласти. Мы только что съехали с КАД в районе Ломоносова, проскочили шоссе, и теперь петляем в каких-то огородах. Мой товарищ, большой знаток классических автомобилей, коллекционер, и, заодно, мой проводник в мир автомобильного беспредела, Петр Андреев, нахохлившийся на соседнем сидении, выясняет маршрут по телефону и командует, куда мне ехать.

За забором виднеются домики-офисы и неопределенные силуэты машин, часть которых скрыта под полотнищами брезента.

Наконец, я притормаживаю у высокого металлического забора, по верхнему краю которого вьется колючая проволока. Пока мы ждем, чтобы нас впустили на территорию, я глазею по сторонам. За забором виднеются домики-офисы и неопределенные силуэты машин, часть которых скрыта под полотнищами брезента. Наконец, за воротами появляется тщедушного телосложения паренек. Когда он одерживает победу над замками, мы вкатываемся на площадку, и, следуя его жестам, паркуемся за одним из домиков, таким образом, чтобы машину не было видно с дороги.

Теперь я вижу, что офисы, - на самом деле, простые бытовки, - почти разобраны. Всякая офисная ерунда вроде стульев и столов валяется тут же, распиленная на части. Системные блоки компьютеров разворочены. Паренек запирает ворота, озирается и бежит к нам, пригнувшись, словно по нему вот-вот должны открыть огонь.

- Привет, привет, привет! - тараторит он, представляясь Павликом. - Парни, давайте быстро только. Смотрите, что надо, мы сдернем. И вызывайте свою «труповозку». Времени в обрез, меня завтра днем здесь быть не должно.

Павлик, этакий герой «пацанских зарисовок о жизни торчков», ведет нас по территории и лихорадочно сдергивает брезент с автомобилей.

- Так, так, так, - продолжает он дружелюбно тараторить. - Вот тут очень хорошие «бмв-семерки», с минимальными повреждениями, салон сказка, мотор огонь. Есть выбор и 4 литра, и 5 литров. Можно завести. Вот там «мерседесы», кузова более убитые, но поживиться тоже можно. Передки у всех разобраны, мотор быстро скинем.

Павлик, недолго думая, вытаскивает пистолет.

Вытаскиваю фотоаппарат и нацеливаюсь на жестоко битый в корму «мерседес». Павлик, недолго думая, вытаскивает пистолет.

- Ты чего, совсем с ума упал? - заходится он в истерике, размахивая «травматом». - Если я в тебя шмальну, вреда будет меньше, чем если ты фотку где-нибудь выложишь. Понял?!

Я примирительно поднимаю руки и убираю камеру. Хочется не пострадать настолько, что написание материала станет невозможным. Предлагаю Павлику покурить, чтобы успокоить нервы, и протягиваю неплохие сигареты.

- А я тут третьи сутки без сигарет, сплю в машине, - вновь дружелюбно трещит Павлик. - Прошлую ночь какие-то уроды пытались перекусить цепь на воротках, пострелял в них немного.

Тут подходит мой товарищ Петр.

- Слушай, а я бы во-он ту «семерку» в 38-м кузове забрал целиком. Почем отдашь?

- С ума упал? - снова заходится в истерике Павлик. -  Если машина целиком пропадет, меня уроют. Пилите с нее, что хотите, вырывайте салон, снимайте мотор. Но кузов должен остаться. Салон и мотор по 10 тыс. рублей, колеса по 2 тыс. рублей. Могу скидку сделать.

Петр, досадно хмыкнув, достает набор инструментов и ныряет в салон «семерки». Я же выдаю невротику третью сигарету и начинаю выводить его на душевную беседу. Впрочем ему и самому страсть как хочется поведать кому-то все о своей деятельности.

- К нам приходят, выбирают ведро, например, перевернувшийся «туарег» 2008 года, который в хорошем состоянии стоит около 1 млн рублей, берут его документы, запчасти, ну, скажем, за 400 тыс. рублей, колдуют в своей кузовной мастерской, где-нибудь в гаражах, силами бойцов с юга, и вот вам почти новый «туарег», - криво усмехается он, выдыхая большое облако табачного дыма. - Зазорчики уже не те, покрашен так себе, но выставляют его за 800 тыс. рублей, то есть демпингуют. Тут же находится идиот, который покупает эту кособокую коробку на колесах, ездит, кидает понты, и он счастлив, а парни в наваре, как и мы собственно.

«Навар», таким образом, составляет порядка 80% сверху затрат.

- А твой-то навар в чем? - спрашиваю я, изображая, что всего лишь поддерживаю беседу.

Если попадается перец, который упирается, мы с ним заключаем договор на 30 страницах, запутанный до того, что без юриста не поймешь.

- Клиент, который хочет сбыть свое битое ведро, всегда в пролете, - потрясывается от смеха Павлик. - Когда нам приводят «убитка», оценщики округляют глаза и говорят побольше страшных слов типа «ушли лонжероны», «критическое, необратимое нарушение геометрии кузова», все в таком духе. У человека нет времени самостоятельно сбывать своего «убитка», и держать его негде, он плюет и отдает по нашей цене. Если попадается перец, который упирается, мы с ним заключаем договор на 30 страницах, запутанный до того, что без юриста не поймешь. Суть его в том, что да, мы клевые парни, берем тачку на реализацию по цене, установленной ее владельцем, и отдаем ему деньги после продажи. Но там написано: если за три недели машина не продается, каждую неделю нам капает процент с указанной владельцем стоимости, а если в течение месяца с клиентом не выйти на связь, она и вовсе ему уже не принадлежит. Захочет забрать машину, должен будет процент выплатить.

- Интересное у нас ноу-хау… - говорю.

- Да все салоны так работают, и официальные тоже, вопрос только в наглости и хитрости договоров.

Так же выясняется, что стоянка ныне на осадном положении, поскольку ее шеф то ли обидел кого-то, то ли решил просто решил залечь на дно по неизвестным причинам, и теперь «сворачивает» все три свои точки. Две другие уже закрыты, а Павлик взял инициативу в свои руку и распродает остатки знакомым, по секрету от бывшего шефа.

Про себя я подумал: «Хана Павлику».

Нужно быть аккуратным и внимательным, связываясь с площадками, осуществляющими посреднические услуги в продаже автомобилей. Нужно быть внимательным при покупке подозрительно дешевых машин «свежих» годов в топовых комплектациях.

В следующих материалах мы продолжим путешествие по миру автобеспредела.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама