Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +18 погода в Петербурге
Доллар 74.16
Евро 87.23
Юань 1.06

Агапитова защитила свое достоинство

 Фото из личного архива С. Агапитовой Фото из личного архива С. Агапитовой Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова выиграла очередной суд против религиозных активистов. Как рассказала детская правозащитница корреспонденту ОК-информ, «за ложь надо отвечать»

Судебные заседания по иску Светланы Агапитовой о защите чести и достоинства к некоему координатору общественного движения «Отдельный дивизион» Владиславу Нечунаеву продолжались более года. И вот в минувшую пятницу, 11 марта, поставлена точка: Красносельский районный суд Санкт-Петербурга признал почти абсолютное большинство высказываний ответчика, то есть Нечунаева, размещенных в соцсети Вконтакте, в адрес Агапитовой порочащими честь и достоинство и не соответствующими действительности. Кроме того, суд взыскал в пользу истицы Агапитовой 20 тысяч рублей (вместо запрашиваемого 1 миллиона) в качестве компенсации морального вреда.

Мы вам покажем, как права защищать

Напомним, история противоборства одного из самых популярных в России детских правозащитников Светланы Агапитовой с несколькими общественными организациями, выступающими, как говорится на их сайтах, за традиционные семейные ценности, патриотизм и православие, тянется уже не первый год.

История противоборства одного из самых популярных в России детских правозащитников Светланы Агапитовой с несколькими общественными организациями, выступающими, как говорится на их сайтах, за традиционные семейные ценности, патриотизм и православие, тянется уже не первый год

Еще в 2014 году, когда Светлана Агапитова избиралась на второй срок на пост детского уполномоченного, общественники выступили резко против. В социальной сети ВКонтакте была создана группа АГАПИТОВА.net, в которой активисты обвиняли правозащитницу (и, кстати, мать четверых детей) в том, что она «вредит институту семьи», «подрывает мораль и нравственность» и даже «поддерживает извращенцев». В качестве основных претензий они высказывали «слишком толерантную», по их мнению, позицию омбудсмена в вопросах ювенальной политики, семейного воспитания, ее адекватное отношение к проблемам сексуального просвещения подростков, защиту прав и интересов любого, даже самого сложного, ребенка, а также честную и открытую позицию в вопросах усыновления детей-сирот после принятия так называемого «закона Димы Яковлева».

«На щите» общественники несли мнение церковного деятеля, педагога и культоролога Владимира Легойды, который в интервью РИА «Новости» сказал, что «православная общественность Санкт-Петербурга <…> не требует от детского омбудсмена города ничего экстраординарного: поддержка традиционной семьи как естественной и самой благоприятной среды для развития ребенка, ограничение чрезмерного вмешательства в семейные дела, отказ от так называемого сексуального просвещения, в особенности в области однополых отношений. Этот набор требований характерен не только для России, но и для всех консервативных христиан, мусульман и иудеев всего мира».

По мнению православных общественников, Агапитова к ним не слишком прислушивается, а власти якобы не хотят рассматривать их собственную концепцию воспитания.

Однако Светлана Агапитова при активной поддержке всей прочей общественности (в том числе, подозреваю, и вполне себе православной), а также чиновников (напомним, кандидатуру Агапитовой выдвинул губернатор Георгий Полтавченко и ее полностью поддержали депутаты Заксобрания) выборы с блеском выиграла, после чего посчитала возможным потребовать от тех, кто ее оскорблял, ответить за свои слова.

Агапитова: «Выигранный миллион пошел бы на благотворительность»

Светлана Агапитова прокомментировала «Общественному контролю» кампанию против нее и результаты судебного процесса.

- Светлана Юрьевна, почему вдруг к вам испытали столь сильную неприязнь?

- С самого начала появления института уполномоченного по правам ребенка в Петербурге небольшая часть граждан была против того, чтобы этот институт в принципе существовал. Они почему-то считали, что мы проповедуем ювенальную юстицию, и думали, что уже завтра мы придем к людям отбирать детей. Через 5 лет, к концу первого срока, это и стало их главным аргументом. И все наши заверения (доказанные делами, в том числе) в том, что с семьей и с церковью мы дружим, не были, к сожалению, услышаны. Хотя я допускаю, что это может быть чьим-то определенным заказом.

- Потом это выросло в травлю в интернете?

- Да, и только ленивый не пытался нас пнуть. Подключилась даже пресса, но, к чести нашей - не петербургская, а московская. Поэтому я посчитала необходимым дать людям понять, что когда человек в публичном пространстве оскорбляет и извращает факты, то он должен за это отвечать. И то, что суд признал 9 из 10 фактов порочащими честь и достоинство, подчеркивает мою правоту.

- Обвинения общественников вас задели больше как человека или как госслужащего?

- Наверное, вопрос все-таки больше в должности. Но иск мы подавали от меня как от частного лица из-за юридических нюансов.

- Вас не обвиняли в том, что заявленный в качестве компенсации морального вреда миллион рублей Агапитова «вытряхнет» из честных патриотов?

- О деньгах речи вообще не шло, это просто некая круглая сумма, которая ничего не отражает. Хотя, если бы ее удалось отсудить, мы бы направили ее общественным организациям, на благотворительность.

- Так, может быть, ради этого стоит подать апелляцию?

- Мы подумаем. Хотелось бы, чтобы все наши требования были полностью признанными. По результатам экспертизы выводы однозначные: все высказывания порочат честь и достоинство. Но с судами спорить сложно… Мы еще не получили заключения, потом все проанализируем. Суды длились около года, это все достаточно утомительно.

- Но, тем не менее, вы - одна из немногих чиновников, которые не стали подставлять левую щеку…

- Острые обиды стерлись уже, конечно. Но люди должны отвечать за свои слова. Мало чиновников подают иски, предпочитая не обращать внимания или простить. Но на тот момент мне хотелось доказать, что их утверждения ложные, а за ложь надо отвечать.

- Судя по позиции этих граждан, они тоже отступать не намерены. Они регулярно пикетируют Городской консультативно-диагностический Центр для детей «Ювента», воюют с уроками сексуальной грамотности в школах, и даже телефон доверия для детей и подростков ими признан как подрывающий семейные ценности. Вы намерены и дальше судиться?

- Не знаю, насколько будет дальше серьезный повод, но если он будет, то я по-прежнему считаю, что в правовом деле человек должен себя защищать, особенно если вопрос принципиальный.

От редакции

Мы попытались связаться с ответчиком по делу Светланы Агапитовой Владиславом Нечунаевым, однако на момент выхода этого материала ответа не получили. Мы готовы выслушать оппонента, если у него будет желание высказать свою позицию.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Кристина, домохозяйка, 34 года Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика