Убийца из Бирюлево - это не ответ на миграционный вопрос

Фото: Валерий Мельников / РИА-Новости Фото: Валерий Мельников / РИА-Новости
Полиция задержала Орхана Зейналова и доставила его под конвоем в Москву. Но сколько еще нужно убийств и расследований, чтобы правительство, наконец, пересмотрело миграционное законодательство России? 

Программу по развитию толерантности можно считать проваленной. Толерантность в России не состоялась. Это факт, ставший очевидным после убийства Егора Щербакова и массовых митингов в Бирюлево. Подозреваемый в убийстве Орхан Зейналов найден. Его задержали в подмосковной Коломне при участии бойцов СОБРа и на самолете доставили в Москву. Полиция расследовала преступление с удивительной молниеносной скоростью...

Говорить о том, что у преступления нет национальности, можно бесконечно. Но это не отменяет процента преступлений, совершенных мигрантами (от 11,5% по официальным данным до 50%-65% по данным ряда не официальных или анонимных источников). Это не отменяет и того факта, что каждая вторая жительница мегаполиса прекрасно представляет себе ситуацию, в которой оказалась девушка убитого Егора Щербакова.

Ведут ли себя так же русские? Да, ведут, но реже, и обычно в состоянии сильного алкогольного опьянения. Мигранты же алкоголь не приемлют в силу своей религии, а вот хамское - с российской точки зрения - поведение считают нормальным. Вчера ваша покорная слуга, автор этого текста, возвращалась после работы домой. Был поздний вечер, и вагоны в метро пустовали. Я пристроилась на пустующий метро-диван, и читала на планшете новости. После очередной остановки от чтения меня оторвал тот факт, что кто-то динамично толкает меня сбоку. Оказалось, выходец из южных республик не смог присесть где-либо в полупустом вагоне, кроме как вплотную ко мне. Более того, присев, он решил, что должен срочно и как следует поправить свою куртку, чтобы она чудесно сидела на нем как в плечах, так и в рукавах, и в талии. И так «марафет» мой внезапный сосед наводил минут пять, при этом динамично и с силой толкая меня сбоку, и с интересом разглядывая экран моего планшета. На экране, к слову, были вовсе не новости про Бирюлево, а рассказ об очень интересном московском научном фестивале «360 градусов». Все это время я боролась с желанием сообщить своему соседу, что он находится в России. В городе Санкт-Петербург. В полупустом вагоне метро. И здесь и сейчас у него есть все возможности, чтоб не нарушать моего личного пространства и хотя бы попытаться вести себя более-менее интеллигентно. Но в итоге я ограничилась тем, что пересела на другой конец вагона. Пересела и открыла ленту новостей по Бирюлево.

Я понимаю москвичей, поскольку периодически бываю в Москве, а какое-то время и жила там. Я прекрасно знаю, что в столице куда больше мигрантов, чем в Петербурге. И в полупустом вагоне метро, подсев к девушке, они не ограничиваются демонстративным, будто бы случайным, толканием вбок. Ведут ли себя так же русские? Да, ведут, но реже, и в 90% случаев в состоянии сильного алкогольного опьянения. Мигранты же в основном алкоголь не приемлют в силу своей религии, а вот хамское - с российской точки зрения - поведение просто считают нормальным.

Вернувшись домой, я включила Первый канал, хотя редко это делаю. В студии у одного из моих любимых журналистов Владимира Познера сидел председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. Если бы в Россию приезжали такие представители соседних с нами стран, вряд ли убийство в Бирюлево закончилось бы погромами и несанкционированным митингом. Впрочем, Джемаль и не приезжал: он родился в Москве. В интервью он сказал, что в России вообще с дисциплиной дела плохи, а уж какая религия или вера у преступника - это вопрос вторичный. Но и в его разумной и правильной позиции меня поразил один ответ. Всего один, совсем маленький ответ. Владимир Познер в блиц-опросе спросил Джемаля, мог бы тот убить человека? Конечно, все мы, вероятно, способны убить - если придется защищать любимых или родных людей, если это будет самооборона, если, если, если. Но ответ «да» от Джемаля последовал так быстро, без секунды сомнений, и прозвучал так уверенно, твердо, без каких-либо колебаний, что, наверное, не только у меня, но и у доброй половины телезрителей мурашки побежали по коже... 

Вина за смерть Егора Щербакова лежит на Орхане Зейналове только на 50%, а еще на 50% - на государстве, которое не выполнило свои задачи. Ведь, если бы задачи были выполнены, Орхан Зейналов никогда бы не встретился с Егором Щербаковым, потому что никогда не попал бы в Россию.   Абсолютно чуждая россиянам религия и культура никогда не приживутся здесь, в этой стране. Быть толерантным к приезжим мы готовы. К нам испокон веков кто-то едет. Нам не привыкать. Быть толерантными к хамскому поведению и жестокости, даже если это часть чьей-то чужой культуры, мы не готовы. Хватит нам своего хамства, которое живет в стране со времен СССР и с таким трудом искореняется из общества сегодня. Именно это и сообщали властям все те, кто вышли на улицы в Бирюлево. Они шли и скандировали «Мы дома, мы дома» не потому, что все, как один, жестокие националисты. Есть и такие, но в большинстве своем люди просто хотят быть у себя дома.

И стоит ли винить мигрантов в том, что они находятся здесь, что из них большинство - нелегалы, что многие - без знания наших традиций и языка? Человек всегда стремится туда, где ему лучше. Если его пускают, он идет. И их пускают, и они идут. Они ведь - не саморегулируемая организация, чтобы наводить порядок внутри и самостоятельно. Они - масса совершенно неустроенных, малообразованных, порой жестоких людей, которые выживают, как умеют. Организовать их - задача нашего государства. Ввести обязательный экзамен по русскому языку для приезжих - задача государства. Проверять, кто и как пересекает границы - задача государства. Отлавливать и депортировать нелегалов - задача государства. Ужесточить, если это необходимо, миграционные законы - задача государства. И вина за смерть Егора Щербакова лежит на Орхане Зейналове только на 50%, а еще на 50% - на государстве, которое не выполнило свои задачи. Ведь, если бы задачи были выполнены, Орхан Зейналов никогда бы не встретился с Егором Щербаковым, потому что никогда не попал бы в Россию.  

По итогам проверок на злополучных овощебазах и на предприятиях в Бирюлево, в отделы полиции было доставлено 1245 человек, из которых 214 человек оказались нелегальными мигрантами. Здесь стоит учитывать, что большая часть нелегалов после вспыхнувшего митинга, вероятно, поспешила скрыться, не дожидаясь проверок. В связи с беспорядками в Бирюлево уже последовали отставки. Сегодня был уволен начальник ОВД по Бирюлево Западное, а также же подготовлены документы о снятии с должности главы УВД по Южному округу. Москву ожидают фронтальные проверки всех торговых предприятий. Аналогичные проверки начались и в Петербурге. Сейчас обыски на овощной базе в Бирюлево ведет Следственный комитет. По словам представителя комитета Владимира Маркина, специалисты не исключают, что найдут там даже оружие.

Убийца Егора Щербакова оказался выходцем из Азербайджана. Между Россией и Азербайджаном действует соглашение о безвизовом режиме. Госдума рассматривает вопросы ужесточения миграционного законодательства в России. Но пока, на самом деле, депутаты ведут речь только о повышении ответственности местных властей за обострение межнациональных конфликтов. 

Неужели эти события, которые прогремели на всю страну, не приведут к пересмотру законов? Неужели кому-то до сих пор не понятно, что найти убийцу Егора Щербакова - это еще не ответ на миграционный вопрос в России?

Материалы по теме
Там, где парковки не растут Фоторепортаж Дениса Тарасова
Комментарии
Опрос
Рассчитываете ли Вы на достойную пенсию от государства?
Реклама