Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +17 погода в Петербурге
Доллар 65.6
Евро 72.62
Юань 9.26

Вера, Любовь и четыре солнца

 Фото: Денис Тарасов/OK-inform Фото: Денис Тарасов/OK-inform Сестры Вера и Любовь живут в Петербурге и воспитывают четверых приемных детей. У всех деток синдром Дауна. Накануне Дня защиты детей «Общественный контроль» встретился с этой удивительной семьей

- Люба пять лет проработала медсестрой в одном из домов ребенка Петербурга, - говорит Вера. - Она много рассказывала о том, как ей жалко деток с умственными отклонениями, попадающих в систему, потому что шансы на то, чтобы выжить в этой системе, у них мизерные. И когда Люба увольнялась, не выдержав гнета душевных переживаний за брошенных детей, мы решили, что обязательно поможем хотя бы одному малышу.

Сестры целенаправленно начали искать ребенка с синдромом Дауна в сиротских учреждениях. Решили, что возьмут на воспитание непременно девочку, потому что девочкам в системе приходится особенно сложно, так как они не умеют говорить «нет».

- Четыре года назад в нашей семье появилась Марина. Мы нашли ее в Ивангороде. Ей было три года, она была ростом 80 сантиметров и не умела ходить. Вообще ничего не умела... Через год мы взяли Яну из психоневрологического дома ребенка № 13 в Петербурге. Изначально мы шли за другими девочками, но пока оформляли документы, мамы тех детей опомнились и не стали отказываться от своих родительских прав, а забрали детей домой, чему мы, безусловно, рады, - рассказывает Вера.

Любовь говорит, что и другие два солнечных малыша появились в их семье вроде бы случайно, но случайностей тут все же не бывает.

- Два года назад нам позвонили из наших органов опеки и сказали, что к ним поступила кроха с синдромом Дауна. Симу удочерили, когда ей было 7 месяцев. А потом мы хотели взять девочку из Новгорода, но узнав об этом, ее мама приняла решение забрать ребенка домой. Мы подумали, что остановимся на трех детках, но как-то, прогуливаясь в нашем районе, увидели на площадке детского дома на улице Счастливой несчастного Владика. Он ни с кем не играл, сидел в сторонке попой на снегу. И мы с Верой, не сговариваясь, подумали об одном и том же. Владик оказался у нас, когда ему было пять лет, - рассказала Любовь.

Сегодня это большая семья вместе ходит гулять на детскую площадку. Дети дружно играют между собой и с другими малышами и не отличаются от двух-трехлеток ни поведением, ни размерами.

- Марине 7 лет, но ее рост - один метр. Примерно такого же роста Яна и Владик. Симочка тоже маленькая, ей два годика, мы ее возим в коляске, потому что она пока не ходит, но мы очень надеемся, что рано или поздно она пойдет, несмотря на ее диагноз, - говорит Вера.

У всех детей, которых усыновили Вера и Люба, помимо синдрома Дауна есть серьезные сопутствующие заболевания. У Марины, Яны и Влада - врожденный гипотиреоз. У старшей, помимо этого, целиакия, из-за чего она не может посещать детский сад, ведь ей нужна особенная диета («Общественный контроль» недавно рассказывал читателям об этом заболевании). Помимо этого, у Марины подозрение на недостаток соматотропного гормона, отвечающего за рост. Сейчас девочка проходит обследование. У средних детей выявились серьезные проблемы со зрением, Владик к тому же аллергик, а у младшей Симы поставлен диагноз токсическо-гипоксическое поражение центральной нервной системы.

- Мы целенаправленно брали тяжелых деток из детского дома, надеясь, что поможем им, - говорит Вера. - Да и желающие их усыновить вряд ли нашлись бы.

На вопрос о том, как отнеслись родные и знакомые к такому прибавлению в семействе, женщины отвечают, что их взрослые родные дети - на двоих у них их трое - всячески помогают им, сидят с детьми, когда женщинам нужно куда-то отлучиться. А те друзья, что остались после усыновления четверых детей с синдромом Дауна, во всем поддерживают.

- Я работаю в медицинском учреждении, сейчас в декрете по уходу за Симой, - говорит Вера. - И на работе все знали, что мы с сестрой взяли четверых деток из детского дома, но не знали каких. И вот однажды я спросила коллег, смогли бы они взять из приюта больного ребенка. Мало кто ответил утвердительно. А когда уже узнали, что у нас дети с синдромом Дауна, говорили, что если бы им позволили обстоятельства, поступили бы так же.

Любови и Вере обстоятельства позволили. Они чувствуют себя молодыми и полными сил, чтобы вырастить детей. У них четырехкомнатная квартира, есть большой семейный автомобиль, есть дача. Женщины говорят, что и выплаты от государства на содержание детей приличные. Но дело все-таки не в материальной стороне вопроса.

- Наши дети умеют пользоваться ложкой, сами одеваются-раздеваются, ходят на горшок, кроме Симочки, потому что она еще маленькая. Но никто из них пока не говорит. И каждый требует повышенного внимания. То есть мы не можем оставить детей одних в комнате и пойти в другую по своим делам. За детьми надо постоянно следить, чтобы куда-то не залезли, не поранились… То есть наша жизнь с их появлением кардинально изменилась. Они стали нашей жизнью. Но они и возвращают нам наше тепло и заботу сторицей. Это очень добрые дети, позитивные, счастливые, открытые, они очень дружны между собой и никоим образом не проявляют агрессию, - рассказывают сестры.

И что ни говори, пример Веры и Любови вдохновляет окружающих. Когда они ходят на прогулку, к ним часто подходят и спрашивают о детках. Некоторые говорят, что тоже хотели бы стать приемными родителями, интересуются, что для этого нужно.

- Мы с детьми год посещали Центр раннего развития на улице Чехова. Специалист, которая с нами занималась, тоже решила усыновить ребенка с синдромом Дауна, - рассказала Любовь. - Это замечательно, что мы своим примером показываем, что дети с таким диагнозом - не безнадежны, что они абсолютно нормально себя ведут в обществе. Мы ходим с детьми в магазины, в театры, и никаких проблем никогда не возникало. Детей с синдромом Дауна можно обучить чтению и письму. Чем раньше начнешь компенсировать негативные эффекты лишней хромосомы, тем больше шансов поднять интеллектуальный и физический потенциал таких детей.

У детей Веры и Любови официально стоит средняя степень умственной отсталости, однако они стоят на очереди в специализированный детский сад для детей с легкой степенью отсталости. Правда, на весь Кировский района мест в таком детском саду всего 10. Женщины надеются, что Яна и Владик все же успеют походить в детский сад, а если нет, то вместе с Мариной пойдут в школу. А пока с ними занимается дефектолог. Развивают своих детей и мамы. Женщины говорят, что малыши очень любят рисовать и плести бусы из бусинок.

- Мы надеемся, что, глядя на нас, женщины не будут бросать своих детей с синдромом Дауна. Потому что это не так страшно, это не приговор, и солнечный человечек имеет все шансы стать полноправным членом общества, - говорит Вера.

Фото Дениса Тарасова.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Саша и Таня, инженеры, 37 и 34 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Комментарии
Яндекс.Метрика