Агента по недвижимости обманули с недвижимостью

Третья история обманутого дольщика.

Наша героиня Елена Строкова в 2000 году потеряла больше 300 тысяч рублей, оплатив жильё в доме на Садовой, 32, и так и не получила ни квартиры, ни денежной компенсации

Ещё одна обманутая дольщица – Елена Строкова – работала агентом по недвижимости. Но даже этот опыт не уберёг её от потери нескольких сотен тысяч рублей. Как и другая наша героиня Анна Киреева, которую квартирный обман на пять лет разлучил с дочерью, Елена оплатила жильё на Садовой,  32. И, как и в случае с ещё одной дольщицей Мариной Сироткиной, деньги за квартиру исчезли. Спустя 12 лет ожидания Елена вместе с другими дольщиками объявила голодовку. В последний, 29-й день без еды, с ней поговорил «Общественный контроль». На следующее утро дольщики получили приглашение на приём к губернатору Георгию Полтавченко. Впрочем, встречей с градоначальником они остались недовольны. По словам дольщиков, они ожидали конкретных решений, а получили лишь очередные обещания разобраться в ситуации.   

Квартиру покупали для обиженной дочери

Елена Строкова покупала квартиру на Садовой, 32 в 2000 году. С трудом собрала 323 тысячи рублей. 

– Большую часть взяли из сбережений моей мамы, ветерана труда, – вспоминает Елена. –  Сколько себя помню, она всё время работала на две ставки, а по ночам брала на дом халтуру. Несколько раз накопления матери сгорали, но она всё-таки умудрилась накопить нужную сумму.

Квартиру Елена Строкова покупала для дочери после развода с мужем. 

– Дочь обиделась на меня из-за развода, сказала, будет снимать угол, – говорит Елена. – Она в то время только поступила в университет. Мы решили купить ей квартирку, чтобы ничего не снимала и жила ближе к вузу.

Дом вселял надежду на честность

Перед покупкой Елена уже не понаслышке знала о рынке недвижимости. Она работала в агентстве недвижимости «Аркада», стажировалась. Совершая свою первую сделку в качестве риелтора, Елена расселила коммуналку, а одного из жильцов благополучно вселила в дом на Садовой, 32. Жильём в этом доме тогда же заинтересовалась и сама риелтор.

Половина квартир в доме распределялась государством по городской очереди, а это тоже внушало доверие к постройке.

Однако знакомый риелтор всё-таки предостерегал коллегу. Мол, не нужно ввязываться в долевое строительство. Но Строкова всё же верила в успех. Да и фирма «Термолайн инжиниринг» к тому времени уже давно работала с их агентством, никаких проблем не возникало.

– Но мою квартиру продали другим претендентам после спора строителей из-за взаимных долгов, – разводит руками Елена Строкова.

В сказки и долевое строительство лучше не верить 

– Долевое строительство – проблема государственная, – считает Елена Строкова. – Сейчас долевые стройки одна компания может затеять сразу в нескольких регионах страны. Деньги здесь начинают работать по принципу пирамиды. Их собирают с дольщиков в Петербурге и вкладывают в стройку, например, в Сочи.

Теперь дольщица сожалеет, что умна, так сказать, задним числом. Вот почему она начала выступать с просветительскими передачами на интернет-телевидении. 

– Какие бы суды ни происходили между подрядчиками и какие бы решения они ни принимали, всё это сказывается только на инвесторах, простых людях, – ещё раз подчёркивает Елена.

Такого же мнения придерживается и ряд экспертов «Общественного контроля». 

Например, президент петербургской палаты недвижимости Дмитрий Щегельский считает, что в России вполне может быть принят закон, запрещающий бизнесу вкладывать средства в следующий объект недвижимости до момента сдачи дома, в который дольщики вложили средства.  

Даже вице-губернатор Петербурга Ольга Казанская высказалась за то, что, возможно, долевые стройки и вовсе нужно отменить. Однако сделала она это в разговоре с дольщиками, под давлением пострадавшей стороны.

Вместо 4,7 миллиона дольщице предложили 200 тысяч

Не нужно искать предлоги для того, чтобы спустить застройщикам с рук обман дольщиков, заметила в разговоре с «Общественным контролем» член правозащитного совета Петербурга Юлия Рыбакова. 

– Для помощи дольщикам, прежде всего, государство должно предусмотреть регулярно действующий страховой фонд, – считает она. – Он мог бы формироваться и из частных денег, чтобы бизнес-структуры чувствовали ответственность за качество своей работы.

Между тем в случае нашей героини Елены Строковой государство только в 2008 году признало, что обман произошёл. На одной из комиссий Смольного Елене предложили «помощь»: выплату тех нескольких сотен тысяч рублей, которые она потеряла в 2000 году, и которые к 2008 году, конечно, уже обесценились. В результате переоценки стоимость квартиры Елены Строковой в 2008 году составляла уже 4 млн 750 тысяч рублей. Сегодня цена остаётся примерно такой же. 

Как сказала в разговоре с «Общественным контролем» ответственный секретарь правозащитного совета Петербурга Наталия Евдокимова, законодательная база для таких выплат отсутствует. 

– Уповать дольщики могут только на случайный выбор, – отметила Евдокимова. – Возможно, по какой-то причине именно их выберут для полной компенсации ущерба. Тогда как необходимо законодательно закрепить процесс страхования рискованных сделок. Иначе помощь пострадавшим будет носить выборочный характер.

 

Материалы по теме
Дело в шляпке Фоторепортаж 
Комментарии
Опрос
Что вас беспокоит в организации медицинского обслуживания?
Реклама