Дмитрий Угай: Нельзя бояться заниматься йогой

Фото: Денис Тарасов для OK-Inform Фото: Денис Тарасов для OK-Inform
Рассмотрение дела Дмитрия Угая - инструктора по йоге, задержанного петербургской полицией по подозрению в незаконной миссионерской деятельности, перенесено на 18 января. Мировой судья Центрального района Петербурга Жанна Кустанович приняла такое решение потому, что никто из свидетелей на заседание не явился. Не пришел и оперуполномоченный, составивший административный протокол на лектора фестиваля «Ведалайф». Зато на судебном участке № 211 было много представителей прессы и всевозможных сочувствующих

«Никто не может объяснить, почему мне вменяется правонарушение по статье КоАП 5.26. Свидетели и оперуполномоченный Магомедов Арсен Магомедович вызваны в суд 18 января, суд заслушает объяснения и показания свидетелей и примет, надеюсь, окончательное решение», - написал на своей странице «ВКонтакте» Дмитрий Угай вечером в понедельник, 9 января.

Общаться с журналистами в тот вечер он был не готов.

«Дорогие друзья! Я смогу ответить всем, кто интересуется деталями, только завтра днем. Прошу прощения, я никакой, очень мало спал последние три дня. Спасибо за понимание!» - объяснил Дмитрий Угай.

Он был задержан 22 октября 2016 года в Лофт-проекте «Этажи» на Лиговском проспекте, где читал лекцию «Виды йоги» в рамках фестиваля ведической культуры «Ведалайф». Вместо одного часа лекция продлилась 38 минут, а потом Угая задержали сотрудники правоохранительных органов и привезли в 76-й отдел полиции.

Преподавателю йоги предъявили обвинение по части 4 статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях РФ. За осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях ему грозит штраф в размере от 5 до 50 тысяч рублей. Напомним, этот пункт дополнил КоАП РФ в июле прошлого года в рамках так называемого «закона Яровой», который призван усилить борьбу с терроризмом и общественную безопасность.

Дмитрия Угая задержали по жалобе жителя Петербурга Наиля Насибулина, который утверждает, что сегодня под видом занятий йогой происходит вербовка людей в кришнаиты. По крайней мере, так было с его супругой и сестрой.

Примечательно, что Дмитрия Угая задержали по жалобе жителя Петербурга Наиля Насибулина, который утверждает, что сегодня под видом занятий йогой происходит вербовка людей в секты. По крайней мере, так было с его супругой и сестрой. Они ушли в движение ноосферного образования несколько лет назад, сообщил Насибулин агентству «РосБалт».

При этом Дмитрий Угай в разговоре с «Общественным контролем» заявил, что с Наилем Насибулиным лично не знаком. И не знает ни его жены, ни сестры, поскольку сам принадлежит к кришнаитам.

Дмитрий Угай утверждает, что на той самой лекции о видах йоги подкреплял информацию выдержками из фундаментальных текстов индийской философии, официальные переводы которых читают на факультетах востоковедения и религиоведения.

«Я давал информацию, высказывал свое мнение, но никого никуда не вербовал, потому что считаю, что вероисповедание человека - это его личное дело. То, что в моей лекции нет миссионерства, подтверждают и результаты независимой экспертизы, которые я выложил в интернет. Я не нарушал закон. Меня судят за мировоззрение, хотя Конституция РФ гарантирует свободу совести и вероисповедания, свободу мысли и слова», - говорит Дмитрий Угай.

Он надеется, что его оправдают. Если этого не произойдет в мировом суде Центрального района Петербурга, он будет добиваться справедливости в судах высшей инстанции.

«Я давал информацию, но никого никуда не вербовал, потому что считаю, что вероисповедание человека - это его личное дело. То, что в моей лекции нет миссионерства, подтверждают и результаты независимой экспертизы».

«Моя история заинтересовала многих, потому что показывает, что в нашей стране могут осудить за то, что человек занимается йогой и изучает индийскую философию. А между тем индийская культура имеет глубокие корни в русской культуре, поскольку повлияла на многих деятелей. Сегодня меня поддерживают Федерация йоги России, индийская община в Петербурге, консул Индии, известные востоковеды. И мне звонят западные журналисты. Я не хочу, чтобы у моей страны была репутация той, в которой человек не может свободно высказывать свое мнение. Повторю еще раз. Я не нарушал закона. С точки зрения здравого смысла я прав. Я философ, не правовед, но считаю, что закон должен защищать права и свободы граждан, защищать слабых от сильных. Наказывать надо за поступки, а не за вероисповедание. Никто не должен бояться заниматься йогой», - сказал Дмитрий Угай.

Стоит сказать, что вокруг «закона Яровой» дискуссии до сих пор продолжаются. Так, к примеру, Виктор Бирюков, координатор группы помощи пострадавшим от деструктивных культов, считает, что изменения в федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», прошедшие в рамках «закона Яровой», носят общий характер и не учитывают тонкости обстановки.

«С определением миссионерской деятельности вышел конфуз. В строгом соответствии с буквой нового закона, все, что ведется от имени религиозного объединения, - миссионерская деятельность. Однако человек может вести деятельность от своего собственного имени в рамках понравившегося ему учения, и тогда он вообще никаким миссионерством не занимается. Кроме того, разовое действие деятельностью не является. То есть если кто-то нарушает порядок ведения миссионерской деятельности, то для доказывания самого факта ее наличия правоохранительным органам в каждом случае придется доказывать привязку к некоей религиозной группе или организации, что сложно, особенно если группа не зарегистрирована, а также многократность действия», - объяснил «Общественному контролю» Виктор Бирюков.

«Я не хочу, чтобы у моей страны была репутация той, в которой человек не может свободно высказывать свое мнение. Я философ, не правовед, но считаю, что закон должен защищать права и свободы граждан, защищать слабых от сильных».

Он полагает, что отсутствие конкретики в законе привело к тому, что в разных регионах начала складываться диаметрально противоположная практика. Где-то любой религиозный лозунг толкуется органами власти как миссионерство, где-то, опираясь на другие толкования данной нормы, по-прежнему позволяют агрессивно навязывать людям религию.

«В погоне за красивым русским языком законодатель уходит от конкретики, все лазейки - в обтекаемых фразах. Некоторые дополнительные рычаги для воздействия на секты закон правоприменителю (прокуратуре, полиции) все же предоставляет. Не более. В частности, конкретизированы обязанности маркировки распространяемых миссионерами материалов. Но такая обязанность была и раньше, но в менее четком виде. Говоря проще, раздавать анонимные миссионерские листовки теперь станет еще сложнее. Также в “законе Яровой” внесена интересная формулировка: “Религиозные организации имеют исключительное право приглашать иностранных граждан в целях осуществления профессиональной религиозной деятельности, в том числе миссионерской деятельности”. Видимо, имеется в виду, что не смогут теперь завод или парикмахерская пригласить иностранного гражданина в качестве миссионера. Возможно, кто-то пытался так делать, но вряд ли это являлось центральным моментом распространения сект или экстремистов. А еще вроде как “не допускается осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях”. Однако подъезд жилым помещением не является, а сектанты ни к кому домой особо и не врываются, да и странно бы это было: неприкосновенность жилища и так защищена Уголовным кодексом и Конституцией. В общем, как такового усиления регулирования религиозно-миссионерской деятельности “законом Яровой” я не вижу», - сказал эксперт по сектам.

О том, как сегодня на самом деле вербуют в секты, читайте в отдельном материале «Общественного контроля».

Сохранить

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Что вас беспокоит в организации медицинского обслуживания?
Реклама