Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 66.99
Евро 73.72
Юань 9.58

Мигрантов в Финляндии обучают особенностям ювенальной юстиции

 Фото: www.flickr.com Фото: www.flickr.com Случаи изъятия детей из семей за «плохое поведение» родителей в северной стране пошли на убыль. Финские правозащитники рассказали, что это произошло благодаря плотной информационной работе с семьями мигрантов, которых становится все больше

В Санкт-Петербург приехал уполномоченный по правам ребенка Финляндии, глава Европейской ассоциации уполномоченных по правам детей (ENOC) Туомас Курттила. Он и его российская коллега - уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова - рассказали об особенностях финской ювенальной юстиции и системе работы социальных служб Суоми.

Всем памятны скандальные и трагические истории Инги Рантала, Риммы Салонен, Любови Власовой, Ирины Загорской, Виктории Медведевой и других россиянок, которых финская ювенальная юстиция посчитала по разным причинам неблагонадежными и отобрала детей. Возвращать ребят пришлось долго и крайне мучительно, с вмешательством российских правозащитников и МИД. А Инга Рантала, напомним, и вовсе вынуждена была практически выкрасть сына Роберта и тайно вывезти его в Россию. Сейчас семья проживает в Санкт-Петербурге.

По данным 2013 года, в Финляндии за пределами своей семьи проживали более 17 тысяч детей, из них почти 6 тысяч жили в замещающих семьях

По данным 2013 года, в Финляндии за пределами своей семьи проживали более 17 тысяч детей, из них почти 6 тысяч жили в замещающих семьях. Ведомство здоровья и благополучия THL изучило судьбы 97 детей, взятых службами соцопеки в 1996-2011 годах, и пришло к выводу, что лишь 10% детей вернулись обратно в семью в связи с изменившейся жизненной ситуацией. Впрочем, треть из них была позже вновь помещена под опеку.

Финская ювенальная юстиция - судебно-правовая система защиты прав ребенка в Финляндии до достижения ими 18-летнего возраста - неоднозначно воспринимается не только в России, но и во многих других странах. В 2013 году ряд финских чиновников вынуждены были высказать обеспокоенность относительно ситуации с защитой детей. Сомнения вызвали компетенция и нагрузка персонала социальных учреждений, сроки рассмотрения заявлений, зачастую однобокая позиция чиновников. Напомним, финский правозащитник Йохан Бекман неоднократно говорил о том, что финским социальным службам попросту выгодно как можно больше детей содержать в государственных социальных учреждениях - чем больше детей, тем больше финансирование (и без того весьма щедрое).

Однако в страну стали прибывать мигранты, причем не только из соседней России, но и из стран Ближнего Востока, Африки. Справляться с ними оказалось не так просто, да и денег стало не хватать. Кроме того, видимо, и голос общественности был услышан, ведь детей изымали зачастую по совершенно несущественным поводам и из местных семей.

1 апреля 2015 года вступил в силу новый закон о социальном обслуживании, целью которого значилось «облегчение семьям с детьми получения своевременной помощи, а также гарантии доступности краткосрочных эффективных мер поддержки семьи».

После ряда принятых мер, как рассказал в Петербурге Туомас Курттила, случаев громких изъятий детей из семей стало действительно меньше. Однако сколько конкретно было изъято в 2015 или в 2016 годах, господин Курттила назвать не смог, сославшись на отсутствие при себе статистики. Из каких семей чаще изымаются дети и где проблемы интеграции стоят наиболее остро, омбудсмен озвучивать также не стал, утверждая, что национальность семьи в вопросах защиты прав детей никакого значения не имеет, поскольку во главу угла ставится интересы ребенка. Насколько государство правомочно определять, что лучше для ребенка, финские власти озвучивать не любят. Таков закон.

Однако тот факт, что с семьями надо работать не постфактум, а до появления реальных или мнимых проблем, теперь в Суоми признают. По словам Туомаса Курттила, ведется большая работа на местном уровне с семьями - как исконно финскими, так и семьями мигрантов.

«Мы улучшает работу на дому, оказываем поддержку семье на ранней стадии, чтобы избежать экстренных изъятий. Правительством решено создать более широкие комплексы мер на уровне губерний. Это помогло иностранцам и всем остальным понять, что такое защита прав ребенка в Финляндии и как устроена ювенальная юстиция. Ситуация стабилизировалась», - сказал господин Курттила.

Из каких семей чаще изымаются дети и где проблемы интеграции стоят наиболее остро, омбудсмен озвучивать также не стал, утверждая, что национальность семьи в вопросах защиты прав детей никакого значения не имеет, поскольку во главу угла ставится интересы ребенка

Светлана Агапитова уточнила, что в Суоми ведется серьезная работа с прибывающими в страну семьями. Приезжим рассказывают о системе работы социальных служб, учат, как надо себя вести в случае прихода в семью проверяющих.

«Нельзя отказываться от общения с ними, закрывать дверь, необходимо максимально откровенно отвечать на вопросы. Недавно, например, ко мне обратилась мать молодой женщины, которая живет в Финляндии, родила там ребенка и которая столкнулась с проблемой. Патронажная сестра, навещающая младенца, заметила, что тот слишком упитан для своего возраста. Она предложила матери лечь вместе с малышом на обследование, чтобы понять причину перекорма. Мать отказалась, тогда через месяц патронажная сестра пришла уже вместе с органами опеки. К счастью, обошлось без изъятия, но маму с младенцем отправили в больницу, где выяснилось, что у ребенка есть наследственная предрасположенность к диабету - отсюда и лишний вес. Сейчас там все хорошо, но надо быть готовым к подобным визитам и не уклоняться от них, если вы хотите жить в этой стране и быть в ладах с законом».

Светлана Агапитова заявила, что хочет предложить уже на пограничных пунктах пропуска между РФ и Финляндией раздавать не только мигрантам, но и туристам методички о том, как надо вести себя в Суоми семьям с детьми. По ее словам, подобная практика уже есть на границе с Эстонией.

Впрочем, сам финский детский правозащитник гораздо более серьезную проблему видит в ежегодно стремительно увеличивающемся потоке детей-мигрантов, которые приезжают в Финляндию без родителей.

«В 2015 году в страну въехало 3 тысячи таких детей и подростков. До этого за год приезжали пара сотен. И сейчас важнейшим вопросом остается их интеграция в финское общество», - считает Туомас Курттила. Он не стал комментировать возможное превращение маленькой спокойной Финляндии в очередной мигрантский квартал Европы. Толерантность не позволила.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Ольга, координатор движения «Велосипедизация Санкт-Петербурга», 26 лет Какое место в Петербурге придает вам сил?
Самое читаемое
Комментарии
Яндекс.Метрика