Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +18 погода в Петербурге
Доллар 74.16
Евро 87.23
Юань 1.06

Александр Ржаненков: Последствия теракта адекватны силе взрыва

 Фото: Андрей Вахтин Фото: Андрей Вахтин За последние десять лет Петербург приобрел опыт экстренного участия в ситуациях, связанных с последствиями трагических событий на авиалиниях, железной дороге и других транспортных маршрутах

Гибель 160 пассажиров и членов команды самолета ТУ-154, летевшего из Анапы - 2006 год, крушение «Невского экспресса» - 28 погибших и более 132 раненых - 2009 год, авиакатастрофа над Синаем аэробуса А-321, совершавшего рейс по маршруту Шарм-эль-Шейх - Санкт-Петербург, унесшая 224 жизни - 2015 год. Теракт в петербургском метро 3 апреля увеличил число трагедий: сразу погибли 13 человек, еще один умер в больнице в ночь на 12 апреля, более 100 человека официально признаны пострадавшими (это люди из 15 субъектов Российской Федерации и нескольких стран ближнего зарубежья).

«Эти трагедии, в числе которых и гибель экипажа АПЛ “Курск”, как ни горько говорить о столь тяжелом опыте, позволили создать у нас, в Петербурге, систему оказания экстренной помощи близким погибших - психологической, материальной, в организации похорон. А что касается пострадавших при теракте в метро, то многим необходимо лечение и реабилитация, а это проблемы, которые нам предстоит еще долго решать», - отмечает председатель комитета по социальной защите Санкт-Петербурга Александр Ржаненков, говоря о способах и направлениях работы.

Чиновник напоминает, что день крушения ТУ-154, летевшего в Петербург из Анапы в 2006 году, можно считать стартом новой методики взаимодействия разных служб и ведомств: каждая действует в рамках собственной сферы ответственности и полномочий, но в то же время тесно контактирует с другими.

О том, как происходит такое взаимодействие после теракта в петербургском метро, и что еще предстоит сделать - в интервью чиновника корреспонденту ОК-информ.

- В крупных авиакатастрофах погибали сотни людей, а теракты в «Невском экспрессе» 2009 года и тот, что недавно произошел в петербургском метро, отличаются меньшим числом погибших и пострадавших. Вряд ли этично сравнивать, но все же объемы, характер помощи отличаются…

- Пожалуй. Число погибших при авиакатастрофах больше в разы, но вряд ли сила психологического воздействия от теракта в метрополитене посреди белого дня и его последствий меньше - она адекватна взрыву и гибели людей. А что касается характера помощи, то вы правы, речь идет о включении не только психологов ЧС - медицины катастроф, но и хирургов, специалистов пластической хирургии, реабилитологов для пострадавших. Все это требует дополнительной координации действий, сил нашего и прочих ведомств, дополнительных средств. И еще есть отличие: если падает самолет, у нас гарантированно имеются списки находящихся на борту, а теракт в метрополитене потребовал расследования, не все были опознаны, время ушло на поиск родственников. Ведь ситуации разные: не у всех при себе были документы, или их уничтожил взрыв… Правда, при авиакатастрофах время требуется на доставку тел и генетическую экспертизу.

- Знаю, что вы часто сами дозваниваетесь до пострадавших или их родных, а после теракта в метро среди журналистов искали контакты одной из пострадавших, нашей коллеги Натальи Кирилловой…

- Да, как раз ее телефон «погиб» во время взрыва, и на то, чтобы найти Наталью, потребовалось некоторое время. Сейчас она проходит курс реабилитации в Сестрорецком санатории «Белые ночи».

- Что сделано для пострадавших и близких погибших?

- На сегодняшний день весь комплекс необходимых мер участия выполнен. Понятно, потребовалось межведомственное взаимодействие в связи с организацией похорон, определением и выплатой материальной помощи. Семьям погибших выплачено по миллиону. Получившим ранения - тяжелые и средней тяжести - по 500 тысяч, легкие ранения - по 250 тысяч. К слову, могу добавить, что не возникло ни одной конфликтной ситуации среди близких погибших по части выплат.

- Как мы знаем, активно включились общественные и прочие организации…

- Значительные средства собрала организация «Прерванный полет» - эти люди, сами пережившие потери, на протяжении многих лет помогают потерявшим близких. Ими в 2011 году было выпущено в свет издание «Ушедший в вечность рейс 612». Составитель - Алексей Штейнварг, в авиакатастрофе 2006 года погибли его родные: двое детей, вместе с бабушкой и дедушкой возвращавшиеся из Анапы домой. А еще один их проект - Книга памяти жертв авиакатастроф Ленинграда - Санкт-Петербурга, куда включены крушения самолетов, начиная с 1952 года - это официально первая катастрофа гражданского самолета с ленинградцами, произошедшая после войны, а последний пункт в этой летописи - гибель пассажиров и членов экипажа Боинга А-321, взорвавшегося над Синаем. Искренне хочется, чтобы эта трагедия оставалась последней…

- Сколько же денег удалось собрать организации «Прерванный полет»?

- От физических лиц на счет благотворительного фонда поступило около 3 млн рублей. К тому же собственные акции организовали многие крупные компании… Точные цифры сейчас назвать трудно, но это более 10 млн рублей для оказания адресной помощи пострадавшим.

- Насколько прочен контакт с силовиками?

- Система прочного взаимодействия сложилась у социального ведомства с МЧС и другими ведомствами. Оповещение органов власти было мгновенным - тотчас открыли горячую линию. С родными погибших сразу после взрыва стали работать специалисты такой области, как медицина катастроф, владеющие знаниями и методиками общения с людьми, находящимися в состоянии острого горя.

- Вы говорите о тесном взаимодействии ведомств - как это происходило после теракта в петербургском метро?

- Просто скажу искреннее спасибо всем, кто принимал решения, организовывал, помогал - без лишних слов, суеты, четко. Профессионально, быстро сработала служба скорой помощи. В течение пяти минут 18 «скорых» прибыли к месту трагедии, в общей сложности, в перевозке пострадавших участвовали 43 «скорых». К тому же огромная благодарность, помимо ведомственных, бизнес-структурам, финансово поддержавшим лечение и санаторно-курортный отдых пострадавших - всем, кто делал взносы и предлагал свои площади и возможности. В стационарах на сегодняшний день остается около 40 человек.

- Наверняка вам непросто переживать такие трагедии не только с позиций занимаемой должности, но и как всякому нормальному человеку…

- Стараюсь это оставлять «за скобками». Главное, что после теракта все принимавшие решения и помогавшие были вместе. В такие периоды особенно нужна собранность, умение держать себя в руках. Но, если честно, внутри болит. А главное, не нужен бы такой опыт, как бы нам избежать повторений. Но наверняка я не один такой - многие думают точно также.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Рита, фотограф, 17 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика