В большом городе

© илл. Ангелина Шиян для ОК-информ © илл. Ангелина Шиян для ОК-информ
Средний петербуржец любит свой город, не выходя из квартиры. Он узнаёт историю города из книг, новости вычитывает из интернета, архитектура знакома ему большей частью по фотографиям. Иногда к среднему петербуржцу приезжают гости из других городов. Гостям нужно показывать достопримечательности.

Гости из других городов любят фотографироваться на фоне Казанского собора. Стремление сопоставить две несоизмеримые величины – тётушку Аграфену из Малой Нахаловки и Казанский собор, стремление необъяснимое и логике не поддающееся, – мы глубоко изучать не будем. Оно существует как явление. Смиримся и с почтением «щёлкнем» тетушку Аграфену. В конце концов, у нас есть Казанский собор, а у них нет и не будет никогда.

Нужно принять эту данность: гости любят гулять по историческому Петербургу. Прогулка по окрестностям Гражданского проспекта или Купчино их не удовлетворит ни в малейшей степени. Возникает, однако, ряд проблем.

Удача, если наш средний петербуржец работает где-нибудь в центре. Как минимум, один маршрут, не банальный и познавательный, у него всегда есть про запас. Но везёт не всем. Те, кому не повезло, таскают гостей взад-вперед по Невскому проспекту или по периметру Дворцовой площади. Есть ещё спасительный Эрмитаж, где можно провести несколько часов и утомить приехавших родственников на много лет вперёд. Отклонение от «Невской першпективы» на прогулке чревато неприятными ситуациями. Средний петербуржец знает о существовании набережной Фонтанки, но запросто может её не опознать. Спасительная табличка с названием улицы висит далеко не на каждом доме. На невинный вопрос – «впадает ли Мойка в Фонтанку?» – двое из троих петербуржцев вразумительного ответа не дадут.

Средний петербуржец ещё помнит, что был такой скульптор Клодт, который изваял коней. Источником знания служат песни Розенбаума. Но только петербуржцы старой школы визуально представляют, где эти самые кони находятся и почему к ним прилагаются полуобнаженные юноши.

Мой личный знакомый, проживший в Санкт-Петербурге без малого сорок лет, убил меня наповал следующим высказыванием: «Канал Грибоедова мы нашли, теперь нужно найти Екатерининский канал… Это где-то рядом».

Большую часть времени петербуржец передвигается по Петербургу, как муравей: строго по маршруту из пункта А в пункт Б. Существуют «дом», «работа», у особо продвинутых ещё «детский сад» и «прачечная». В театрах – приезжие. В Филармонии – друзья и родственники выступающих музыкантов, и половина из них не подозревает даже, что у Филармонии нашей не один зал, а два. Некоторые упорно называют филармонией Капеллу (ах, там такие дворы-дворы, очень колоритно, в следующий раз приедете – посмотрим обязательно!)

Автомобилисты знают дорогу мимо дворца Шереметевых, но пешком пройдут мимо этого дворца – и не узнают его. Отдельные жители нашего города всерьёз уверены, что здание Нахимовского училища – это Зимний дворец. Логика безупречна – голубенькое с белым, шикарное строение, и главное – рядом крейсер «Аврора»! Весьма удобно стрельнуть из пушки.

Про Елагин дворец знают только пенсионеры и молодёжь. Причём молодёжи до Елагина дворца дела нет – они приезжают в ЦПКиО кататься на роликах.

Красивейшие и интереснейшие места на Невской и Петроградской сторонах знают только городские сумасшедшие или свободные художники, не обременённые работой в офисе. Люди же, в этих интереснейших местах живущие, до обидного равнодушны. 

Петербуржцы преступно мало гуляют по своему городу. Зимой (с октября по май месяцы) гулять у нас действительно трудно – нужна закалка. Но что делает настоящий петербуржец, когда наконец наступает «тёплое время года»? Отправляется на свидание с самым удивительным и прекрасным городом на Земле? Как бы не так. Он грузит в электричку жену, тёщу, детей, ящики с рассадой и едет куда-нибудь на Мшинскую, где и проводит эти благословенные несколько недель в борьбе с сорняками.

Или улетает в Турцию, где ест до боли знакомую «шаверму» и лежит на пляже. Он устал, он отдыхает. Его можно понять, ему можно посочувствовать, но не слишком искренне.

Петербуржец, который любит и знает свой родной город, переходит в разряд мифологем. А белые ночи стали аттракционом для туристов. Вообще всё это «красивое», все эти расстрелли, фальконе и росси – это для туристов. Мы же, аборигены здешних топких островов, гордимся серостью и унынием, для нас Петербург – не город белых ночей, а город тёмных дней. Приезжий больше увидит и больше узнает, если прогуляется по Петербургу сам, без гида в лице «среднего петербуржца».

Радует приезжающая молодёжь. Мальчики и девочки в обуженных джинсиках обшаривают Петербург с жадной поспешностью пиратов, захвативших город. Это они влюбляются в Новую Голландию, это они постигают меняющуюся, плывущую красоту Васильевского острова, и белые ночи для них не аттракцион, а что-то живое, что, оставшись в сердце, будет потом влиять на судьбу. Всё то, от чего мы отказываемся без сожаления, почти механически, – достаётся им. Восторженные юноши потом рассказывают нам о нашем городе, и мы гордимся, конечно, но не без удивления…

А тем временем в нашем городе столько удивительного и прекрасного происходит летом, прямо на улицах. Фестивали, концерты, открытые выставки… культурная жизнь буквально кипит. Ну вот, например, с 5-го по 17-е июня в Михайловском саду – фестиваль «Императорские сады». Пятый по счету, юбилейный. Вы были хоть раз? То-то…

Турция не утонет. Кабачки на Мшинской не переведутся. Примите совет: задержитесь летом в городе хотя бы на пару недель. Гуляйте с подругами, с супругами, с детьми… Покажите свой город самим себе. Покажите себе развод мостов или ангела над Дворцовой. Дайте себе послушать соловьёв на Елагином острове.

И если вы не влюбитесь в этот город по-настоящему, то вам, наверное, вовсе не стоит здесь жить.

Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Как Вы проводите свободное время?
Реклама