Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +2 погода в Петербурге
Доллар 75.45
Евро 90.03
Юань 1.15

Забетонированная память: кладбище, залитое цементом

 Фото: Наталья Чайка Фото: Наталья Чайка На территории Российской Федерации - более 24 тысяч воинских захоронений. Только в местах битвы за Ленинград расположены больше 100 памятников, могил и мемориалов памяти павших. Однако эта статистика не учитывает заброшенные воинские захоронения, и, кроме того, даже среди учтенных есть «благоустроенные» так, что лучше бы никаких работ там не проводилось

«Благоустройство» могил

Небольшой воинский мемориал в деревне Васильково (место ожесточенных сражений за Ленинград во время Великой Отечественной войны) в юбилейный год великой Победы местные власти залили бетоном, решив таким образом раз и навсегда справиться с проблемой благоустройства захоронений. Что тут скажешь, удобно, теперь уход за каждой могилой не нужен: пришел к превращенной в единый братский мемориал площадке, прочел фамилии на плитах, установленных по бокам…

Но у местных жителей болит душа за старое кладбище. Хотя его не возродить, быть может, найдется какой-то выход, надеются они. Неравнодушные предлагают хотя бы насыпать поверх бетона слой плодородной земли и посадить цветы.

Рядом с мемориалом находится полуразрушенная Свято-Троицкая церковь - творение Давида Висконти. В годы войны в Васильково были развернуты многочисленные госпитали. В десятке километров отсюда проходила линия фронта, местность постоянно обстреливалась. Во время бомбежек гибли сотни людей - бойцов и медиков.

Мемориал в Васильково значится в каталоге «Объектов культурного наследия народов РФ». По информации объединенного банка данных «Мемориал», здесь захоронено 720 человек, 370 известных и 350 неизвестных.

«Кто-то поднимает останки воевавших за Отчизну бойцов и погибших во время военных событий людей под споры о том, стоит ли это делать. А кто-то, может, и не из злого умысла, но бетонирует память, - поделился своим взглядом на «благоустройство» кладбища житель Васильково Вадим Смирнов. - Когда все это началось, мы подумали: странно как-то, старые надгробия выкорчевывают из земли, на их место кладут бетон. Я бы не смог…»

Вадим Смирнов рассказал, что решение обновить мемориал было связано с подготовкой к Дню Победы, поэтому реконструкция проходила в спешке. Забетонированный объект был открыт 7 мая 2016 года и официально назван «братской могилой советских воинов, погибших в борьбе с фашистами под деревней Васильково Назиевского городского поселения Кировского района Ленобласти».

С местной администрации за бетонирование уже не спросишь: бывший глава поселения Олег Кибанов оставил свой пост, а новый руководитель не в ответе за решения предшественника. Муниципалов тогда торопили с необходимостью привести в порядок воинское захоронение, с деньгами помог один совестливый сельхозпроизводитель, а затем, уже «на переправе», Кибанову пришлось менять подрядчика. В итоге, несмотря на возникшие сложности, кладбище было закатано в бетон.

Обезличивание памяти

Настоятель двух храмов (одного - в Петербурге, другого - в деревне Лезье-Сологубовка Кировского района Ленобласти) протоирей Вячеслав Харинов, который многие годы занимается сохранением исторической памяти, не понимает, как можно было так поступить. «Храм и могилы должны были оставаться единым памятником - сохранять историческую достоверность», - считает он.

Например, сейчас имя похороненной здесь бойцами доктора Ольги Леонтьевой (даты жизни: 1920-1941 годы) значится на одной из новых плит. Изначально ее могила находилась на другом конце кладбища, а само надгробие было старинным, мраморным. Еще тогда, в 1941 году, бойцы откуда-то его принесли, стесали прежние надписи и сделали новые, прикрепив фотографию Ольги. На надгробии появились слова «Ты ушла и все-все потеряно в моей жизни. Мама» и «Погибла от рук немецких фашистов».

По архивным данным Минобороны, Ольга Леонтьева была военврачом третьего ранга и служила врачом-ординатором 10-й отдельной стрелковой бригады. Она скончалась от тяжелых ранений 31 августа 1941 года.

Чудом сохранившаяся часть того самого исторического надгробия сейчас находится рядом с оградой - вдали как от места захоронения, так и от современной памятной доски. В связи с этим вспоминается резонансный случай, когда дачники одного из садоводств (завода им. Кулакова в Ленобласти) выложили дорожки надгробными плитами солдат, защищавших Ленинград в годы Великой Отечественной.

«Обезличивание памяти - скорбный признак того, что теряем историю, а значит, и души тех, кому должны передать знания о минувшем», - уверен Вячеслав Харинов.

Нечто подобное происходило в 1964 году, когда появилось февральское Постановление Совнаркома, в котором говорилось о необходимости взять на учет до начала лета все военные кладбища, братские и индивидуальные могилы погибших воинов, офицеров, генералов Красной Армии, партизан, и до 1 августа того же года провести работы по их благоустройству. Индивидуальные могилы, находившиеся за пределами населенных пунктов, следовало по возможности перенести на ближайшие военные и гражданские кладбища или объединить в братские захоронения. Местные советы взяли под козырек, но времени было отведено мало, и им пришлось поторопиться с «благоустройством». В результате скромные фронтовые памятники были заменены высокими обелисками - зачастую безымянными.

Беспаспортные могилы

«Поисковый батюшка», как называют его люди, обеспокоен и судьбой «беспаспортных» захоронений мирных жителей, расстрелянных во время войны. В районе деревни Муя, прямо у дороги, находятся практически незаметные, заросшие травой участки захоронений с простыми, покосившимися от времени крестами.

Только памятные кресты, установленные приходом Вячеслава Харинова, говорят о том, что здесь погребены расстрелянные немцами и умершие от болезней и голода жители оккупированных территорий, в основном женщины.

Тогда не каждая деревня имела собственное кладбище, а всякое перемещение между населенными пунктами на оккупированной территории было запрещено, поэтому людей хоронили буквально в чистом поле.

«По документам этих захоронений вообще не существует. Это значит, что теоретически такие земли могут отдать под любые нужды», - объясняет свое беспокойство отец Вячеслав.

«Понимаем, что наши края, “Невский пятачок”, Синявинские высоты и прочие места битвы за Ленинград, по сути, сплошное кладбище, и что бы ни строилось здесь, будет выстроено на костях, - написал в соцсети житель Кировска Константин Семенов. - Но горько смотреть, как современная застройка приближается к мемориалам».

В марте этого года областная администрация предложила на год или два ввести мораторий на застройку мест, где во время войны шли бои, но при этом не трогать уже возведенные строения. Было обещано, что эксперты обследуют и зонируют территорию.

«Мы не против строительства, но эти места должны находиться под особым досмотром, нельзя допускать строительства на костях», - считает руководитель комиссии, доктор исторических наук, профессор Института истории материальной культуры РАН Анатолий Кирпичников. Ученый неоднократно высказывался за историко-культурную экспертизу мест военных действий. В общей сложности только в 47-м регионе находится 4 241 памятник истории и культуры, 291 из них - федерального значения, 1570 - объекты культурного наследия. 

Историки, особенно накануне памятных дат, любят вспоминать победное завершение сражения при Рымнике (одного из главных в ходе Русско-турецкой войны 1787-1791 годов). Генералу Суворову доложили: «Победа! Война окончена!». «А убитые захоронены?» - немедленно спросил тот. «Никак нет, не успели», - был ответ. Тогда полководец произнес знаменитую фразу: «Пока не будет предан земле последний погибший солдат, война не окончена!»

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Татьяна, педагог, 48 лет Что бы вы сделали, превратившись в Деда Мороза?
Комментарии
Яндекс.Метрика