Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +22 погода в Петербурге
Доллар 70.5
Евро 79.22
Юань 9.98

Экологический Чернобыль под Петербургом

 Фото: Замир Усманов/Интерпресс Фото: Замир Усманов/Интерпресс Об экологической катастрофе, которая может произойти в Петербурге и Ленобласти из-за полигона «Красный Бор», говорят давно и много, вот только результатов пока нет. К этой теме вернулись в конце августа, когда экологические активисты обнаружили на полигоне очередные грубые нарушения природоохранного законодательства

Члены Межрегиональной инициативной группы по экологической безопасности Петербурга и Ленобласти 26 августа провели видеосъемку полигона «Красный Бор» с помощью квадрокоптера и обнаружили, что на месте захоронения отходов первого класса опасности вырыты два новых котлована, в которых токсические промышленные отходы смешались с грунтовыми водами.

На месте захоронения отходов первого класса опасности вырыты два новых котлована, в которых токсические промышленные отходы смешались с грунтовыми водами

- В разговоре с главным инженером полигона нам удалось выяснить, что глубина этих котлованов, предназначенных для временного хранения отходов первого и второго классов опасности на период ремонта обваловки в открытых картах 64 и 68, составляет 4-6 метров, - рассказал глава МО «Тельмановское сельское поселение» Юрий Кваша, член Общественного экологического совета при губернаторе Ленобласти. - То есть они вырыты в прослое песка над кембрийскими глинами и пропускают грунтовые воды, потому что не имеют никакой изоляции. При этом работы по обустройству этих котлованов производились без проекта и инженерно-геологических и экологических изысканий. Это может привести к чрезвычайной ситуации в паводковый период и наносит значительный вред окружающей среде, жизни и здоровью работников полигона, а также жителей прилегающих территорий.

По словам Юрия Кваши, жалобы на нарушения экологического законодательства на полигоне «Красный Бор» направлены в природоохранную прокуратуру, Росприроднадзор, Ростехнадзор, Министерство природных ресурсов и экологической безопасности России, а также МЧС.

- Администрация полигона проблем и угроз не видит, заявляя, что внимание эко-активистов продиктовано желанием попиариться за их счет, но это далеко от истины. Мы имеем дело с настоящей экологической катастрофой, - объяснил Юрий Кваша на круглом столе по проблемам полигона «Красный Бор», организованном Общественной палатой Ленобласти во вторник.

С ним полностью согласна Виктория Маркова, возглавляющая Межрегиональную инициативную группу по экологической безопасности Петербурга и Ленобласти.

На полигоне «Красный Бор» скопилось два миллиона тонн опасных химических отходов. Этой весной он стал темой для серьезного разговора президентов России и Финляндии, поскольку возникла угроза попадания ядов с полигона в Неву, а оттуда - в Балтику

- На полигоне «Красный Бор» скопилось два миллиона тонн опасных химических отходов. Этой весной он стал темой для серьезного разговора президентов России и Финляндии, поскольку возникла угроза попадания ядов с полигона в Неву, а оттуда - в Балтику. Неудивительно, что правительство Петербурга быстро изыскало средства на то, чтобы закрыть опасные отходы от осадков и грунтовых вод. Так, на ликвидацию аварийной ситуации в открытых картах 64 и 68 Смольный выделил 27 миллионов рублей. Еще 120 миллионов пойдет на то, чтобы эти карты сделать закрытыми. Это колоссальные деньги, которые доверили компаниям «Стройкрансервис» и «Гидрокор» вне конкурса, и то, как они расходуются, вызывает сомнения. Конечно, есть следственные и надзорные органы, которые должны все это контролировать. Но когда речь заходит о нашей с вами экологической безопасности, то работы на полигоне должны проверять и общественные инспекторы, - поделилась своим мнением Виктория Маркова.

Ольга Еремина, бывший инженер-технолог полигона «Красный Бор», считает, что помимо общественного контроля над развернувшейся на полигоне деятельностью, необходимо произвести серьезные научные исследования этого места.

- Природный ландшафт полигона радикально изменился за 45 лет, что он действует. При этом, напомню, его планировалось эксплуатировать всего три года. Сегодня «Красный Бор» - это природно-техническая система с особенными количественными и качественными характеристиками. Это два миллиона тонн накопленных токсических промышленных отходов. При этом 30 химических веществ, из которых они состоят, идентифицированы, а сто - неизвестны. Потому что во время хранения отходов происходят различные реакции и что получается на выходе - непонятно. Необходимо провести исследование химического состава карт, чтобы знать, что все-таки попадает в грунтовые воды, которые впадают в Неву, - объяснила Ольга Еремина.

Она добавила, что полигон - это не дача, и просто так взять и вырыть на нем новые ямы - очень рискованно. Бывший инженер-технолог «Красного Бора» подтвердила, что новые котлованы находятся на месте захоронения отходов первого класса, содержащих ртутные и цианистые соединения и другие яды. Если они смешались с грунтовыми водами, то это уже настоящий «экологический геноцид».

Исправить ситуацию можно, построив стену в грунте, чтобы подземные воды перестали промывать полигон. И, конечно, территорию «Красного Бора» необходимо рекультивировать

- Тема полигона «Красный Бор» - не политический пиар, мы живем в зоне его воздействия. И я не хочу быть заложником ситуации, возникшей в результате непродуманных, халатных решений людей, которые обращаются с опасными отходами, не имея никаких специальных знаний, - заявила Ольга Еремина.

Борис Дверницкий, член Научно-технического экологического совета при комитете по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности Петербурга, отметил, что в кислой среде кембрийская глина, которая, как утверждают на полигоне, защищает грунтовые воды от ядов, теряет свои свойства.

- Да и рыть карты надо не глубже 6-10 метров, а в «Красном Бору» есть котлованы глубиной в 24 метра. Учитывая, что под полигоном проходит неотектоническая зона, образовывающая приток подземных вод, то картина экологического неблагополучия в городе и области просто удручающая, - говорит эксперт.

По его мнению, исправить ситуацию можно, построив стену в грунте, чтобы подземные воды перестали промывать полигон. И, конечно, территорию «Красного Бора» необходимо рекультивировать. Но делать это нужно грамотно, с привлечением специалистов в своем деле, а не случайных людей, которые сейчас там находятся.

- Между полигоном «Красный Бор» и Чернобылем можно провести некие параллели. Когда произошла авария на ЧАЭС, профаны хотели залить реактор водой. И если бы не академик Александров, который сумел предотвратить эти некомпетентные действия, то последствия трагедии могли бы быть еще больше. Другой пример безграмотности ликвидаторов аварии - это попытка сжечь радиоактивные опилки, которая, слава Богу, тоже была остановлена благодаря тому, что был строгий контроль сверху. Полигону «Красный Бор» тоже необходим такой контроль. А пока все, что там происходит, делается втихомолку и не выдерживает никакой критики, - сказал Семен Гордышевский, председатель комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Петербурга.

Водоканал контролирует качество воды в Неве по определенным показателям, без учета токсинов, которые могут попасть в реку с полигона. А между тем лишь 10 процентов обследованных детей, проживающих в районе полигона, можно назвать здоровыми

Он отметил также, что нам неизвестно, как именно «Красный Бор» отравляет почву и Неву, потому что нет специальных исследований.

- Водоканал контролирует качество воды в Неве по определенным показателям, без учета токсинов, которые могут попасть в реку с полигона. А между тем лишь 10 процентов обследованных детей, проживающих в районе полигона, можно назвать здоровыми. Я считаю, что природоохранный комитет довел ситуацию до катастрофического состояния и дискредитировал себя. Нужно менять структуру управления этим объектом, - заявил эксперт.

Участники круглого стола решили, что заказчиком рекультивации полигона должно стать Министерство природных ресурсов и экологической безопасности России, при этом все работы там должны проходить под строгим контролем общественности. Также необходимо создать управление по ликвидации накопленного ущерба в Ленобласти и вести непрерывный мониторинг экологической ситуации.

- Полигон «Красный Бор» - это не единственная «горячая точка» на карте Ленинградской области, - отметил Юрий Шевчук, зампредседателя комиссии по агропромышленному комплексу, предпринимательству и экологии Общественной палаты Ленобласти.

По его словам, общая площадь территорий накопленного ущерба в регионе составляет 14 тысяч квадратных километров.

- В Ленобласти насчитывается 16 полигонов и 217 больших свалок бытовых отходов. Прибавьте к этому хранилища промышленных отходов на предприятиях, в том числе сельскохозяйственных, и отходы третьего класса опасности, которые накапливаются на дне рек и водоемов. Картина получится ужасающая. Мы надеемся, что благодаря общественному контролю мы добьемся грамотной рекультивации полигона «Красный Бор», а затем наш опыт перекинем на другие загрязненные объекты, - сказал Юрий Шевчук.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Вера, стоматолог, 40 лет Сколько стоит образование?
Комментарии
Яндекс.Метрика