Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -5 погода в Петербурге
Доллар 59.01
Евро 69.4
Юань 8.92

Кирилл Котков: Почему никто не хочет помогать мусульманам в Мьянме

 Фото из личного архива Кирилла Коткова Фото из личного архива Кирилла Коткова Этническое меньшинство - мусульмане-рохинджа объявили себя «самым притесняемым этносом в мире». Их жалеет весь мир, но помогать никто не хочет. Всего несколько дней назад о существовании Мьянмы было известно лишь немногим экспертам по Юго-Восточной Азии. После того, как у здания бирманского посольства в Москве и в Грозном прошли массовые митинги протеста против притеснений мусульман бенгальского происхождения (рохинья или рохинджа), о Мьянме заговорил весь мир

Где лежат истоки этого конфликта? Какие меры необходимо предпринять властям Мьянмы для его разрешения и почему никто не оказывает реальной помощи мусульманским нацменьшинствам? Ответы на эти и другие вопросы «Общественному контролю» дал эксперт-востоковед Кирилл Котков.

- Многие СМИ преподносят рохинджа как «самую угнетаемую народность в мире». В штате Аракан на западе Мьянмы, где они проживают, рохинджа с 1982-го лишены бирманского гражданства и свободы передвижения. В северных районах штата только на них распространяется закон об ограничении рождаемости (не более двух детей на семью). Вооруженные силы Мьянмы регулярно проводят карательные операции и этнические чистки, из-за которых десятки тысяч рохинджа покинули страну, став беженцами. После очередного обострения межэтнического конфликта с 25 августа около 90 тысяч рохинджа бежали в соседнюю Бангладеш. Но так ли все обстоит на самом деле? Я побывал в Мьянме прошедшей зимой и могу поделиться личным опытом.

Исторический опыт межнациональных конфликтов показывает: в подобных случаях вина никогда не бывает односторонней. Конфликт «бирманцы - рохинджа» гораздо сложнее, чем его пытаются представить.

Исторический опыт межнациональных конфликтов показывает: в подобных случаях вина никогда не бывает односторонней. Конфликт «бирманцы - рохинджа» гораздо сложнее, чем его пытаются представить. Аракан в древности и в Средние века был отдельным буддийским королевством, расположенным на побережье Бенгальского залива. Население региона - араканцы относятся к бирманцам, основному населению Мьянмы, так же, как украинцы к русским. По сути, это один и тот же народ, разве что с мелкими отличиями местного характера.

Сегодня буддийское население Аракана составляет большинство в южной и центральной частях штата. До XIX века мусульман здесь было мало, но в 1826-м году он стал британской колонией. Англичане в качестве дешевой рабочей силы завезли в малонаселенный Аракан бенгальцев, и спустя сто лет они составили большинство населения северной части Аракана.

В годы британского колониального правления на территории Бирмы (Мьянмы) сложилось две мусульманские общности: трудовые мигранты-бенгальцы на западе страны и мусульманские торговцы - выходцы из Индии, осевшие в крупных городах. Малочисленные мусульмане, проживавшие на территории Бирмы до присоединения к Британской империи, буквально потонули в массе новоприбывших и получили от бирманцев неофициальное название «старых бенгальцев».

Сегодня потомки этих людей, проживающие на острове Рамри у побережья Аракана, имеют гражданство Мьянмы (в отличие от рохинджа) и мирно сосуществуют с буддийским большинством. Мирные отношения сложились у бирманцев и с «городскими мусульманами». Те никогда не выдвигали политических требований и жили только в городах.

По сути, отдельной национальности рохинджа на самом деле не существует - это этнические бенгальцы, оказавшиеся на бирманской территории в XIX-ХХ веках волей британцев, и именно их бирманцы не признают своими соотечественниками.

К моменту обретения Бирмой независимости бенгальцы, жившие на западе страны, составляли большинство в районах, прилегающих к Британской Индии, и были этнически однородны. После того как Бирма получила независимость в середине XX века, и возник термин «рохинджа». По сути, отдельной национальности рохинджа на самом деле не существует - это этнические бенгальцы, оказавшиеся на бирманской территории в XIX-ХХ веках волей британцев, и именно их бирманцы не признают своими соотечественниками.

Первый конфликт разгорелся еще в годы Второй мировой: бирманцы воевали на стороне японцев, бенгальцы поддерживали англичан. А в 1947-м бенгальцы-рохинджа заявили о желании жить на «исторической родине» - в Восточном Пакистане (будущая Бангладеш). Однако основатель Пакистана Мохаммед Али Джинна им категорически отказал - территория, на которой жили рохинджа, исторически входила в состав Бирмы. После того как страна обрела независимость, рохинджа и начали вооруженную борьбу против бирманцев.

К началу 1960-х вооруженное сопротивление рохинджа было подавлено бирманскими войсками. Их поражение было обусловлено полным отсутствием поддержки извне. В 1970-е, после гражданской войны, приведшей к образованию нового государства Бангладеш, на территории соседних стран хлынули миллионы беженцев из бывшего Восточного Пакистана. В перенаселенной Индии эту проблему удалось решить путем жесткого закрытия границы. А вот власти Бирмы предпочли отодвинуть проблему «на потом». В стране, на окраинах которой шла вялотекущая гражданская война, и без того хватало проблем. Бирмано-бангладешская граница была прозрачной, и поток нелегальных мигрантов составлял сотни тысяч в год. В 1982-м власти Бирмы просто отказались предоставлять гражданство тем, кто не ассоциировал себя с бирманским народом и его традициями.

Конфликт в штате Аракан - далеко не единственный в Мьянме, но он резко выделяется на фоне остальных. С другими сепаратистами, которые этнически, расово и культурно ближе к бирманцам, власти смогли договориться, но найти общий язык с рохинджа не смогли, так как они принадлежат к иной цивилизации.

С другими сепаратистами, которые этнически, расово и культурно ближе к бирманцам, власти смогли договориться, но найти общий язык с рохинджа не смогли, так как они принадлежат к иной цивилизации.

В начале «нулевых» рохинджа стали получать поддержку от «нефтяных монархий» Персидского залива - и конфликт стал разгораться. Среди рохинджа появились боевики, прошедшие обучение в Афганистане и Пакистане. В 2012-2017 кровавые столкновения стали сотрясать районы штата Аракан на границе с Багладеш. Армия Мьянмы очень жестко зачищает территории, где действуют боевики. И сообщения о десятках тысяч беженцев, сожженных деревнях и сотнях погибших имеют под собой реальные основания. Но погибшие есть с обеих сторон. Боевики, нападающие на араканских буддистов, ведут себя не лучше.

СМИ много сообщают о беженцах рохинджа, но о беженцах с другой стороны - ни слова! Последние просто перемещаются вглубь своей страны, а рохинджа бегут за границу, что всегда более заметно. Кроме того, как говорят бирманские политики, «у буддистов нет своей “Аль-Джазиры”», способной выставить противников в невыгодном свете. К тому же рохинджа являются этническим меньшинством, притесняемым армией, - а это всегда привлекает внимание ООН и правозащитников.

За кадром остается и другой аспект - на деле беженцы рохинджа никому не нужны! «Нефтяные монархии» Аравийского полуострова могли бы материально помочь беженцам или принять их у себя, дав работу. Но шейхи не хотят делать ни того, ни другого! Еще одна проблема рохинджа - на шельфе у побережья штата Аракан расположено одно из крупнейших газовых месторождений страны, газ из него охотно покупает Китай. В целом Мьянма обладает солидными газовыми «кладовыми», составляя конкуренцию Катару, Алжиру и странам Персидского залива - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Соседка Мьянмы - Бангладеш - также не намерена помогать соотечественникам-беженцам. У них у самих - крайняя бедность и перенаселенность, поэтому рохинджа вынуждены морским путем бежать в поисках лучшей доли в Малайзию, Индонезию и т.д. Там они, правда, не получают помощь, а подвергаются жесткой эксплуатации - вплоть до попадания в рабство. В лучшем случае их ожидают лагеря беженцев, где рохинджа рискуют попасть в «Аль-Каиду», ИГ и подобные структуры.

Беда рохинджа - в том, что мусульманские страны вовсе не собираются помогать «братьям по вере». А в основе их конфликта с властями Мьянмы - вовсе не притеснения по этническому и религиозному признаку, а распил запасов нефти и газа. Реакция на конфликт мусульман России тоже неоднозначна. С одной стороны - митинги в Грозном и в Москве. С другой - Муфтият Дагестана уже призвал мусульман «не делать резких движений» на основании информации из соцсетей. Никто в мире сегодня не хочет помогать рохинджа.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Станислав, бывший военный, 44 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика