Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -4 погода в Петербурге
Доллар 59.01
Евро 69.4
Юань 8.92

Аскар Акаев: Со временем Англия присоединится к большому евро-азиатскому партнерству

 Фото: wikipedia.org Фото: wikipedia.org Появившаяся в СМИ информация о том, что на саммит Шелкового пути, который откроется в Пекине 15 мая, решили не приезжать главы нескольких европейских стран, вновь вызвала массу вопросов. Могли ли западные лидеры не подтвердить участие, так как китайская инициатива вызывает у них опасения и, если да, насколько эти тревоги обоснованы? Какую роль в данном проекте предстоит играть Российской Федерации и насколько он вообще нужен нашей стране?

И - главное: стремится ли Китайская Народная Республика, возрождая древний транспортный коридор, обогнать США и стать новым мировым лидером? Все эти вопросы регулярно обсуждаются на самых известных дискуссионных площадках, были они подняты и на прошедшем в Москве экономическом форуме.

Свою точку зрения на перспективы участия в данном проекте России и стран ЕАЭС излагает экс-президент Киргизии, а ныне иностранный член РАН, профессор Аскар Акаев, который еще в 1998 году разработал и опубликовал доктрину «Дипломатия Шелкового пути»:

«Китай планирует строить новый Шелковый путь будет на базе интернет-индустрии. Это означает, что со временем по нему пойдут программы, а товары будут печататься по соседству с потребителем, на 3D принтерах»

- То, что создание нового Шелкового пути способно преобразить геоэкономический и геополитический ландшафт всего евразийского континента, стало ясно сразу после того, как в 2013 году с данной инициативой выступил председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин. И можно полагать, что это будет достигнуто уже в первой половине XXI века.

Российская Федерация, как мы все хорошо помним, поддержала этот проект в числе первых. Два года назад, в мае 2015-го, президент Путин и председатель КНР Си Цзиньпин подписали заявление о сопряжении взаимодополняющих проектов - Экономический пояс шелкового пути (ЭПШП) и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Многие эксперты сразу же назвали это решение историческим. И теперь, когда оно принято, его необходимо воплощать.

Но давайте разберемся, что же происходит сегодня? В том, что КНР настроена осуществить шелковый мега-проект в полной мере, можно не сомневаться. Об этом говорят огромные объемы финансовых ресурсов, которые планируется на него направить. Только один Банк развития Китая намерен до 2020 года инвестировать в создание инфраструктуры Нового шелкового пути около 1 триллиона американских долларов. Сумма, как все понимают, огромная, и вложена она будет в течение ближайших 4 лет.

Но многое делается уже сегодня. Так, КНР уже начала запускать демонстрационные проекты. Один из них - строительство в Пакистане крупнейшей гидроэлектростанции, которая будет вырабатывать 700-800 мегаватт энергии. И это тоже свидетельствует о том, что намерения КНР весьма серьезны. Поэтому, я считаю, перед Россией, которая является фактическим лидером Евразийского экономического союза, а значит, должна быть крайне заинтересована в реализации проекта нового караванного пути, стоит серьезная задача - начать действовать в опережающем темпе. А между тем сегодня мы, наоборот, серьезно опаздываем. И это не может не тревожить…

«Если мы продолжим работать с опозданием, государства ЕАЭС наверняка окажутся всего лишь странами-транзитерами, через которые пройдут высокоскоростные железнодорожные, автомобильные и прочие транспортные коридоры»

Если мы продолжим работать с опозданием, государства ЕАЭС наверняка окажутся всего лишь странами-транзитерами, через которые пройдут высокоскоростные железнодорожные, автомобильные и прочие транспортные коридоры. Но разве транзит - достойная задача? Конечно, нет! Наша цель - добиться того, чтобы Россия и евразийские страны стали полноправными партнерами Китая. Мы должны совместно с КНР строить цепочку нового Шелкового пути и стать на нем одними из главных логистических центров!

Возможно ли это? Я уверен, - да. Конечно же, Китай рассчитывает оживить собственную внешнюю торговлю. Но, в отличие от выдвинутых Западом в ХХ и в начале XXI века инициатив транс-тихоокеанского и трансатлантического торгового партнерства, КНР закладывает в основу совершенно новые принципы, предлагая максимальным образом учесть интересы всех присоединившихся к проекту стран и даже оказать им содействие и помощь.

Скажу больше: если в прошлом Великий шелковый путь играл роль связующего моста, то сейчас, в условиях глобализации, его предназначение Пути выходит далеко за рамки только одного этого измерения, и то, что необходимо прогнозировать ситуацию на десятилетия вперед, понятно уже всем. Но, вынужден еще раз повторить: мы, к сожалению, очень запаздываем. У нас до сих пор нет даже четко сформулированной стратегии…

Иногда меня спрашивают: а зачем нам вообще нужен новый Шелковый путь? Чтобы это понять, я назову лишь одну цифру. По словам Си Цзиньпина, к 2030 году объемы торговли Китая должны удвоиться. Что это означает? Сегодня объем торговли Китая со странами на предполагаемом Шелковом пути составляет 1 трлн 250 млрд американских долларов. Только представьте себе сумму! При этом конечная цель Китая - довести транспортный коридор до богатого европейского потребителя, который будет покупать доставляемые ему товары. Именно так это происходило на древнем великом караванном пути, по которому Китай экспортировал шелк и фарфор, а все золото Запада текло в обратном направлении.

«Наша задача - сделать так, чтобы львиная доля торгового оборота оставалась в России и в странах Евразийского союза. Благодаря этому они начнут процветать, как это было в древних оазисах, где оседали товары, знания, инновации»

Сегодня Китай ставит ту же цель. Предлагаемый им проект должен охватить весь евро-азиатский континент, до самой Англии, которая недавно вышла из Евросоюза - и слава богу, что вышла! В дальнейшем Англия тоже присоединится к этому большому Евразийскому партнерству.

География Великого шелкового пути вообще не имеет каких-либо пределов и ограничений. Ее расширение закономерно и объективно обусловлено всем ходом исторического развития. И, следовательно, наша задача - сделать так, чтобы львиная доля торгового оборота оставалась в России и в странах Евразийского союза. Благодаря этому они начнут процветать, как это было в древних оазисах, где оседали товары, знания, инновации.

То есть речь, разумеется, не идет о караванах с товарами. Китай планирует строить новый Шелковый путь на базе интернет-индустрии. Это означает, что со временем по нему пойдут программы, а товары будут печататься по соседству с потребителем, на 3D-принтерах. Для доступности я говорю достаточно грубо, однако примерно так и будет происходить.

Сопряжение ЕАЭС и ЭШПК открывает колоссальные возможности для будущего динамичного развития на всем евро-азиатском континенте. Есть ли на данном пути риски? Безусловно, есть. Но я думаю, они преодолимы.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Евгений, пиарщик, 24 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика