Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +21 погода в Петербурге
Доллар 62.44
Евро 73.24
Юань 9.35

Трущобы Петербурга

 Фото из архива Музея истории Петербурга Фото из архива Музея истории Петербурга Сегодня мы предлагаем читателю небольшую панораму огромной, может быть - даже безграничной темы петербургских трущоб. И если она будет интересна, то продолжим ее в хронологическом порядке - от момента их основания до наших дней

Всю историю нашего города можно представить как борьбу противоположностей: порядка и хаоса, европейского и азиатского, чистоты и грязи - все это в той или иной степени характерно для города на Неве. Петербург всегда пытался выглядеть более регулярным, более упорядоченным, более европейским, чем остальные города России, но это удавалось ему не всегда. И первые годы жизни еще не столицы, но уже окна в Европу были, несомненно, годами хаоса.

Преданья старины глубокой

В первые годы существования город строился «слободами», и под определение «трущоба» в современном его понимании попадал почти целиком. Настоящая борьба порядка и хаоса началась после решения о переносе столицы, принятия первых генеральных планов и начала регулярной застройки.

В первые годы существования город строился «слободами», и под определение «трущоба» в современном его понимании попадал почти целиком. Настоящая борьба порядка и хаоса началась после решения о переносе столицы, принятия первых генеральных планов и начала регулярной застройки.

Причем борьба эта отнюдь не соответствовала формуле: «от народа - хаос, от власти - порядок». Сами правители, меняя свои решения, рождали немалую долю хаоса, пытаясь перенести центр города то на Васильевский остров, то в Кронштадт, а то и вовсе вернуть столицу в Москву. Именно тогда, в противодействии петербургской регулярности, стали зарождаться очаги «антимира». Некоторые из них, например - пресловутый Апраксин двор, сохранились и по сей день.

Важно понимать, что мы не так много знаем о первом столетии существования Петербурга, чтобы уверенно и подробно говорить о трущобах. Многие источники того времени бывают неправильно поняты или истолкованы. Так, знаменитые «Махаевские гравюры», где Петербург предстает прекрасным регулярным городом, в действительности оказываются перспективными планами, на которых изображено, как должно было быть, но не как было. Археологические раскопки на территории Эрмитажа и в других точках центра показали, что правила застройки (например, знаменитая «красная линия») далеко не всегда соблюдались даже самыми знатными домохозяевами.

Воспоминания и мемуары иностранцев зачастую оказываются пристрастным описанием, нацеленным на очернение России в целом и Петербурга в первую очередь - как первого города, который они встречали на своем пути. Конечно, ценность источника от этого не теряется, но он требует критического рассмотрения.

Феномен нерегулярного строительства

Теперь несколько слов о сути феномена петербургских трущоб. Они ни в коем случае не были порождением старой, допетровской России. Конечно, и городской, и крестьянский уклады до начала XVIII века не были образцом порядка и гигиены, но они были традиционны и содержали набор определенных правил, устоявшихся норм.

Попадая в новую столицу, любой переселенец из огромной страны испытывал грандиозный стресс, в непривычной и зачастую очень тяжелой обстановке он терял свои корни. И особенно ярко этот процесс стал виден в XIX веке, когда сломался уклад большинства жителей России.

Попадая в новую столицу, любой переселенец из огромной страны испытывал грандиозный стресс, в непривычной и зачастую очень тяжелой обстановке он терял свои корни. И особенно ярко этот процесс стал виден в XIX веке, когда сломался уклад большинства жителей России, капитализм победил, а крепостное право пало. В города, и особенно в столицу, хлынула волна переселенцев. Кто-то смог адаптироваться, кто-то смог адаптировать лишь своих детей, но многие так и остались за чертой бедности, в мире маргиналов.

Мир этот со временем создал свою субкультуру и решительным образом повлиял на жизнь страны уже в веке двадцатом, когда отнюдь не без влияния маргиналов случились великие социальные потрясения.

В городе существовала, менялась, расширяясь или сужаясь, география этого опасного и сложного социального явления - трущоб и его обитателей: Сенная, Лиговка, рабочие окраины, почти кольцом охватившие исторический центр, окрестности вокзалов...

Мир униженных и оскорбленных

Своеобразная городская среда давала хлеб бытописателям, романистам и даже великим писателям. Благодаря им мы очень неплохо, хоть и несколько поэтизированно представляем мир петербургских трущоб середины XIX - начала XX века.

Революция выплеснула волну антимира, хаоса на улицы бывшей столицы. Тот, кто чувствовал себя униженным и оскорбленным, на короткое время стал хозяином города (одна из примет Февральской революции - шелуха от семечек по всем центральным улицам города).

Революция выплеснула волну этого антимира, хаоса на улицы бывшей столицы. Тот, кто чувствовал себя униженным и оскорбленным, на короткое время стал хозяином города (одна из примет Февральской революции - шелуха от семечек по всем центральным улицам города).

Послереволюционные годы очень похожи на прошедшую эпоху 50-х - 60-х годов XIX века: город, уже переживший голод и гражданскую войну, так же наполнился приезжими, которые испытывали проблемы адаптации и приносили в городской мир свои обычаи и привычки.

И лишь с послевоенных лет начинается систематическая и постоянная борьба с трущобами, которая, на взгляд автора, почти завершилась победой порядка. Вряд ли какой-либо из центральных районов, и даже окраин, можно сейчас назвать «трущобами».

Автор изредка водил экскурсии по «Петербургу Достоевского», и в 90-е годы гости столицы легко могли себя представить на месте Раскольникова, заходя во дворы-колодцы, в которых было так же темно, грязно и сыро... Но однажды, приведя иностранных гостей после долгого перерыва, автор с удивлением обнаружил, что большая часть дворов на канале Грибоедова отремонтирована, убрана плиткой, освещена, а на некоторых появились шлагбаумы и автоматические замки на старых чугунных воротах. Конечно, трущобы остались, но их методично расчищают, как, например, пространство за Варшавским вокзалом (если бы это было сделано без потерь для исторических зданий - было бы прекрасно). И лишь трудовые мигранты из стран Азии привычно строят свои «махаля» - полугородские скученные поселки на ближних окраинах с индивидуальной застройкой, вошедших в границы города.

Тема трущоб - яркая и популярная. В других публикациях мы постараемся рассказать о самых интересных и опасных, самых значимых и знаковых местах, которые можно было назвать трущобами Петербурга.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Максим, оператор автораскроя, 28 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика