Общественным инициативам прописали долгий путь Общественным инициативам прописали долгий путь спецпроект
Санкт-Петербург -1 погода в Петербурге
Доллар 75.77
Евро 86.89
Юань 1.19

Рота особого назначения: водолазы в дни блокады

 Фото: Подлодка U-250 в кронштадтском доке Фото: Подлодка U-250 в кронштадтском доке Уже несколько публикаций были посвящены истории Ораниенбаумского плацдарма и в целом юго-западному направлению в обороне Ленинграда в годы фашистской блокады. Стоит рассказать об одном малоизвестном эпизоде, героическом, но обросшем множеством легенд в Сети

 

Сегодня вспоминаем водолазов, вставших на защиту Ленинграда. В 1941 году из моряков и флотских офицеров, прошедших подготовку в знаменитом ЭПРОНе (экспедиция подводных работ особого назначения) была создана рота особого назначения (РОН), которая должна была заниматься подводно-диверсионными операциями. Базироваться она должна была в Ломоносове (Ораниенбаум). Руководителем ее стал лейтенант Прохватилов.

Накануне войны на базе Военно-медицинской академии в Ораниенбауме были созданы курсы по подготовке водолазов-десантников. Этот отряд в годы Великой Отечественной войны провел ряд уникальных операций с использованием водолазного оборудования. Первой, не вполне удачной попыткой стал захват одного из островов в Финском заливе в конце лета 1941 года. То есть захват был проведен, но финские войска с острова ушли раньше. Но за этим последовала цепь удачных операций: подрыв моста на реке Нарве в августе 1941 года. С этого началась серьезная воинская работа. Роновцы под руководством лично Ивана Васильевича Прохватилова оценивали ледовую обстановку на Ладожском озере для организации Дороги жизни.

Пытаясь разобраться в событиях, связанных с деятельностью РОН, понимаешь, что обо всех совершенных ими подвигах мы не узнаем никогда. Для успешных диверсионных операций была необходима секретность. Сам Иван Васильевич Прохватилов вспоминал, будучи уже на пенсии, что зачастую не мог знать о содержании заданий: нескольких разведчиков забирали на операции, а потом они возвращались и старались не рассказывать подробностей, а иногда и не возвращались…

Однако о некоторых операциях известно и можно поведать. Осенью 1942 года наблюдателями была отмечена активность на берегу у Петергофского дворца. Там строилась немцами новая пристань. Сначала в тот район от Ораниенбаума были отправлены разведчики - они также установили факт снятия статуи Самсона, раздирающего пасть льва. На строящемся пирсе были замечены складированные мины. Поступил приказ пирс подорвать. Водолазы вряд ли могли доставить под него ящики со взрывчаткой, и для подрыва было решено использовать две морские мины. Планировал и руководил операцией опять лично Прохватилов – видимо, Иван Васильевич был человеком, не склонным отсиживаться в штабах и на базах. С бронекатера, на котором находился Прохватилов, была спущена шлюпка с водолазами и мины. Их транспортировали в слегка притопленном состоянии, чтобы не было видно с поверхности. Вскоре шлюпка остановилась, и вперед пошли водолазы. «Пошли» здесь не образное выражение. До 1950-х годов в оборудовании подводных пловцов не было ласт. Подплыв к пирсу и угадав как раз к пересменке его охраны, бойцы РОН прикрепили к сваям мины и взрыватели и отплыли обратно. Они не успели вернуться на катер, и на воде их застал взрыв. Двух человек сразу найти не удалось - их выбросило со шлюпки, а ее саму перевернуло, но позже роновцы вышли из тыла врага самостоятельно. Операция прошла без потерь, а пирса в Петергофе немцы уже не восстанавливали.

Особая история - с подрывом катеров в Стрельне. В ряде публикаций упоминается, что в районе Морского канала стали действовать быстроходные катера с автоматчиками. Они на высокой скорости проносились мимо судов, располагавшихся в Ораниенбаумском порту и окрестностях, и наносили большой урон флоту, активно снабжавшему плацдарм по воде. Бойцы РОН открыли «охоту» на врага и установили, что базируются катера в Стрельне, при этом активно маскируются, их вывозят на сушу и прикрывают от авиаразведки. Прохватилов лично под огнем высаживал на берег сигнальщика, помогавшего разведчикам сориентироваться. Группа бойцов, в лучших традициях диверсантской школы, на шлюпках подошла к базе катеров в Стрельне, прижала огнем, а потом и уничтожила охрану, находившуюся в соседнем доме, и подорвала катера. Успеху операции способствовало и то, что противник принял внезапное нападение за… авианалет и сосредоточился на его отражении. Под грохот зенитных орудий группа незаметно села в шлюпки и ушла от берега. Сейчас в ряде публикаций эти катера часто связывают с подразделением итальянца Боргезе. Однако доказательств обычно не приводится. Мы знаем о действиях итальянских катеров на Ладоге с базы в Лахденпохья. Про Стрельну в специальных исследованиях данных мы не нашли.

И еще одна сложнейшая операция была проведена роновцами - обнаружение, осмотр и подъем подводной лодки U-250 в Финском заливе. Лодка была потоплена морским охотником в июле 1944 года, когда атаковала и потопила другой подобный корабль. Шесть моряков с нее спаслись, остальные погибли. Однако немецкие ВВС настолько сосредоточенно пытались разбить затонувшую лодку бомбами, а немецкие катера -  минами, что советское командование приняло решение осмотреть лежавший на дне корабль силами водолазов. Лодка лежала на 27 метрах - на пределе возможностей водолазов в легких костюмах. Внутрь смог пройти только водолаз в тяжелом костюме - «трехболтовке». В ходе сложнейшей операции, длившейся месяц, под огнем противника, под защитой дымовых завес лодка была поднята и доставлена в Кронштадт. Там в ней обнаружили множество важных документов, шифровальную машину «Энигма» и новую немецкую акустическую торпеду Т-5. Кстати, потом лодку даже на несколько месяцев включили в состав советского флота.

Пловцы РОН сами активно готовили себе снаряжение, разрабатывалась тактика применения водолазов в разведывательных и диверсионных операциях. Увы, но сразу после войны достижения роты особого назначения были забыты, и развитие водолазно-диверсионных групп застопорилось на годы. Впрочем, сейчас современные подобные подразделения используют опыт, наработанный в те годы. А для нас РОН остается не слишком известной, но от того не менее интересной и героической страницей истории Великой Отечественной войны.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Татьяна, программист, 32 года Революция - двигатель прогресса?
Самое читаемое
Комментарии