Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +17 погода в Петербурге
Доллар 72.17
Евро 81.47
Юань 1.03

Борьба за женское образование

 Фото: ЦГАКФФД Фото: ЦГАКФФД «Желание быть ученою заставило ее забыть добродетели ее пола». (Цитата из французской газеты после казни Манон Ролан) Собственно - женское образование в России началось значительно раньше, чем борьба за него. В XVIII веке очень часто и мужчины, и женщины получали образование домашнее - и это считалось нормой, а каких-либо более высоких ступеней от женщин никто и не ожидал

Классическим примером была Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова. Она получила не только отличное домашнее образование (а потом и самообразование), но вслед за этим - пост директора Академии наук. Она внесла значительный вклад в создание современного русского литературного языка. Однако и полсотни лет спустя женское образование по большому счету оставалось уделом элиты. И когда началом женского образования называют «Смольный институт благородных девиц» - это и правда, и неправда одновременно.

С одной стороны - да, несомненно, начало систематического образования, но какого? Все ранние (конца XVIII - начала XIX века) учебные заведения, во-первых, были исключены из общей системы образования, а во-вторых - исходили из совершенно других образовательных целей и задач. В случае со Смольным институтом и другими заведениями для благородных девиц - это была подготовка к тому, чтобы стать достойной хозяйкой и матерью, а в некоторых случаях - попасть ко двору, стать фрейлиной императрицы и, может быть, фавориткой императора.

Да, о таком сексуальном подтексте обычно умалчивалось, но он был, и мы это видим на примере и Смольного института, и разнообразных балетных и театральных школ.

Императорское театральное училище («Танцовальная Ея Императорского Величества школа») тоже на роль родоначальницы женского образования в России не очень подходит. Как и институты благородных девиц, оно не входило в общую систему образования, а по целям своим было именно местом для обучения танцовщиц, предназначенных для услаждения взоров высшего света. Большого внимания общему образованию там не уделялось. И только в середине XIX века, в эпоху для страны и Петербурга во многом переломную, в обществе пришло понимание  необходимости системного женского образования. И началась борьба, вели которую в основном сначала не сами женщины, а образованные мужчины. Эта борьба продлилась порядка семидесяти лет  и окончилась полной победой, которую запросто можно назвать и поражением.

Началось все со среднего образования. На общей волне александровских реформ в 60-е годы в Санкт-Петербурге открываются семь женских гимназий. Государственные гимназии проходили по ведомству Императрицы Марии (занимавшемуся благотворительностью) и назывались «марьинскими». Несмотря на свой официальный статус и включенность в общую систему образования, они имели облегченную программу, то есть исходили из неравноправного положения женщин и не давали права поступать в высшие учебные заведения. Но все равно это был большой шаг вперед.

За ним последовал несколько неожиданный социальный эффект. Русские женщины (как лет на сто раньше - мужчины) поехали учиться в университеты за границей. А с точки зрения высшего руководства, обучение за границей было намного опаснее обучения в пределах империи. На Западе очаги опасного вольномыслия - и туда едут учиться потенциальные революционерки! Начались послабления в плане высшего образования - женщины получили право присутствовать на лекционных занятиях в университете, но без права сдавать экзамены и получать диплом.

Борьбу за женское образование нельзя рассматривать как постоянную череду побед женщин и сочувствующих им мужчин. Нет, скорее наоборот - небольшие успехи чередовались с откатами, нападками и запретами властей, что в большой мере определялось политическими событиями в стране: успешным покушением на Александра II и приходом к власти Александра III - человека крайне патриархальных взглядов, как нельзя лучше соответствовавших разразившейся в стране реакции.

В стране в то же время произошел значительный социальный переворот: дворянство начал сменять новый слой - разночинцы, люди, вышедшие из разных сословий,  бывшие крестьяне, рабочие, интеллигенция, одним словом - горожане. В женском движении на смену Стасовой, Трубниковой, Философовой также приходят новые фигуры - например, Мария Цебрикова. Она осмелилась написать и опубликовать открытое письмо Александру III, в котором говорила об опасности ограничения прав и свобод, гонений на молодежь, которую, по сути, правительство «выталкивало» в революцию. После этого последовал характерный вопрос: «А ей-то какое дело?» - и просьба царя упечь ее в монастырь. В монастырь не получилось, но тридцать лет Цебрикова провела в ссылке (да, автор знает о «неразночинном» происхождении Цебриковой, но отметим, что говорит она в своем письме именно о той самой новой молодежи).

Первые высшие учебные заведения совместного обучения - Владимирские курсы открылись в 1869 году. А наиболее известными высшими женскими курсами стали Бестужевские. Свое название они получили по фамилии основателя, профессора К.Н. Бестужева-Рюмина. Поступить туда могли женщины, закончившие гимназию. Обучение было платным и длилось четыре года. Существовали словесно-историческое, физико-математическое и специально-математическое отделения, к которым впоследствии присоединилось и юридическое. Классы были оборудованы по последнему слову техники и науки, преподавали там лучшие профессора Петербурга. Со временем выпускницы получили право преподавать в гимназиях.

Далее борьба за высшее образование женщин слилась с другим важным направлением - борьбой за политические права. Фактически все усилия привели к появлению группы, или даже слоя образованных женщин, которые (чего и боялось правительство) стали задумываться, например, о праве голоса.

Подхлестнула это движение первая русская революция. Появилась лига равноправия женщин, проводились всероссийские женские съезды, на которых красной нитью проходила тема борьбы за равноправие в образовании (которое, несмотря на многие послабления, к началу Первой мировой достигнуто не было). И только революция 1917 года совершила в этом направлении такой прорыв, который казался невероятным в ранее бывших примером странах Запада.

Впрочем, прорыв этот оказался очень своеобразным. Да, женщины получили права, в том числе и право на образование наравне с мужчинами. Но в сформировавшейся большевистской системе не было места в целом для прав граждан. И, несмотря на несомненный успех в плане женского образования, которое стало действительно доступным, разделение осталось. Примеры неравноправия женщин многочисленны и в современной России. Но это - уже совсем другая история.

На фото: Евгения Сазонова (бабушка автора текста), на изображении - сургучная печать Ларинской гимназии для подтверждения подлинности (фотография прикладывалась/подшивалась к аттестату о сдаче гимназических экзаменов); печать Бестужевских курсов с диплома об их окончании Евгении Сазоновой.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Инна, инспектор РЖД, 36 лет Что бы вы сделали, превратившись в Деда Мороза?
Комментарии
Яндекс.Метрика