«Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб «Лиговская шпана» и гопники из петербургских трущоб спецпроект
Санкт-Петербург +6 погода в Петербурге
Доллар 57.27
Евро 67.36
Юань 8.65

Извивы северного модерна. Часть 1

 Фото: Alexander Potekhin/wikimedia.org Фото: Alexander Potekhin/wikimedia.org Во второй половине XIX века архитектура Петербурга переживала необычный период - эпоху эклектики. То, что мы сейчас воспринимаем как время единого стиля, в действительности было не столь однозначно

После господства барокко и классицизма эпоха, когда сам заказчик вместе с архитектором выбирает исходя из своих потребностей стиль постройки, приводила в смущение. При этом многими это воспринималось как бесстилье, период диктата заказчика. Конечно, и там выкристаллизовывались некоторые направления (будь то неоготика, или неоклассика, или неогрек), но один и тот же архитектор (например, Андрей Иванович Штакеншнейдер) мог успешно строить в нескольких, а то и во всех из них. Всеохватного увлечения, моды в хорошем смысле этого слова, не формировалось.

И, как водится, в противопоставлении прошлому на рубеже веков стал формироваться новый стиль. Он, собственно, так и назывался «новый стиль» (фр. ар-нуво, нем. югендштиль, анг. модерн). Взяв лучшее из разных стилей, прибавив к ним шведские и финские веяния северного модерна, петербургские зодчие сформировали свой стиль, который мы так и называем: «петербургский модерн».

Но почему же «извивы»? Да просто одной из важных черт всего искусства модерна являлся отказ от прямых линий, использование растительных орнаментов, несимметричных арок. Модерн охватил все: живопись, скульптуру, архитектуру, декоративное искусство, музыку и даже танец - и это была еще одна его важная черта. Он активно возвращал художников «к почве», к национальным корням: финским, русским, немецким. Несмотря на значительные различия, стили, сформировавшиеся в разных странах, были объединены и общими идеями, и общей характерной техникой, позволяющей любому образованному человеку легко выделить этот период в кругу других.

Перебирая разные его направления, стоит отметить, что наибольшее влияние на Петербург (на наш взгляд) оказал северный модерн, пришедший к нам из Финляндии и Швеции. Конечно, есть в Петербурге и здания, построенные под влиянием ар-нуво и югендштиля, но именно необычность северного модерна придает петербургской архитектуре конца XIX - начала ХХ века такую яркую самобытность. Северный модерн в архитектуре характеризовался широким использованием природного камня, с грубой его обработкой, серыми и пастельными, иногда даже болотными тонами и активным погружением в только что приобретенную национальную мифологию, собранную исследователями в эпоху национального возрождения.

Кроме того, петербуржцам, строившим дачи на Финском взморье, очень по душе пришлись те решения и образцы загородных домов северного модерна, которые во главу угла ставили и близость к природе, и комфорт живущих в таких домах. Да и широкое использование не только камня, но и доступного дерева приводило к распространению домов «в скандинавском стиле». Конечно, не обошлось и без политических особенностей. Как-никак, а Финляндия тогда была хоть и достаточно самостоятельной, но все-таки частью Российской империи, а Петербург - имперской столицей. Национальный романтизм Финляндии и стал тем толчком, который сформировал в Петербурге северный модерн.

Элиель Сааринен (проведший детство под Гатчиной) и Ларс Сонк были ярчайшими представителями финского национального романтизма (одна из деревянных построек Ларса Сонка на удивление сохранилась в поселки Куркиеки - ныне на территории республики Карелия).

В Петербурге же одним из видных представителей северного модерна стал архитектор Федор Иванович Лидваль - швед по происхождению, но петербуржец по рождению. Он построил множество зданий, привнося яркий северный колорит в традиционную петербургскую застройку. Одна из самых известных его построек - «Дом Лидваля» на Каменноостровском проспекте. Необычные формы окон, нестандартная и несимметричная планировка, множество изображений и скульптур животных, растений, использование красного гранита и очень специфичного финского талькохлорита (горшечного камня) - все это придает зданию самобытность.

Жилой дом шведской церкви, дом Мельцера, здание Азовско-Донского банка - все эти и другие постройки придали нашему городу неповторимый облик, напомнили жителям, что они обитают в краю финских болот и (чуть севернее) скал.

Жилой дом шведской церкви, дом Мельцера, здание Азовско-Донского банка - все эти и другие постройки придали нашему городу неповторимый облик, напомнили жителям, что они обитают в краю финских болот и (чуть севернее) скал. Но не один Лидваль увлекся северными мотивами. Строили в этом стиле и российские архитекторы Павел Алешин (дом Бажанова на улице Марата), Алексей Бубырь (дом Капустина на Фонтанке) и даже француз по рождению Ипполит Александрович Претро («Дом с совами» на Большом проспекте Петроградской стороны).

Архитекторы (и заказчики), строившие в стиле северный модерн, неоднократно подвергались нападкам со стороны любителей набиравшего силу нового имперского неоклассицизма - как поклонники «чухонской» моды в строительстве. Но по прошествии ста лет после всплеска северного модерна в Петербурге ясно, что именно он подтолкнул многих художников и архитекторов обратиться к корням, к северной природе, а неоклассический стиль, хоть и был значимым явлением, но такого влияние на облик города не имел и превратился впоследствии в чуждый петербургскому духу «сталинский ампир». А северный модерн сейчас становится объектом подражания современных архитекторов, особенно занимающихся загородным коттеджным строительством.

В следующих публикациях мы расскажем о петербургских постройках в стиле, перекликающемся с ар-нуво и югендштилем.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Наталья Александровна, врач, 58 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика