Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург 0 погода в Петербурге
Доллар 59.63
Евро 70.36
Юань 8.99

Самый легендарный паровоз Карелии

 Фото: Елена Куракина Фото: Елена Куракина Есть в карельском городе Медвежьегорске необычный музей, точнее - даже небольшой музейный комплекс, открытый в 2008 году в честь 70-летия города. Он состоит из паровоза серии Эр № 791-70, железнодорожного вагона, переоборудованного для размещенной в нем экспозиции, а также старинного вагона-теплушки. Все вместе они представляют собой музей истории железнодорожного транспорта станции Медвежья гора, расположенный рядом со зданием деревянного вокзала, отметившего в 2016 году свой вековой юбилей

Музей был создан по инициативе Виктора Гришина, много лет отработавшего на железной дороге. Теперь бывший машинист-инструктор одной из локомотивных колонн депо является директором музея и лично водит по нему экскурсии. Отреставрированный паровоз Эр № 791-70 стал популярным местом для фотосъемки у туристов и местных молодоженов: он не огорожен, и на него можно забраться хоть всей компанией, даже когда музей закрыт. А когда открыт, желающие могут сфотографироваться в железнодорожной форме на месте машиниста или у топки с лопатой в руках. Такие паровозы начали выпускать сто лет назад, и они использовались на железных дорогах в военное время. Но именно этот локомотив был сделан одним из последних, уже после Великой Отечественной войны, в 1955 году в Польше, в Познани.

Вагон, в котором развернулась основная экспозиция, раньше служил своеобразной железнодорожной «автолавкой» - в нем развозили товары, заказанные на других станциях. А сегодня здесь находятся фотографии, документы, а также уникальные экспонаты, рассказывающие как об истории Октябрьской железной дороги, так и о самом городе и его окрестностях. С помощью винтовой сцепки к вагону-музею присоединен еще один вагон - двухосная теплушка, построенная в 1898 году в подмосковной Коломне. «Трудовой стаж» этого вагона на Мурманской железной дороге начался в 1915 году, а привезен он был сюда с сибирской станции Зима. Сейчас в нем размещены материалы об истории первой местной школы, открытой в 1917 году, но до этого он чего только не повидал на своем веку!

Еще до того, как возник город Медвежьегорск, в теплушке перевозили и привлеченных к строительству Мурманской железной дороги пленных австро-венгров и каналоармейцев - заключенных, работавших на печально известном Беломорканале. Именно с возведения Беломорско-Балтийского канала и началась история Медвежьегорска как города, поскольку существовавший в 30-е годы прошлого века поселок у станции Медвежья гора разросся благодаря тому, что стал столицей Беломорстроя. Здесь в то время находился его административный центр, а первые шлюзы расположены неподалеку - в поселке Повенец.

«Когда я вожу туристов - наших железнодорожников - на Беломорканал, то всегда провожу параллель: как строили при советской власти канал и как строили при царе железную дорогу, - рассказывает Виктор Федорович Гришин. - И то, и то строили по два года. Так вот, при царе каждый человек был на учете - за этот промежуток времени на железке от цинги умерло 422 человека. У нас тут рядом - в Лумбушах - захоронены 42 человека пленных австро-венгров, они все у меня поименно выписаны. О каждом есть информация: вероисповедание, откуда родом, от чего умер. А когда канал строили, никто даже точно не знает, сколько человек погибло. Историк Юрий Дмитриев доказывает цифру 170 тысяч человек, Юлия Данзас пишет, что 220 тысяч. Она сама сидела по 58-й статье и работала на Беломорканале - была статистом, через нее проходили все документы».

На самом деле в книге «Воспоминания о “красной каторге”», вышедшей в 1935 году, Юлия Данзас указывает даже большее число людей, погибших при строительстве Беломорско-Балтийского канала. Вот выдержка из этой книги: «Я могла бы многое рассказать о строительстве знаменитого канала, так как, занимаясь статистикой в отделе планирования, получала доступ к любопытным документам, касающимся этого строительства, представлявшего собой колоссальный и бессовестный обман. Но это завело бы меня слишком далеко. Я хочу лишь отметить, что этот обман стоил трехсот тысяч человеческих жизней по расчетам, основанным на списках заключенных, исчезнувших в этих лесах без крова, медицинской помощи, часто без пищи и питьевой воды (были места, где питьевая вода находилась лишь в двух-трех километрах, приходилось пить болотную воду). Смертность была такой, что ГПУ, несмотря на свою дьявольскую энергию, с величайшим трудом заполняло бреши в рядах».

Виктор Федорович Гришин показывает на фотографию, размещенную на одном из стендов вагона-музея: «Вот седьмой шлюз - это как раз водораздел, самая вершинка Повенчанской лестницы, которая находится на высоте 78 метров над уровнем Онеги. А вот это место - сплошная скальная выемка длиной 6,5 километра. Пробивать ее как раз выпало на январь месяц. Мороз тогда был 48 градусов, за ночь замерзало до 400 человек! Представьте себе: четыреста человек за ночь, а на строительстве железной дороги при царе - 400 человек за два года! Причем австро-венгры жили в домах - вот посмотрите фотографию Прокудина-Горского. Слышали про такого, да? А наши ребята на канале жили у костра. Настоящий геноцид был, конечно, при советской власти. Людей загубили ни за что ни про что. Царь перерасходовал на 80% больше золота, чем было заложено в смете, когда строили железную дорогу. А при строительстве канала сэкономили 70% бюджетных денег. Догадываетесь, на чем сэкономили? Вот на стенде выложены деньги, которые использовались при строительстве железной дороги. Это очень ценный экспонат - их хотели уже забрать в музей Санкт-Петербурга, но я не отдал - отстоял еле-еле».

Мы осматриваем стенды, посвященные периоду интервенции англо-американских войск, раритетные сигнальные принадлежности конца XIX - начала XX века, старый вагонный домкрат и винтовую сцепку, изобретенный в 1921 году электрожезловой аппарат Даниила Трегера, а также средства связи, применявшиеся на железной дороге в прошлом веке. Особое место отведено фирменным кителям. Здесь есть форменный китель главного кондуктора станции Медвежья гора (1940 год), машиниста депо Масельгская (1943 год), машиниста депо Медвежья гора (2001 и 1970 годы), начальника депо Медвежья гора (1980 год), помощника машиниста депо Медвежья гора (1981 год). Среди них выделяется китель вагонщика Масельгского отделения (1938 год) - он единственный белого цвета. А самый «молодой» китель (2006 год) презентовал музею присутствовавший на его открытии начальник Петрозаводского отделения железной дороги Андрей Мараков. По словам Виктора Гришина, полноценная экскурсия по, казалось бы, небольшому музейному комплексу занимает около полутора часов.

«Вот мы подошли к годам Великой Отечественной войны, - продолжает наш сопровождающий, - Финны здесь строили великую Финляндию. Вы видели только очень маленькую часть построенных ими укреплений, а у меня все детство прошло на этих укрепрайонах. И я своих туристов вожу в другие места - подальше, в сторону Падан. Там есть даже трехуровневые сооружения! Все окрестные горы в направлении Падан - пустотелые. Маннергейм был тут несколько раз, есть его фото на вокзале. Кстати, знаете, Петрозаводску присвоено звание Города воинской славы, а должно было быть присвоено Медвежьегорску. Все документы сначала были оформлены на Медвежьегорск. Но все-таки посчитали, что столица есть столица.

Основной станцией была Масельгская. Сейчас у нас в Медвежьей горе десять приемоотправочных путей, а в Масельгской в то время было пятнадцать приемоотправочных путей, большущее основное депо, больницы, роддом, музеи, театры. Но линия фронта как раз проходила по Масельгской, и, естественно, за три года от этой станции ничего не осталось. Поэтому было принято решение все перенести на Медгору (Медгорой местные жители называют станцию Медвежья гора. - Прим. автора). А депо во время войны было перенесено на станцию Идель, ближе к Беломорску».

На стендах под стеклом - старые фотографии, документы, медали. Про них директор музея может рассказывать бесконечно - за каждым из этих многочисленных экспонатов стоят человеческие судьбы. Некоторые интересные факты можно узнать из размещенных здесь же информационных материалов - например, о роли маленького города в большой войне. Ведь во время Великой Отечественной Медвежьегорск оказался в эпицентре военных событий, на переднем рубеже обороны, и недавно образовавшемуся городу пришлось стать важным пунктом мобилизации сил, эвакуации населения и материальных ресурсов. Медвежьегорский район направил на фронт 17 024 человека, а домой вернулось менее трети из их числа - всего 5 261 человек!

Гришин показывает на очередную фотографию: «Вот эта женщина, Елена Николаевна, во время войны работала на станции Идель, и ее интересные воспоминания я вносил в свою книгу. Кроме того, что она работала бухгалтером - была еще и снайпером, так как девочки обязательно должны были иметь еще и воинскую специальность. Елена Николаевна рассказывала, что вечером в 21 час приходил лейтенант Бабаков и уводил 18-19-летних девчонок на канал со снайперскими винтовками на плечах - Идель же находится прямо на Беломорско-Балтийском канале. Вот так вот: днем работали, ночью дежурили. Со стороны финнов были постоянные диверсии. “А зори здесь тихие” видели? Там все один к одному. Правда, в кино были немцы (что противоречит большинству документов. - Прим. ред.), а у нас финны. В Майгубе финны тоже очень зверствовали - пришли в феврале 1943 года, целиком всю смену загнали в здание дежурной подстанции и сожгли».

Виктор Федорович переходит к следующему стенду: «А эти люди водили поезда. Все они ордена Ленина и боевые награды получали, хотя оружия в руках не держали. Вот единственная женщина-машинист Ефимова Зоя Сергеевна (работала в должности паровозного машиниста с 1940 года, обеспечивала воинские перевозки на прифронтовых участках железных дорог на бывшем Масельгском направлении. - Прим. автора) - она недавно умерла, не дожив двух дней до 93 лет. Жила в Петрозаводске, возглавляла там Совет ветеранов. Финны здесь зверствовали: в процентном соотношении в финских лагерях погибло больше наших соотечественников, чем в немецких. Очень были жестокие времена. И наше русское - славянское - население все находилось в лагерях. Сейчас вот смотришь: человеку 75 лет, а он получает различные дотации - это потому, что даже малолетки в концлагерях сидели. Освобождались от лагерей только карелы и финны».

Если вы решите посетить музей истории железнодорожного транспорта станции Медвежья гора, обратите внимание на график его работы - не всем удается попасть сюда с первого раза, просто заехав по пути.

Фото Елены Куракиной.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Татьяна, программист, 32 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика