Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +2 погода в Петербурге
Доллар 77.78
Евро 91.56
Юань 1.16

Первомай 1917-го: праздник свободы - и водораздел

 Фото: wikipedia.or. Фото: wikipedia.or. В те весенние дни после Февральской революции казалось: события общественной жизни вошли в резонанс с народными чаяниями. Разногласия, существовавшие между политическими силами, никуда, конечно, не делись. Но они не мешали конструктивному сотрудничеству - Совета депутатов с Временным правительством, социалистов с кадетами…

Вдохновленные наступившей свободой - а Россия, по словам Ленина, в те дни была самой свободной страной из участвующих в мировой войне - интеллигенты спорили о путях развития страны. Рабочие - о введении 8-часового рабочего дня. Крестьяне ждали справедливого решения земельного вопроса. Фронтовики, по слогам, кто грамотен, разбирая газетные передовицы, надеялись на скорое замирение с германцем и возвращение домой. Гимназисты и студенты с красными бантами носились по городу, полной грудью вдыхая волнующую новизну.

Кульминацией революционного ликования стало празднование 1 Мая - при царском режиме такое могло разве что присниться…

Разные страны - заботы одни

История Первомая - Дня труда - берет свое начало в 1886 году в Чикаго, где при разгоне митинга на одном из заводов от пуль полиции погибли люди. Это привело к массовым акциям протеста, организаторами которых выступили местные анархисты, и в результате расстрела жертвы уже исчислялись десятками…

В Россию Первомай пришел в 1891 году. Первая маевка (нелегальное собрание), посвященная этому дню, состоялась в Петербурге в районе Путиловской верфи, куда пришли около 80 рабочих с заводов Нарвской заставы.

Четверо анархистов были повешены по приговору суда, один покончил с собой, не дожидаясь казни. Несколько лет спустя их признали невиновными, а в память об этих событиях Парижский конгресс II Интернационала объявил 1 мая 1890 года Днем солидарности рабочих всего мира. Отмечать его следовало демонстрациями, требуя улучшения условий труда. Идея понравилась, праздник стал ежегодным, причем его неотъемлемым атрибутом сделался подчеркнуто международный статус.

В Россию Первомай пришел в 1891 году. Первая маевка (нелегальное собрание), посвященная этому дню, состоялась в Петербурге в районе Путиловской верфи, куда пришли около 80 рабочих с заводов Нарвской заставы. Через год в петербургской маевке участвовали уже более 200 человек.

Ежегодное празднование Дня труда распространилось по городам и весям, с каждым разом собирая все больше участников.

Власть, мягко говоря, не приветствовала подобные «сборища», что неудивительно: ведь среди лозунгов участников маевок преобладали политические. Позднее по всей России стали проходить первомайские стачки, в которых участвовали до 500 тысяч рабочих - половина из них в Петербурге. А всего Первомай отмечался более чем в сотне населенных пунктов страны.

Празднику - быть!

Начало мировой войны пригасило рабочее движение, значительная часть лидеров была заключена в тюрьмы, другие отправлены на каторгу или в ссылку, но свержение самодержавия освободило их, вернув на политическую арену. Многие были избраны в Советы - и в региональные, и в главный - Петроградский. И уже в первые дни апреля вопрос о предстоящем празднике встал в повестку заседаний этих органов представительной власти.

Генерал Корнилов, который уже в августе попытается установить в России военную диктатуру, а в 1918-м станет организатором Белого движения на юге России, принял участие в организации «Дня Интернационала».

Международный статус Первомая был закреплен в его новом названии - «День Интернационала». Вполне логично, что дату празднования тоже определили по-европейски, назначив на 1 мая по григорианскому календарю. Пройдет меньше года, и Россия перейдет на «новый» стиль исчисления времени, но весной 1917-го такая датировка была еще непривычна.

При обсуждении вопроса об организации мероприятия в исполкоме Петроградского Совета возник спор: какой надписью следует украсить официальное знамя? Социал-демократы отстаивали лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Эсеры желали лицезреть на полотнище свой партийный девиз - «В борьбе обретешь ты право свое».

Очевидно, что первый вариант куда больше подходил к тематике предстоящего праздника, но в результате голосования депутаты постановили: начертать на главном первомайском знамени оба лозунга.

Политическая конъюнктура требовала, чтоб не одни только социалисты, но все дееспособные силы (включая Временное правительство и партию кадетов) рвались участвовать в грядущем мероприятии, стремясь перещеголять друг друга. И правительство князя Львова (которое трудно было упрекнуть в симпатиях к социализму) объявило Первомай общенациональным праздником.

Накануне назначенной даты был издан приказ по Петроградскому военному округу за номером 170-а:

«Завтра… по случаю всемирного рабочего праздника в войсках вверенного мне округа занятий не производить. Войсковым частям с оркестрами музыки участвовать в народных процессиях, войдя в соглашение с районными комитетами.

Подписал: Главнокомандующий войсками округа, генерал-лейтенант Корнилов».

Итак, генерал Корнилов, который уже в августе попытается установить в России военную диктатуру, а в 1918-м станет организатором Белого движения на юге России, принял участие в организации «Дня Интернационала», обеспечив манифестацию социалистов музыкой и увеличив ее массовость за счет войсковых частей. Ну, а если даже он, то что говорить об остальных?..

Сила и власть народа

Празднества в обеих российских столицах были грандиозными. Теплый солнечный день в Петрограде, по воспоминаниям участников и очевидцев, создавал настрой, не передаваемый прозой. Вот как писал об этом в своих мемуарах член Исполкома Петроградского Совета Н.Н. Суханов:

«Никогда не забыть мне этой прогулки! Это была не прогулка, а “божественная поэма”, незабвенная симфония из солнечных лучей, из очертаний чудесного города, из праздничных лиц, звуков “Интернационала” и каких-то неописуемых внутренних эмоций… Не то я растворился во всем этом и перестал существовать, не то я покорил все это и разъезжал по улицам, как победитель по собственным владениям».

Толпа на запруженном людьми Невском не была густой. Люди никуда не спешили, они вышли каждый на свой, личный Первомай. Вышли по зову сердца, а не по принуждению или разнарядке.

В процессиях было гораздо больше участников, чем когда-либо прежде. C трибун, увитых кумачом, вещали ораторы. На митинге у Мариинского дворца толпа была плотнее, чем в других местах - очень уж большой интерес вызывал статный социалистический златоуст, который он громогласно говорил, театрально при этом жестикулируя…

На фасаде самого дворца красовалась огромная надпись: «Да здравствует Третий Интернационал». Третий - то есть коммунистический, существовавший пока лишь в большевистском проект», наряду с всеохватной властью Советов и безусловным миром с Германией. Вряд ли такой лозунг на здании, где заседало Временное правительство министров-капиталистов, мог понравиться последним. Но кощунство приходилось терпеть: рабочий праздник все-таки.

Толпа на запруженном людьми Невском не была густой: пешеходы и даже экипажи легко передвигались, а дети играли как у себя во дворе: бегали взапуски, щебетали, громко и заразительно смеялись. Люди никуда не спешили, они вышли каждый на свой, личный Первомай. Вышли по зову сердца, а не по принуждению или разнарядке.

Не отставала и Москва. Газета «Русские Ведомости» так описывала этот день:

«По главным артериям города текли целые потоки, смотревшему издали казалось, что расстилается над этими потоками красный покров. На красном полотнище, закрывающем середину бывшего генерал-губернаторского дома - надпись: “Требуем декрета о 8-часовом рабочем дне”. То золотыми, то белыми литерами выведены надписи: “Да здравствует Интернационал!”, “Да здравствует народная армия!”, “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”, “Демократическая республика”, “Земля и воля”».

Праздновали и на фронте. Обвив винтовки красными лентами, украсив знаменами, солдаты помыслами и устремлениями были вместе с рабочими.

Многие представители духовенства также поддержали народные празднества. Находившийся в Москве епископ Бельский Серафим высказался так:

«Нам сегодня следовало бы быть в храмах, чтобы душою слиться с теми, кто ныне празднует, торжественным богослужением, звоном колоколов показать, что мы действительно сочувствуем той свободе, которая провозглашена в великие мартовские дни и которая дорога нам, потому что она покоится на учении Самого Христа и апостолов и составляет дух и сущность Евангелия»…

Праздник был неподдельно всеобщим. Он явил во всем своем величии торжество народа, пожинавшего плоды своей победы. Но одновременно Первомай 1917-го стал своеобразным водоразделом, обозначив окончание постфевральской объединительной инерции, когда разногласия между различными общественными силами, накапливаясь, оставались в кулуарах, не выходили наружу.

Пузырь противоречий, касавшийся очень болезненного вопроса о войне и мире, был уже раздут и спустя считанные часы лопнул, вызвав кризис Временного правительства и первые отставки в его составе…

Фото: wikipedia.org.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Лера, дизайнер, 24 года Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика