Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +5 погода в Петербурге
Доллар 64.21
Евро 70.68
Юань 9.15

Капитан Портнов просит Путина восстановить справедливость

 Фото: Евгения Дылева Фото: Евгения Дылева Моряк легендарного крейсера «Киров» времен Великой Отечественной войны, капитан I ранга, а тогда - юнга Балтийского флота Валентин Портнов уже 15-й год пытается доказать государству, что имеет право быть приравненным к участникам Великой Отечественной войны. Говорит, что, возможно, отступил бы, но, во-первых, не привык отступать, а во-вторых - дело принципа

Много лет он пытается создать прецедент. Добивается восстановления справедливости через суд (аналогичные судебные процессы инициировали в конце девяностых годов «юные минеры» - дети, которых отправляли на разминирование после войны, многие гибли или были покалечены). На одном из этапов Петродворцовый районный суд даже вынес решение в его пользу - это было в 2005 году, и в судебном постановлении говорилось о том, что он имеет право быть награжденным медалью «За оборону Ленинграда». «Этим решением суд подтвердил факт моего личного участия в обороне Ленинграда», - поясняет Портнов. Но разбирательство продолжилось, и статус ветерана не изменился.

Официальных бумаг, подтверждающих то, что вместе с взрослыми он выполнял боевые задания, нет и быть не могло, свидетелей не осталось. Но он не отступает. На днях даже отправил письмо президенту. «Написал: мол, Владимир Владимирович, есть проблема у жителя блокадного Ленинграда, человека, верой и правдой служившего Отечеству тридцать три года в артиллерийской должности на трех крейсерах, двух эсминцах и ракетных катерах».

Два фронта капитана Портнова

«Вообще-то, у меня два “фронта”, - объясняет. - Главный - не личный. Давно задумал и подготовил проект памятника участникам Таллинского перехода. Есть проект и эскиз. Пишу письма в инстанции и получаю положительные ответы в таком роде: горячо вас поддерживаем, учтем и рассмотрим, но… и в этом “но”, как в глубокой воронке от взрыва, тонет моя идея. “Но” в основном заключается в том, что под проект нет денег».

Ветеран считает, что памятник можно поставить на народные пожертвования с привлечением средства Фонда Победы.   

Валентин Григорьевич знает все о засекреченном Таллинском переходе и истории крейсера. Дело в том, что юнгой Балтийского флота, воспитанником стрелковой роты он стал еще в восемь лет (отец был участником Таллинского перехода), а когда вырос, на протяжении многих лет служил на Балтике, причем в 60-е-70-е годы прошлого века - на легендарном «Кирове»…

«Во время самой холодной блокадной зимы, в январе 1942 года от голода умерли в Ленинграде мои родные - мама и бабушка, - рассказывает он о себе. - Остался один и наверняка бы не выжил, если бы не отец. Уже не вставал с кровати, не было сил ходить - и помню, как грохнула дверь, вошел человек в полушубке, с вещмешком за спиной. Он тогда служил командиром стрелковой роты штаба Кронштадтского укрепрайона береговой обороны Главной военно-морской базы на форте “Шанец”. Позже узнал, что об умерших близких и о том, что я остался один, отцу сообщили соседи - каким образом, не представляю. Он пришел за мной, дал еды, напоил чаем, посадил на санки и вез до КПП в Лисьем носу, а потом на попутке - в Кронштадт. Именно в Кронштадте меня приняли в воспитанники роты, поставили на довольствие и даже задание боевое дали - со старинных бронированных “колпаков” наблюдал в бинокль за противником, находившемся в районе Териоки (нынешний - Зеленогорск). Заметив вспышки, мы объявляли боевую тревогу».

Свидетельство у ветерана ВМФ Валентина Портнова о том времени есть такое: о крейсере, моряках и, в том числе, юнге много писал в свое время Николай Михайловский, известный по «Таллинскому дневнику». Писатель-маринист дружил с отцом Валентина Григорьевича, в частных письмах называл его Гри-Гри, часто после войны бывал в их доме. Был он автором многих книг о море и моряках («С тобой, Балтика», «Мы уходили в ночь», «Когда поднимается флаг», «Штормовая пора», «Бессменная вахта», «Час мужества», «Мыс Желания», «Всплыть на полюсе!», «Девять баллов» и так далее).

В одном из писем, адресованном писателем Валентину Григорьевичу, написано:

«...Думаю, что о Вас, славном воспитаннике флота, достойном своего замечательного отца Гри-Гри, которого я очень уважал, после моей следующей книги еще больше узнает страна»…

Вдохновляет Валентина Григорьевича Портнова давний пример курского ветерана Василия Гуляева, в течение шести лет пытавшегося доказать законность принадлежащего ему статуса участника Великой Отечественной войны. После безуспешных попыток сделать это на местном уровне ветеран подал иск в Страсбургский суд, который весной 2010 года единогласно вынес решение в его пользу. Курские власти были признаны виновными в нарушении шестой статьи Европейской конвенции по правам человека (справедливое судебное разбирательство).

Курский ветеран подростком участвовал в разминировании Курска и отстоял свое право носить звание участника войны. Его дело стало одним из первых прецедентов в России, когда суд отменил свои решения по гражданскому делу.

«Но я-то как человек служивый, морской все же надеюсь на родное государство, - говорит капитан I ранга Валентин Григорьевич Портнов. - Не хочу за кордон обращаться».

Забывчивость - враг истории и людей

Крейсер «Киров», на котором служил отец Валентина Портнова, был построен и спущен на воду еще в сентябре 1938 года. А Таллинским переходом впоследствии назвали военно-морскую операцию на Балтике 28 августа 1941 года. Войска противника наступали на Таллин, и возникла необходимость перебросить корабли из военно-морской базы Балтийского флота СССР в акватории столицы Эстонии в Кронштадт. Начался смертельно опасный путь, унесший тысячи жизней. На воде наши корабли подстерегали мины, а с мыса Юминдамина обстреливала артиллерия.

Эсминец «Яков Свердлов», спасая крейсер «Киров», прикрыл его, подставил свой борт под торпеды. Во время Таллинского перехода погибло около 10 тысяч человек: 7 745 военнослужащих и вольнонаемных флота, 16 из 195 кораблей, 46 вспомогательных судов.

Подробности Таллинского перехода долгие десятилетия оставались под грифом «секретно». Гриф секретности с большей части документов был снят только в 1994 году, а хранятся они в Центральном военно-морском архиве Гатчины.

После войны «Киров» прошел модернизацию и стал учебным крейсером, совершавшим походы с курсантами по Балтийскому морю с заходом в европейские порты.

Примерно через четверть века после Великой Отечественной войны, в 70-х годах минувшего века, крейсер «Киров» едва не стал второй «Авророй». Тогда было принято, но так и не реализовано решение поставить его, учитывая судьбу единственного корабля, защищавшего Ленинград всю войну, на вечный прикол. Но памятником стала только башня «Кирова», которая установлена на Морской набережной Васильевского острова в Петербурге.

А вот подвиг защитившего его эсминца «Яков Свердлов» забыт, что ветеран считает несправедливым. Он уверен: о Таллинском переходе должны знать новые поколения моряков. Поэтому монумент он предлагает установить в центре Кронштадта, на Якорной площади, в 35 метрах от памятника адмиралу Ушакову. Разработанный им проект давно поддержал Совет ветеранов крейсера «Киров». «Но пока, к сожалению, бумаг - море, а толку - ноль, - печалится ветеран. - Злющий нынешний враг - бюрократизм».

Среди надписей на плитах памятника в проекте, предложенном Валентином Портновым, строки: «Храним боевые традиции ВМФ России», «Помним войну и вас».

Традиционно в конце апреля все служившие когда-либо на «Кирове» собираются на Морской набережной, возле ставшей памятником башни крейсера (Валентин Григорьевич отправляется туда из дома, а живет он неблизко, в Петергофе). А потом едут на Пискаревское кладбище, где похоронены защитники Ленинграда - 86 краснофлотцев прославленного корабля, погибших 24 апреля 1942 года во время налета вражеской авиации.

Смерть сравняла судьбы краснофлотцев одинаковой конечной датой. Только на одной плите - табличка с портретом юнца в бескозырке, под которой годы жизни: 1921 - 1941, без указания месяца…

И в этом году погода не помешала приехать на Пискаревку. Причем не только ветеранам, но и нахимовцам, а еще детям 473-й петербургской школы.

«Военно-морская операция на Балтике, названная впоследствии “Таллинским переходом”, и прочие события, связанные с судьбой крейсера “Киров”, были намеренно на долгие годы забыты, - рассказывает Валентин Портнов. - Я много работал с архивными данными и выяснил, что с двадцати документов, касающихся тех событий, гриф секретности снят. Заслуживший звание легендарного крейсер был любим ленинградцами во все времена. В дни праздников в Неву входили и другие корабли, но город замирал, когда появлялся “Киров”. Забывчивость - враг истории. Поэтому надеюсь увековечить в Кронштадте память о трагическом и легендарном Таллинском переходе».

Фото Евгении Дылевой.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Маргарита, домохозяйка, 32 года Какое место в Петербурге придает вам сил?
Комментарии
Яндекс.Метрика