Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +5 погода в Петербурге
Доллар 64.25
Евро 70.85
Юань 9.08

Масленица в русском фольклоре - это конец времен

 Фото: Денис Тарасов/OK-inform Фото: Денис Тарасов/OK-inform Масленица в привычном нам нынешнем виде с уличными гуляньями и скоморохами - подделка и фальсификация. На самом деле это «конец времен» - дни, когда люди прощаются со всеми и навсегда

Масленица - единственный праздник, сохранившийся в живом виде с дохристианских времен. Однако за тысячелетия он оброс многочисленными изменениями, подделками и фальсификациями, зачастую в корне искажающими суть древнего события. О том, что сохранилось и что изменилось, рассказывают замгенерального директора по науке Государственного республиканского центра русского фольклора Екатерина Дорохова и ее коллеги.

Дочь древних верований и православия

«Смысл праздника далек от христианских канонов, но при этом он целиком обязан Крещению Руси. По сути, это единственный исконно русский праздник, - рассказывает Екатерина Дорохова. - Праздник возник у восточных славян, и поводом явился тот факт, что зиму надо как-то провожать. На тех территориях, где власть пришедшей спустя века Русской православной церкви была слабее (в Белоруссии и на Украине), Масленицу как таковую не празднуют - там это просто проводы зимы».

По словам ученого, изначально Масленица - это конец, рубеж года, время для прощания и прощения.

«Недаром ведь в конце Масленицы идет Прощеное воскресенье. Люди друг с другом прощаются навсегда, потому что это - конец времен, прощание. Например, если молодые женщины успевали выйти замуж с начала года до Масленицы, то считалось, что связь с их родным домом еще не потеряна, и они до праздника обязательно должны были навестить родных и попрощаться с ними, уходя навсегда в другую жизнь. Отсюда - все жалобные песни про “Отдал меня батюшка…”. Зато парням, которые не женились, и девушкам, которые отказали сватам, в Масленицу вешали колоду. Это могла быть и символическая деревянная колодка, и здоровое бревно, с которым даже пройти невозможно. И, чтобы получить возможность двигаться, надо было откупаться подарками или напитками».

Екатерина Дорохова считает, что масленичные русские традиции настолько богаты, языческое и православное в них так переплетено, что это дает повод для появления множества масленичных сценариев, причем зачастую совсем не соответствующих изначальной сути праздника.

Старший научный сотрудник Фонограммархива отдела фольклора Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН Елена Якубовская говорит, что с появлением православия традиции Масленицы углубились: например, Великий Пост не подразумевал продолжения масленичного разгула, поэтому последние дни масленичных гуляний обретали особый смысл всего чрезмерного: «Ешь до икоты, пей до изжоты».

«Всего должно было быть не просто много, а очень много. Каждое действо, кушанье приобретало особый смысл. Масло (елей) - милость, яйцо - символ жизни, сжигание соломенного чучела на костре - это уничтожение стеблей высохших колосьев как символа ушедшего времени. На костре сжигали все старое, ненужное, символизируя уход и прощанье. Катанья на лошадях или санках “согревали землю”, круг вокруг костра - символ единения, кулачные бои - борьба сил, гости - единение всех и вся. Даже смех и радость должны были носить гипертрофированный характер».

Фольклористы: Никаких «золовкиных посиделок» нет

Сейчас, по словам ученых-фольклористов, то, что мы принимаем за празднование Масленицы, к настоящим народным истокам мало приближено.

«Я против массовых сценариев, появившихся в последнее время. Так мы стираем богатство культурного наследия, - считает Екатерина Дорохова. - Есть активность культуработников из районов: им сказано «придумать празднование Масленицы» - и они придумывают, интернет в ход идет, готовые сценарии. И просачиваются вещи, не имеющие отношения к народной культуре. Например, никаких “золовкиных посиделок” или “тещиных вечерок” нет - их придумали культработники в 1950-е годы. А нам хочется знать правду».

Елена Якубовская считает, что «липовых ряженых» легко увидеть.

«Скоморохи клубные, или городские чудовищные скоморохи - они предсказуемы, их легко распознать. Недаром их сразу чувствуют дети, детей трудно обмануть. Хорошо, что человеку дано шестое чувство подлинности. А враньем и фальсификациями мы отбиваем желание познавать народное искусство».

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Николай, машинист железнодорожного крана, 56 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика