Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +3 погода в Петербурге
Доллар 64.3
Евро 69.42
Юань 9.14

Рак: как заставить поликлиники работать на онкобольного

 Фото: Максим Змеев / Интерпресс Фото: Максим Змеев / Интерпресс В Петербурге онкологи из разных регионов России обсуждали одну из самых болезненных проблем отрасли - амбулаторную онкологию и преемственность в лечении рака. Открылись вещи неутешительные: люди предпочитают умереть, но не идти к врачу

Научно-практическая конференция с международным составом участников так и называется - «Амбулаторная онкология. Новые возможности». На нее съехались 70 ведущих спикеров из России и Германии. Главными темами стали: как создать преемственность между врачами амбулаторного и стационарного звеньев; что необходимо сделать, чтобы участковый терапевт или врач общей практики не симулировал диспансеризацию и участие в судьбе больного, а действительно работал в тандеме со специалистами; как внедрить стационарзамещающие технологии лечения и программы скрининга.

Организатором выступил Городской клинический онкологический диспансер Санкт-Петербурга и его главный врач, главный онколог Санкт-Петербурга Георгий Манихас.

Как попасть к онкологу в Петербурге: пошаговая инструкция

В Петербурге действует трехуровневая система оказания онкологической помощи: первичный онкологический кабинет, региональный онкологический диспансер и федеральные учреждения здравоохранения. Но чтобы пациент с подозрением на опухоль попал хотя бы на первый уровень, на местном этапе проблему должен разглядеть либо участковый терапевт, либо врач общей практики, либо врач-специалист - то есть медик первичного, амбулаторного звена. Это он при первом подозрении на онкологию направляет человека на трехуровневую «лестницу».

Однако это относится лишь к тем случаям, когда пациент желает лечиться бесплатно, что гарантировано Конституцией. Если есть деньги и желание, можно сразу попасть на любой из уровней, минуя первичное звено. По меткому замечанию одного онколога, это все равно что ехать на троллейбусе или на такси. Можно дешево, но медленно - либо дорого, но быстро и с комфортом. Государственная же медицина обязана предложить пациенту доступный и малозатратный путь.

Георгий Манихас представил структуру онкологической помощи в Петербурге.

На первом уровне больного готовы принять 53 онкологических кабинета, 21 онкогинекологический кабинет и 43 смотровых кабинета в районных поликлиниках. Всего в городе работают 10 районных онкоотделений, еще есть районный диспансер Московского района Петербурга.

Далее - второй уровень. Уже побывавший в любом из учреждений первого звена пациент может быть направлен в городские медучреждения: либо в Городской клинический онкодиспанер, либо в ГБУЗ «Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи» (онкологический) в Песочном, а также в три больницы - Городскую № 40, № 9 или Клиническую Святителя Луки.

Еще в 2011 году Петербург был разделен условно на «юг» и «север» для более четкой маршрутизации. Жители южных и центральных районов города попадают в Городской онкодиспансер на Ветеранов, жители северных и северо-восточных районов - в городской онкоцентр в Песочном. Его не следует путать с ИМИЦ Онкология им. Петрова Минздрава РФ и с ФГБУ РНЦРХТ - Российским научным центром радиологии и хирургических технологий им. А.М. Гранова - там же, в Песочном.

Это уже учреждения третьего уровня - федеральные центры: ИМИЦ Онкология им. Петрова Минздрава РФ в Песочном, ФГБУ РНЦРХТ, РИХИ им. Поленова или ФГБУ «РосНИИГТ» ФМБА России. Они подчиняются Минздраву и Федеральному медико-биологическому агентству (ФМБА), а потому на лечение там нужны либо федеральные квоты, либо собственные деньги.

Главный онколог Петербурга не случайно столь подробно разъяснил, куда и как может попасть петербуржец с подозрением на рак.

Огромное количество пациентов понятия не имеет об этом алгоритме действий и зачастую предпочитает сразу лезть в карман за деньгами, не подозревая, что значительную часть помощи (если не всю) можно получить бесплатно. Однако для этого нужно следовать вышеуказанной программе действий.

Если же нет возможности направить пациента в конкретное медучреждение, с его согласия он может быть направлен в другую клинику.

В Петербурге много рака, потому что его умеют диагностировать

По последним представленным на конференции данным, в Санкт-Петербурге на учете состоит 124 449 онкологических больных (в РФ в целом - более 3,5 млн человек). Общероссийский показатель заболеваемости - 409,4 на 100 тысяч населения, петербургский - 496,3. Количество умерших от рака - 198,0 и 254,4 соответственно (на 100 тысяч населения). А вот процент пятилетней выживаемости и активной выявляемости у нас выше, чем в среднем по стране.

«Все онкологи знают, что раньше было стремление занизить количество четвертой стадии рака, это даже носило административный характер, районных онкологов ругали за позднюю выявляемость. Сейчас этого нет. Но надо понимать, что заболеваемость мы регулировать не можем, но вот выявляемость и летальность - можем и должны», - отметил Георгий Манихас.

Он согласился с тем, что в Петербурге действительно высокий процент смертности от рака, но уточнил: почти четверть этих людей не состояла на учете у районного онколога или где-либо.

«И это результат попустительства страховых компаний и пресловутого приказа № 915 от 15 ноября 2012 года “Об утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «онкология»”, дающего право любому врачу не специализированного онкологического медучреждения, имеющему всего лишь сертификат онколога, лечить раковых больных. И к чему это приводит, мы с вами знаем. К 254,4 умершим и многочисленным осложнениям, которые приходится долечивать нам в уже специализированных онкоклиниках», - подчеркнул главный онколог Петербурга.

Самыми актуальными проблемами организации онкологической помощи доктор Манихас считает низкую информированность населения и несвоевременное обращение за медицинской помощью, несоблюдение порядка оказания такой помощи, участие в отрасли непрофильных медучреждений, а также отсутствие техрегламентов для скрининговых программ и плохо отработанную маршрутизацию больного, когда человек, получив кипу бумажек, попросту не знает, куда ему дальше идти.

Кроме того, очевиден дефицит квалифицированных онкологов и недостаток финансирования скрининговых программ и закупки лекарств. Еще одна проблема - тарифы на диагностические и лечебные процедуры. В Петербурге также крайне необходим регистр диспансеризации, совместимый с раковым регистром. Пока же получается, что все медицинские структуры работают как бы сами по себе.

Люди боятся идти к врачу

По словам онкологов, проблем во взаимодействии с амбулаторным звеном действительно очень много. И первая из них - это невнимание к пациенту. Людей направляют в специализированные учреждения без карты маршрутизации, без каких-либо результатов обследований и без разъяснения дальнейших действий. Зачастую пациента могут сразу отправить в стационар вообще минуя первичное звено - поликлинику.

В самих поликлиниках не могут в сжатые сроки (до трех дней) сделать даже минимальный набор исследований, необходимых для стационара. Получается, что в первичном звене нет возможности исключить диагноз онкопатологии, и отсюда идут необоснованные госпитализации.

Но зачастую не желают думать о себе сами пациенты: они либо отказываются идти в поликлинику даже на минимальные обследования и консультации и требуют сразу койку в онкоучреждении, либо, наоборот, уже зная о возможном диагнозе, отказываются обращаться к онкологу. Таких людей, по данным медиков, очень много: на дообследование приходит около половины пациентов с уже выявленным подозрением на рак.

Как говорят врачи, на активно внедряемую с 2013 года диспансеризацию сейчас идут в основном «пионеры и пенсионеры», а вот трудоспособного населения там всего 20-30%. По данным медиков, 50% населения вообще ничего не знают о диспансеризации, а те, кто все-таки знает, получают информацию либо при непосредственном контакте с врачом, если по какой-то причине обращаются в свою поликлинику, либо - что реже - по телефону из поликлиники.

При этом многие не верят в профосмотры, считая их (иногда справедливо) профанацией. А ведь именно благодаря диспансеризации удается выявить огромное количество новообразований на ранней стадии, что превращает рак из приговора всего лишь в диагноз.

Напомним, ОК-информ ранее приводил статистику эффективности диспансеризации в Петербурге. Только в 2015 году благодаря профосмотрам удалось выявить 1 366 случаев рака молочной железы (в 2014 году - 502 случая), 414 случаев рака предстательной железы, 342 случая рака желудка, 281 случай рака легкого и т.д.

Это работает, если амбулаторное звено не занимается «липой» и доходчиво объясняет пациенту, что его здоровье - все-таки в его руках. Кстати, то же самое касается и преемственности в лечении уже выявленных и пролеченных онкобольных.

ОК-информ поинтересовался у онкологов, должны ли медики амбулаторного звена «пасти» своих пациентов, напоминая им о необходимости анализов и контроля. Врачи ответили сдержанно: теоретически они это делать не обязаны, так как подразумевается, что взрослый человек сам имеет голову на плечах и понимает, что однажды поставленный диагноз «рак» даже на самой ранней стадии хочешь не хочешь становится хроническим, и контролировать себя надо. Но самоотверженные врачи при возможности не бросают своих пациентов: и разыскивают, и звонят, и напоминают.

Должны люди думать и о профилактике. С учетом мрачной петербургской статистики по онкозаболеваемости крылатые слова Георгия Манихаса: «Исключите рак - и лечитесь от чего хотите», - актуальны как никогда.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Максим, оператор автораскроя, 28 лет Нужна ли в интернете цензура?
Комментарии
Яндекс.Метрика