Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +1 погода в Петербурге
Доллар 59.63
Евро 70.36
Юань 8.99

Трагедия актера Марьянова должна реанимировать чиновников

 Фото: wikipedia.com Фото: wikipedia.com В смерти актера Дмитрия Марьянова пытаются традиционно обвинить скорую помощь - так же, как и в случае с гибелью женщины, к которой «скорая» не успела из-за перекрытых дорог во время митинга петербургской оппозиции. Однако о глубинных причинах этого предпочитают не говорить

Известный актер Дмитрий Марьянов скоропостижно скончался в возрасте 47 лет в Подмосковье. По предварительным данным, причиной смерти стал оторвавшийся тромб. Уже с утра мужчина жаловался друзьям на плохое самочувствие. За месяц до этого он попал в больницу - предположительно, с микроинсультом. Случилось это в середине сентября во время антрепризных гастролей в Екатеринбурге. Однако уже через сутки артист выписался из больницы и улетел домой, в Москву. Скорее всего, с тех пор к врачам он не обращался.

Смерть Дмитрия Марьянова не должна стать частным случаем. Может быть, она заставит задуматься о недостатках реформы скорой помощи, о нехватке врачей и подстанций, о том, что до 70% вызовов «скорой» составляют непрофильные. А еще о забитых трассах, непродуманной транспортной инфраструктуре, невыполненных обещаниях и липовых отчетах. И не стоит во всем обвинять врачей.

Местные жители предупреждали о возможной беде

Первые же сообщения о смерти Дмитрия Марьянова выходили под шокирующими обывателя заголовками «Скорая отказалась ехать…», «Из-за нерасторопности скорой помощи умер…» и т. д. и т. п. Соцсети разрывались от гневных обвинений в адрес медиков. ГСУ СК РФ по Московской области оперативно организовал доследственную проверку, причем в сообщении следственного управления говорится, что медики «отказались оперативно оказать медицинскую помощь». Правда, со ссылкой - «по данным СМИ». Там же уточняется (по информации прессы), что диспетчер скорой помощи якобы сослался на обилие вызовов и большую загруженность.

Достоверно известно, что в больницу Марьянова доставили действительно друзья. К сожалению, поздно - актер умер по дороге в больницу. И также уже известно, что сами друзья Дмитрия через 4 минуты после обращения по 03 отменили вызов: первый звонок поступил в 19.03, отмена вызова - в 19.07. Они решили, что быстрее будет с учетом пробок самостоятельно доставить его в медучреждение. Эти данные подтвердил и областной Минздрав.

О том, что уже испытывавший ранее аналогичные проблемы со здоровьем Дмитрий Марьянов должен был побеспокоиться об обследовании сам, говорить теперь бессмысленно: трагедия уже произошла. Однако следует признать, что у нас заявительный, а не принудительный (кроме социально опасных инфекций) порядок оказания медицинской помощи. Подразумевается, что человек сам должен заботиться о своем здоровье.

Но вот о том, что скорая помощь элементарно не может доехать до самых ответственных и исполнительных пациентов, говорить пока еще не поздно.

Вот что пишет в социальной сети подмосковный блогер и эксперт Всероссийского союза пациентов Александр Цикорин: «Я житель города #Лобня (того самого, где случилась беда с Дмитрием Марьяновым. - Прим. ред.) и я с 2016 года говорил о том, что может случиться… Город Лобня находится в Московской области неподалеку от аэропорта Шереметьево. Город заперт с двух сторон федеральными трассами - Дмитровское и Ленинградское шоссе. Самой большой транспортной проблемой города является железнодорожная ветка, которая разделяет его на две части. Тот самый транспортный переезд, который в свое время не смогли преодолеть немцы, наступая на Москву в 1942-м. О транспортном коллапсе я сообщал губернатору Московской области, а так же депутату Госдумы Ирине Родниной еще 30 апреля 2016 года, - пишет блогер. - 29 января 2016 года на встрече с главой города Н. Н. Гречишниковым я задал несколько вопросов, один из них касался и скорой помощи. Я напомнил, что на уровне РФ принят закон, что скорая медицинская помощь должна доезжать до больного за 20 минут. У нас из-за железнодорожного переезда в микрорайон Восточный за это время скорая не доедет. Предлагал открыть там кабинет или организовать там пункт СМП. Увы, мой вопрос так и не был взят ни в проработку, ни в обсуждение. Этот же вопрос я предлагал и на выборах. Что же мы видим теперь? Умер известный актер, и все начали работать. Что должно произойти еще, чтобы город смог спокойно ездить через переезд, а скорая могла спасать людей?».

В Петербурге тоже есть своя Лобня, и власти это знают

Между тем в Санкт-Петербурге ситуация аналогична. Напомним, ОК-информ ранее писал, что в аналогичном положении находятся поселки Металлострой, Понтонный и Саперный. Транспортная инфраструктура в бурно строящемся районе такова, что выбраться из Металлостроя можно только двумя путями: по одной дороге - через промзону - могут выехать только маленькие легковушки.

Второй вариант - вечно забитое Петрозаводское шоссе и его составная часть, Советский проспект. Это единственный путь в «большой город» (то есть в Санкт-Петербург), хотя формально Металлострой - обычная часть Северной столицы, Колпинский район.

Над железнодорожным мостом даже висит грозная надпись: «Газель не пройдет». Следовательно, не пройдет также ни скорая, ни пожарная машина.

«Очевидно, что шоссе не справляется с таким потоком. Утром, чтобы доехать до города, мы тратим по 45-60 минут из-за пробок и постоянно закрывающегося железнодорожного переезда, хотя до Рыбацкого тут рукой подать, - рассказал местный житель Олег. - Вечером ситуация повторяется, только в обратную сторону. И скорые, и пожарные вынуждены также стоять в пробке или перед переездом - их бы готовы пропустить, но попросту некуда. Машинам не разъехаться».

На местной полуразвалившейся подстанции скорой нам подтвердили: «Бывает, что и по полчаса стоим в пробке или на переезде и с инфарктниками, и с инсультом, и с роженицами», - пожаловались врачи. Жителям обещали построить новую подстанцию скорой помощи. Но обещанного, как говорится… До смерти очередного местного «марьянова», простите за цинизм. И этот пример - далеко не единичный.

Врачи «скорой» - не извозчики

Чуть больше года назад, 1 июля 2016-го, вступили в силу поправки в 388-й приказ «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи». Автора концепции развития и реформирования скорой медицинской помощи на догоспитальном и госпитальном этапах, бывшего главврача петербургского НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе Сергея Багненко иначе как губителем «скорой» врачи в кулуарах не называли.

Напомним, врачи «на линии» критиковали идею переформатирования нашей скорой помощи по американскому образцу: ликвидацию врачебных бригад и превращение высококлассных врачей-специалистов в парамедиков - извозчиков. Пытались доказать реформаторам, что нельзя уничтожать систему, которая складывалась десятилетиями и в целом показала свою отличную работу. Врачи в регионах требовали больше полномочий субъектам с учетом особенностей регионов, просили вернуть на скорую студентов старших курсов медвузов и не уничтожать специализированные бригады, которые в крупных городах играют неоценимую роль.

Получилось не все и не у всех. В Петербурге кое-что отстоять удалось: например, региону позволили формировать структуру скорой помощи так, как это надо самому Петербургу, а не кому-то «наверху».

Удалось сохранить специализированные психиатрические и реанимационно-анестезиологические бригады. Убедили Минздрав, что идея с включением в состав бригад неких фантастических «водителей-санитаров» или «водителей-фельдшеров» со средним специальным медицинским образованием и стажем работы не менее трех лет не только нереальна, но и глупа: у нас бы не набралось и пары десятков таких водителей по всей стране.

Удалось оговорить четкий норматив доезда бригады по вызову: 20 минут, но - для оказания экстренной помощи, когда есть угроза жизни и здоровью. Ранее 20-минутного времени прибытия требовали абсолютно для всех вызовов как скорой, так и неотложки. Получалось, что бригада должна выбирать, к кому ехать в первую очередь: к умирающему в ДТП, человеку с инфарктом или пьяному, порезавшему палец.

Но то, что получилось в Петербурге, удалось не всем. Вот наиболее типичный комментарий на профильных форумах: «Машин не хватает, бригад укомплектованных тоже. Приходится ездить на непрофильные вызовы, к скучающим бабушкам и ищущим приключений алкашам. Почему только собак спускают на простых врачей СМП? Система не хочет и не отвечает нормальным требованиям по оказанию неотложной помощи. Вот с чинуш и нужно начинать».

Как на 800 койках разместить 1000 пациентов

Петербургский институт Джанелидзе работает в режиме неотложной помощи круглосуточно, ежедневно, без праздников и выходных. Профессор Валерий Парфенов - директор НИИ скорой помощи им. Джанелидзе - рассказывал: «Мы одновременно с оказанием неотложной помощи тяжелым больным выполняем роль городского вытрезвителя. Ежедневно к нам поступают 30-35 пациентов в нетрезвом состоянии и токсикологических больных, причем количество нарко- и алкозависимых растет год от года. У нас на 800 койках находятся 1 100 пациентов. Как это? Да вот так».

Институт задыхается: кроме того, что он является клиникой скорой помощи, 70% его пациентов - это жители 420-тысячного Фрунзенского района, так как там больше нет многопрофильных больниц-тысячников и всех везут сюда по территориальному признаку. Новые корпуса обещаны. Давно. Несколько лет назад. Но пока даже документация не готова.

Депутаты тормозят скорую помощь

Еще одна важнейшая проблема - введение законодательных норм за нападения на врачей и за непредоставление преимущества машинам спецслужб. О ней тоже говорят десятилетиями. Результат - нулевой. Вот статистика только по Санкт-Петербургу: ежедневно на улицы выходят 600 машин скорой помощи. По данным начальника отдела безопасности «Автобазы скорой и неотложной помощи» Василия Шитова, в 2016 году было 320 серьезных происшествий на дорогах с каретами «скорой» - обычные ДТП даже учету не поддаются. По его словам, такие истории происходят ежедневно, а потому водители уже относятся к происшествиям как к побочным явлениям службы. О статистике наказанных водителей-хамов ничего неизвестно.

В 2015 году официально зарегистрировано 25 хулиганских нападений на бригады и машины скорой помощи, в 2016 году - 20.

Такие случаи происходят постоянно. Полиция чаще всего таких хулиганов не находит, а если и находит, то каждый раз на ГССМП приходит отказ в возбуждении уголовного или административного дела. В качестве аргументов - объяснение хулигана: «Был пьян, стрелял сдуру, но злого умысла не было». И это считается оправдывающим обстоятельством.

«Должно быть ужесточение наказания для каждого участника ДТП без спецсигналов. Это априори должно быть виной того, кто не пропустил скорую помощь. Потому что скорая помощь включает спецсигналы только в двух случаях: когда едет на вызов и когда везет больного. Значит, ситуация экстренная. Нападение на бригаду не должно остаться незамеченным. Мы требуем всего этого не ради наказания. Просто мы исчерпали все имеющиеся возможности», - подчеркивает главный врач Городской станции скорой медицинской помощи Санкт-Петербурга Алексей Бойков.

Вышеперечисленные проблемы - проблемы мегаполиса. О провинции пока не говорим - стыдно. Но ведь чиновники живут и там, и им тоже может стать плохо.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Дмитрий, в поиске работы, 28 лет Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика