Как Петербург защитится от страшных мировых эпидемий к ЧМ-2018

Фото: Денис Тарасов/OK-inform Фото: Денис Тарасов/OK-inform
Город ждал новую Боткинскую больницу с 2004 года. Пару дней назад первые пациенты прибыли в теперь уже крупнейший в России инфекционный стационар на Пискаревке. Как теперь будут бороться с гриппом, чумой и лихорадкой Эбола - читайте в материале ОК-информ

Главный врач Городской клинической инфекционной больницы им. С. П. Боткина Алексей Яковлев называет новые корпуса «Боткинских бараков» эпидемиологическим щитом Петербурга, который строился по принципу авианосца. Фактически стационар может существовать действительно автономно: здесь есть все на тот случай, если все вирусы мира атакуют город извне или даже если коварные инфекции обнаружатся внутри помещения.

Индивидуальные изолированные боксы, подземные переходы, пневмопочта для анализов, суперсовременные защитные костюмы для персонала и даже специальные переговорные устройства для скорой помощи - чтобы медики «снаружи» не вступали в контакт с теми, кто внутри. Есть даже полностью изолированное отделение для особо опасных инфекций со специальной очисткой воздуха - буквально как в лучших фильмах. Главврач говорит, что по сложности строительства эта больница сопоставима с Зенит-ареной.

Строили, как просили врачи-инфекционисты

В 2004 году каждый из членов правительства Петербурга получил специально подготовленную книгу о печальном состоянии дел в знаменитых Боткинских бараках. Главная тема была очевидна: инфекционный стационар надо убрать из центра города, а учитывая масштабы мегаполиса и количество инфекций, разделить стационар на две части - на юге и на севере города. Теперь та часть, которая по-прежнему функционирует на Миргородской улице, считается как бы «южной», а на Пискаревском, 49, - его северная современная часть.

На строительство ушло 13 лет. Два кризиса обрезали финансирование, притормаживали многие важные процессы, однако больница медленно, но все же росла. Как рассказали представители строителя - компании «Росстройинвест» - проект в технологической части был крайне серьезный, поскольку больница - инфекционная, с особыми требованиями безопасности. Поэтому каждый шаг отмеряли так, как просили врачи.

Стационар стал крупнейшим профильным инфекционным не только в Петербурге и России, но даже в Европе. Площадь - около 111 тысяч кв. метров, 600 коек, палаты на 1-2 места боксированного типа, 14 корпусов, подземные переходы, 12 «космических» палат интенсивной терапии

Сейчас, по словам главврача Алексея Яковлева, этот стационар стал крупнейшим профильным инфекционным не только в Петербурге и России, но даже в Европе. Площадь - около 111 тысяч кв. метров, 600 коек, палаты на 1-2 места боксированного типа, 14 корпусов, подземные переходы, 12 «космических» палат интенсивной терапии с индивидуальными климат-модулями с очисткой воздуха для особо опасных инфекционных больных.

Персоналу закуплены специальные защитные костюмы, в которых они могут доставить пациента с любой неизвестной и известной заразой практически из любого места. За пациентами в отделении реанимации и интенсивной терапии врачи смогут наблюдать изолированно через систему дистанционного наблюдения, каждая палата и каждый бокс оснащены системами обеззараживания воздуха.

Здесь есть акушерское отделение, хирургия, ЭКО-интоксикация. В отдельном 6-м корпусе размещено отделение для особо опасных инфекций.

«Фактически больница строилась по принципу авианосца, где все есть на все случаи жизни. Первая категория электроснабжения, подразумевающая невозможность отключения электроэнергии, несмотря ни на что. Отдельные пищеблоки - для персонала и пациентов, прачечные, стерилизационные, аптека с собственным производством, сложнейшая система вентиляции, специальная система обеззараживания мусорных отходов и даже современные очистные сооружения для защиты города от нас», - говорит главврач.

С гриппом - налево, с чумой - направо

Пока больница не работает на полную мощность, окончательно запустить ее собираются в апреле 2017 года, а в мае - торжественно открыть. Но пациенты уже есть. Первая больная поступила в 18 часов 12 марта. Сейчас на лечении находятся 105 человек, один из них - в интенсивной терапии.

Но и южное отделение - на Миргородской - продолжает работать. Количество инфекционных пациентов постоянно растет, и закрыть «южную» нельзя, но можно реконструировать. Пока окончательного решения не принято, вопрос обсуждается.

На настоящий момент в старых Боткинских бараках лечатся более 1000 человек. Всего городу требуется постоянно не менее 1200 инфекционных коек, причем желательно - в разных частях мегаполиса

На настоящий момент в старых Боткинских бараках лечатся более 1000 человек. Всего городу требуется постоянно не менее 1200 инфекционных коек, причем желательно - в разных частях мегаполиса.

«Мое видение такое: пока новая больница полностью не войдет в строй, отделять ее от страхующей “маточной” площадки нельзя, там есть ряд боксов, которые могут работать и дальше. Пациентов на улицу тоже не выгонишь. У нас как доменная печь - ее нельзя остановить. Старая площадка будет страховать, там будет резерв для второго инфекционного стационара. Конечно, это огромная финансовая нагрузка для города, ожидаем субсидий», - говорит Алексей Яковлев.

По его идее, пока в новом корпусе будут в основном больные с вирусным гепатитом А, ангинами с подозрением на дифтерию, а также нуждающиеся в дифференциальной диагностике. Предположительно, здесь же разместят пациентов с ВИЧ-инфекцией и СПИД, в том числе беременных. Основной поток кишечных инфекций, ОРВИ и грипп пока останутся на Миргородской.

По словам главного врача, распределение пациентов зависит от ситуации в городе, система госпитализации давно отработана. «Нет единственно простого решения. Есть отделение эвакуации больных, связь с приемными покоями, соответствующий расклад на Городской станции скорой помощи. Но бывают и экстремальные ситуации, тогда решают врачи. У нас нет критерия поделить пациентов, есть годами отработанная технология госпитализации», - говорит руководитель Боткинской.

Больница нуждается в персонале. С врачами проблем нет, но нужны медсестры и санитарки. Зарплаты - от 42 и 30 тысяч рублей соответственно. Сейчас медперсонал вообще работает в экстремальных условиях, разрываясь на два стационара - ездят то на юг, то на север

Сейчас больница нуждается в персонале. С врачами проблем нет, но нужны медсестры и санитарки. Зарплаты - от 42 и 30 тысяч рублей соответственно. Сейчас медперсонал вообще работает в экстремальных условиях, разрываясь на два стационара - ездят то на юг, то на север.

«Опыта освоения такого мощного стационара в городе еще нет. Другие подобные новые тысячники осваивались постепенно и непросто, но у нас специфика - инфекционные заболевания. Будем учиться, у нас не стометровка, а марафон», - говорит Алексей Яковлев.

Особую актуальность больница приобретает с учетом роста инфекционных заболеваний, в том числе особо опасных. «Мы ожидаем иностранных гостей из Африки, с Ближнего Востока. Все знают, какие опасные инфекции приходят оттуда. А еще грядет Чемпионат мира по футболу, мы должны быть готовы. Мы - эпидемиологический щит Санкт-Петербурга».

Разумеется, все гладко не будет, подобного опыта действительно еще не было. Чиновники в кулуарах говорят, что руководство Боткинской торопится заявить об открытии стационара, запустив лишь его малый процент. Персонал до сих пор путается в отделениях, подъезды не до конца оборудованы, много проблем со сложнейшей электроникой - электронный микроскоп стоимостью 30 миллионов есть, но «импортозамещенных» запчастей нет. Однако врачи надеются, что «инфекционный авианосец» благополучно выплывет.


Материалы по теме
Комментарии
Опрос
Как Вы проводите свободное время?
Реклама