Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург +15 погода в Петербурге
Доллар 68.63
Евро 77.97
Юань 9.68

Евгений Костюшов: О работе пожарных и расторопности «скорой» нельзя судить по числу вызовов

 Фото: Денис Тарасов/OK-inform Фото: Денис Тарасов/OK-inform О необходимости реформировать систему финансирования здравоохранения в России можно спорить годами, но при этом важно шаг за шагом добиваться перемен. К разряду людей, которые это хорошо понимают и стараются менять ситуацию, относится сегодняшний собеседник ОК-информ, главврач Сертоловской городской больницы Евгений Костюшов

Член Президиума и член Совета Национальной медицинской палаты, заслуженный врач РФ, академик, профессор, доктор медицинских наук, принимающий активное участие в деятельности регионального отделения ОНФ, утверждает: «Как о работе пожарных нельзя судить по числу горящих домов, а о полиции - по числу раскрытых преступлений, так и о расторопности “скорой” - по числу вызовов».

- Вы давно высказываетесь за смену модели финансирования здравоохранения в стране. Какие перемены, на ваш взгляд, особенно принципиальны?

- В развитых странах мира давно делают ставку на бюджетно-государственную систему финансирования здравоохранения. Эта модель финансирования принята, например, в здравоохранении Италии, Испании, Португалии, Великобритании, Финляндии и многих других странах, которые отказались от модели обязательного медицинского страхования. Мы же, как всегда, наступаем на одни и те же грабли. Бюджетно-государственная система более экономичная и легко проверяемая. У нас же прозрачности прохождения средств в системе ОМС мешает обилие страховых организаций. На мой взгляд, девиз ОМС: деньги идут за каждым пролеченным больным - совершенно дикая история. Это, по сути, и создает предпосылки для безобразий - приписок, вызовов «скорой» туда, куда и не надо было ее вызывать.

Я глубоко убежден, что экономика не должна превалировать над нашей профессиональной деятельностью! Кто мне ответит, почему зарплата врача зависит от количества принятых пациентов или тех, кому оказана помощь при ургентных состояниях? Особенно возмущает включение скорой помощи в систему ОМС. Скажите на милость, о каком финансировании по количеству вызовов может идти речь? Как человек, который попал под колеса автомобиля, будет искать свой страховой полис и СНИЛС?! То же - и с экстренной медицинской помощью: разве может количество вызовов быть более важным показателем, нежели число спасенных? На мой взгляд, если количество вызовов скорой помощи незначительно, то это говорит о том, что успешно работает - на профессиональном уровне - амбулаторно-поликлиническое звено.

- Как же быть с фондом ОМС?

- Ничего плохого не было бы в едином Федеральном фонде, имеющем свои представительства в регионах - территориальные фонды. Например, работают же единый Пенсионный фонд и Фонд социального страхования без посредничества каких бы то ни было частных страховых организаций! В системе ОМС страховые организации выполняют роль аутсортинга, некоего банка, через который идут финансовые средства за пролеченных больных, часть из которых оседает непосредственно в страховой организации в соответствии с законодательством! Возникает вопрос: почему Фонд не может финансировать лечебные учреждения России напрямую, без посредников? При этом была бы обеспечена своевременность и прозрачность финансирования.

- А что, по-вашему, следует сделать, для того чтобы исключить системные ошибки?

- Всего-навсего, изменить несколько принципиальных моментов. Прежде всего, продумать систему финансирования здравоохранения таким образом, чтобы она перестала походить на «дракона - глотателя» средств. И еще такой момент: врач должен стать субъектом права, с ним должен заключаться контракт. Не трудовой договор, а именно контракт, потому что многие главврачи сидят на крючке у своих подчиненных. Когда главврач говорит врачу: «Почему работаешь кое-как, почему позволяешь себе заниматься поборами?», ответ, как правило, получают такой: «Не нравится? Завтра же напишу заявление об уходе». И главврач не увольняет, потому что послезавтра вышестоящее руководство обвинит его в том, что он не бережет кадры, «особо ценные» в районных больницах.

- Как изменится ситуация, если врач станет субъектом права?

- Медик в полной мере будет осознавать ответственность, а главврачу не придется становиться Сухомлинским или Макаренко - у него и без того дел хватает. Сейчас много говорят о коррупции - этот вопрос очень болезненный. Взятки в здравоохранении, к сожалению, есть. Это одна сторона медали. А вот другая «сторона медали»: почему пациент дает взятку, неужели не понимает, что это превращается в опасную для него же ситуацию - когда взятка у эскулапа в кармане, то он вполне может потерять к больному интерес.

- Вы были в числе разработчиков 323-го Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который на стадии разработки и принятия вызвал массу споров на стадии разработки…

- Да, активно участвовал в разработке вместе с Леонидом Рошалем, Сергеем Дорофеевым и Натальей Аксеновой от Национальной медицинской палаты. Нами было внесено 404 поправки, а прошло чуть больше ста. «За бортом» остались основные поправки, например, не поддержано было то, что врач должен быть субъектом права.

- Может быть, стоит посмотреть на проблемы здравоохранения еще и с точки зрения поправок в кадровую политику?

- Безусловно. В каждом субъекте РФ есть медицинские вузы, и надо ввести систему госзаказа, позволяющего готовить кадры непосредственно для своего региона. Но только не похожую на ту, которая действовала в СССР, когда врачи, окончившие мединститут в Ленинграде, получали распределение, например, на Дальний Восток. Это глупость. Но каждый регион должен готовить именно для своих медицинских учреждений качественный и количественный состав специалистов, которые обязаны отработать как минимум четыре года за то, что учились за государственный счет.

- Министерство финансов готовит поправки в закон «Об организации страхового дела в РФ», где, в частности, говорится о возможном доступе страховых компаний к врачебной тайне. Что думаете на этот счет?

- Обсуждать вопрос о расширении доступа к врачебной тайне аморально и бессмысленно. Врачебная тайна должна оставаться неприкосновенной, поскольку информация о каких-то заболеваниях человека, оказавшаяся достоянием общественности, может испортить человеку жизнь. Советую тому, кто это предлагает, ознакомиться с постулатами Гиппократа или же предложить отменить банковскую тайну, адвокатскую тайну, нотариальную тайну, но и естественно, военную тайну! На мой взгляд, за этим предложением стоят экономические интересы страховых компаний.

- Тем не менее страховщики поддерживают поправки к закону «Об организации страхового дела в России» и упирают на то, что принятие нового закона сделает рынок более прозрачным и в перспективе может привести к снижению стоимости страховых программ…

- Но, если вспомним, в 2016 году аналогичная инициатива Минфина одобрения не получила, несмотря на аргумент страховщиков, что в мире на личное страхование приходится более 80% случаев мошенничества. Я считаю, что ради страховщиков менять норму о врачебной тайне ни в коем случае нельзя.

Для справки

Согласно 13-й статье федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», к врачебной тайне относятся «сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении». Лицам, которые узнали эти сведения при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, запрещено разглашать их даже после смерти человека.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Екатерина, студентка, 20 лет Планируете ли вы посмотреть фильм «Матильда»?
Комментарии
Яндекс.Метрика