Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ Депутаты попросили губернатора Петербурга 150 Га для кампуса СПбГУ спецпроект
Санкт-Петербург -1 погода в Петербурге
Доллар 58.46
Евро 69.18
Юань 8.88

Александр Абросимов: Не всем нужна инвалидность

 Фото из личного архива А. Абросимова Фото из личного архива А. Абросимова Общая численность инвалидов всех групп в России составляет около 13 млн человек - примерно 8,8% от общего числа населения. Только в Петербурге насчитывается около 645 тысяч инвалидов. Информированность людей в вопросах медико-социальной экспертизы растет, а в собственных правах - не очень. О том, куда обращаться, если у тебя есть вопросы к специалистам Главного городского бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) и что происходит, если человек не согласен с решением экспертов - в очередной беседе корреспондента ОК-информ с главным экспертом Санкт-Петербурга по МСЭ Александром Абросимовым

- Вопросы, которые решает МСЭ, часто непростые, проблемные…

- Не секрет, что в целом ряде случаев мы людей инвалидами не признаем. Когдаони обращаются к нам или в вышестоящие инстанции, чаще всего рассуждают так: если бы я был инвалидом, получал бы более полноценное лечение и реабилитацию, больше было бы возможности отправиться на санаторно-курортное лечение. Но, вероятно, не всем известно, что далеко не всегда надо обязательно быть инвалидом для того, чтобы такие преференции получить. Существует целый ряд нормативных документов, по которым не только граждане, имеющие инвалидность, могут рассчитывать на лечение, реабилитацию, получение льготных лекарств. И, наоборот, что греха таить, не всегда в аптеках найдешь, например, льготное лекарство.

- Насколько связаны обращения со структурой заболеваемости?

- Напрямую. Число онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний связано со старением петербургского населения. Но при этом очевидно, что со временем медицина большими шагами идет вперед. Уже поставлены на поток высокотехнологичные операции, которые раньше выполнялись в единичных случаях: эндопротезирование суставов, кардиология и так далее. С онкологией сложнее, обещанный избавителю человечества от рака золотой памятник пока, к сожалению, остается мечтой, и все же увеличивается список спасенных. Что тут скажешь, если врачи уже без улыбки заговорили о реальности операции по пересадке головы…

- Много ли к вам поступает жалоб?

- Я пришел в это ведомство в 1986 году. Совмещал работу с должностью инспектора, занимался обращениями граждан - по вечерам мы домой уносили полные болоньевые сумки писем. На работе засиживались допоздна, потом тащили бумаги домой и там еще, сколько хватало сил, разбирались.

Сейчас такого нет даже близко - количество вопросов и жалоб уже не то, обращаемость резко упала. Кстати, носит она сезонный характер - летом заявителей, как правило, меньше. А более всего зависит от изменений нормативно-правовой базы: ввели для жителей блокадного Ленинграда вторую пенсию, например, при условии, что человек ее получает по инвалидности, и у нас начался обвал… Появились понятия «технические средства реабилитации», «индивидуальная программа реабилитации» - опять-таки аншлаг. В самые тревожные годы у нас доходило до 250 тысяч экспертиз в год, сейчас за то же время их насчитывается меньше сотни тысяч. Притом сейчас не так много жалоб, в основном - это уточнения, консультации, вопросы.

Те обращения, которые к нам поступают, мы, может быть, несколько искусственно делим на жалобы и заявления. Если человек несогласен с решением, то это все-таки заявление, а если что-то не устроило в процедуре экспертизы, считает некорректным поведение экспертов, то это уже жалоба. Жалобы на нарушение норм этики и деонтологии в сложных случаях мы рассматриваем, в том числе, и с привлечением членов Общественного совета при нашем учреждении. В Совет входят как представители медицинской общественности, так и представители уполномоченных по правам человека, правам ребенка в Санкт-Петербурге, представители общественных организаций инвалидов.

- Значит, все же низка информированность о том, то связано с медико-социальной экспертизой?

- Я бы так не сказал. Информированность людей постепенно растет, регулярно в этом нам помогают СМИ и интернет. В целом ряде случаев уже не требуется разъяснение каких-то элементарных вещей. Постоянно общаются между собой сообщества - блокадников, чернобыльцев и так далее. Люди обмениваются тем, что узнают. Законодательство постоянно меняется, появляются новые позиции, о которых необходимо знать. Не так много осталось в живых граждан ранее крупных льготных категорий: участников Великой Отечественной войны или ленинградцев, работавших тогда в прифронтовой зоне. Но ведь есть и другие льготники, которые подчас все же не знают о том, что им положено. Например, людям, пережившим инфаркт миокарда или операцию на сердце, полагаются бесплатные лекарства на протяжении шести месяцев после выписки из стационара. Да и в целом федеральное законодательство, Социальный кодекс Санкт-Петербурга определяют права не только и не столько инвалидов, как вообще граждан. Информированность людей в вопросах медико-социальной экспертизы растет, а в собственных правах - не очень.

- Что надо сделать для того, чтобы народ знал об этом?

- Мне кажется, достаточно просто выдавать человеку при выписке из больницы или прохождения курса реабилитации в санатории памятку о том, на что он вправе претендовать.

Принцип-то (кстати, не только в нашей стране) действует заявительный. Но знать о том, что у тебя есть выбор - платить или не платить, должен каждый. Поэтому предоставление хотя бы общей информации о правах пациентов необходимо. Другое дело, каким образом следует это делать? Мы работаем с ФСС и Пенсионным фондом, в системе здравоохранения - множество учреждений, персонал которых тоже в силах разъяснять и информировать. Значительной в этом деле может быть роль профессиональных сообществ. Врач скажет: «Вот тебе больничный лист, а вот памятка», человек эти листочки возьмет, а дальше - пригодятся они или нет - его дело. Мы же привыкли к культуре обслуживания в торговых сетях, где вместе со скидочной карточкой тебя снабжают буклетом и какими-нибудь рекламками.

Электронная подпись и бдительная МКФ

- Когда люди обращаются к вам на сайте в интернете, вы не можете это считать официальным обращением…

- Верно, как раз поэтому речь сегодня идет об использовании электронной подписи. Вот-вот окончательно должен стать для Петербурга реальностью способ электронного общения с людьми. Тогда будет проще и нам, и заявителям.

- Чем нам грозит введение Международной классификации функционирования?

- МКФ - не очень страшный зверь, как иные думают. Фактически мы уже по ней работаем. Она ориентирована на европейский подход - некий универсальный язык, позволяет инвалидам свободно перемещаться, пользоваться ТСР. В условиях нашей страны она часто натыкается на социально-экономические проблемы. И все же она, адаптированная к российским условиям, развивает законодательство. В целом внедрение МКФ, стандартов обследования и лечения, классификаций и критериев установления инвалидности существенно повышает уровень ответственности медицинских учреждений.

Характерный пример: на днях я подписывал письмо в городской комитет по здравоохранению с просьбой обратить внимание урологов, оформляющих направления на медико-социальную экспертизу, на то, что в ряде случаев им надо бы тщательнее озаботиться способами лечения пациента, а не писать в заключении: «Стрессовое недержание мочи. Рекомендованы памперсы». Ведь уже пять лет существуют стандарты обследования и лечения в таких случаях, растолкованы методы диагностики и реабилитации больных. Только в том случае, когда весь этот путь пройден и усилия медиков оказываются неэффективными, можно вести речь о необходимых постоянно средствах ухода.

- Что происходит, когда человек не согласен с решением МСЭ?

- Районные комиссии контролируем мы, нас контролирует Федеральное бюро МСЭ в Москве. Кроме того, если настойчивые заявители идут в суд, то нередко суды назначают судебную медико-социальную экспертизу в другом субъекте РФ. Ежегодно таких случаев бывает за сотню. В то же время нам поступают на экспертизу запросы из других регионов. Нынче весной мы разбирались с двумя обращениями с Камчатки, а человек из Новосибирска настаивал на очной экспертизе, прибыл, и мы им занимались, давали свое заключение. Измененных решений Федеральным бюро у нас немного - примерно три в год, но мы каждый раз детально анализируем измененные решения, ведь за решением стоит конкретный человек с его зачастую очень непростыми проблемами.

Материалы по теме
 
Человек города Человек города: Татьяна, программист, 32 года Революция - двигатель прогресса?
Комментарии
Яндекс.Метрика